Текущее время: 25 май 2019, 16:23

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 65 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Бетина Попова (Анна Яновская) - Сергей Мозгов
СообщениеДобавлено: 14 мар 2019, 21:53 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46391
Откуда: Южная Некультурная столица
https://sport24.ru/news/other/2019-03-1 ... -instagram

«На нашу зарплату выжить невозможно. Один раз пришла копейка». Эту фигуристку называют сумасшедшей
Мегаоткровенное интервью самой яркой пары России.

| +
Слезы, боль, маленькие разрывы в баллах — танцы на льду на Универсиаде-2019 стали самым напряженным видом фигурного катанаия.

Здесь победили Бетина Попова и Сергей Мозгов. Это главный успех в карьере российского дуэта. Но они уже запомнились зрителям безбашенными показательными номерами и ярким поведением.

Самые безбашенные русские фигуристы выиграли Универсиаду. Они уникальные


До часу ночи Бетина и Сергей сидели на допинг-контроле, потом поехали отмечать успех. Утром корреспондент Sport24 приехал к ребятам в деревню Универсиады. Мы общались больше часа. Общались бы и дольше, если бы волонтеры не выгнали нас из комнаты для интервью за превышение временного лимита. Но поговорить получилось о многом.

Из этого интервью вы узнаете:
— Сколько зарабатывают фигуристы.
— Как Сергей впечатал Бетину в бортик так, что она могла умереть.
— Согласна ли Бетина с решением отправить Евгению Медведеву на чемпионат мира.
— Почему танцы на льду «разлагают» людей.
— Под какую песню Little Big хотели выступить ребята.
— На что рассчитывает дуэт на Олимпиаде-2022.
— Почему Сергей хотел подраться с красноярским пацанами на турнире по Dota 2.
— Почему они бы не отдали своих детей на фигурное катание.
— И многое другое, просто читайте.


«Олимпиаду Сергей будет выигрывать со мной»
— Как настроение?
Сергей: Отличное. Мы рады, что все это закончилось.
Бетина: Рады, что весь сезон позади и можно спокойно шагать дальше.

— Как вчера отметили победу?
Сергей: Культурно. Пили чай (смеется).
Бетина: Но это он. А я танцевала и орала песни.
Сергей: Съездили в город, потанцевали. Все было спокойно. На неприятности не нарвались.

— Выспались?
(Сергей с сарказмом показывает жестом «О’кей»)
Бетина: Конечно же нет. Мы здесь вообще не высыпаемся. Акклиматизация для нас очень жесткая (разница между Москвой и Красноярском 4 часа. — Sport24).

— Золото Универсиады — главный успех в карьере?
Сергей: Да.
Бетина: Определенно, да.


— Есть градация турниров — чемпионат России, чемпионат Европы, чемпионат мира. Куда в этом списке поставите Универсиаду?
Сергей: Выше, чем чемпионат России. Но ниже, чем Европу.
Бетина: А для меня это как Олимпиада. А в целом — между Европой и Россией.

— Бетина, почему как Олимпиада?
Бетина: Мы уступили своим соперникам (Софья Евдокимова и Егор Базин) на чемпионате России. Старт в Красноярске был для нас неким реваншем. К тому же у меня была травма.

А еще я первый раз на таком масштабном турнире. Сергей-то был уже на Юношеских играх и выиграл их! С другой девчонкой, правда. Но ничего, взрослую Олимпиаду он уже будет со мной выигрывать. Возможности что-то завоевать с третьей партнершей у него не будет.


«Нас уничтожали и унижали в турнире по Dota 2, захотелось подраться с этими ребятами»
— Самое крутое впечатление от Красноярска?
Бетина: Мы с ребятами ездили на Красноярское море (водохранилище на Енисее. — Sport24).
Сергей: Все было очень круто, но лично мне было странно смотреть на здание около «Платинум Арены», которое полностью построено, но не заселено. И внутри подсветка. Это выглядело красиво, но странно.
Бетина: Даже немножко жутковато. Пустой прозрачный дом, который светится изнутри. Криповая вещь.

— Что произошло на турнире по Dota 2? Красноярские парни приехали и уничтожили вас?
Сергей: Организаторы планировали, что будет много участников. Думали, что будет большое мероприятие. Но, учитывая, что его реклама — листовочка в лифте, наклеенная за день до турнира, рассчитывать на это было сложно.
Бетина: Да и иностранцы побоялись играть.
Сергей: Даже если так, но все равно объявлять об этом надо было не за день до начала. В итоге пришли мы — четыре фигуриста, к нам подсадили пятого волонтера. Привезли две команды, одна из которых — лучшая в городе. Она нас за 15 минут и уничтожила.
Бетина: Но ведь мы за вас болели — сразу три человека.
Сергей: Были ведущие! Выходили дети и танцевали хип-хоп, был косплей в каких-то костюмах. А зал пустой!
Бетина: Как это пустой?! За вас вообще-то болели три человека.
Сергей: Которые ушли во время нашей игры…

— Поняли, что ваша команда без шансов проигрывает и сделали вид, что они не с вами?
Бетина: Нет! Мы посмотрели их победный матч, поздравили. А потом решили, что они лучшие и справятся без нас.

— Писали гадости?
Сергей: Конечно. Что-то вроде: «Вот так я играю ногами».
Бетина: Надо было ответить: «Э, давай на каток выйдем и там поговорим».
Сергей: Вообще, в какой-то момент возникло желание драться.


«Пападакис и Сизерон пять лет делают одно и то же. Кому это нужно?»
— Сергей, в Kiss and Cry ты делаешь жест, похожий на танец Коляна из «Реальных пацанов». Фанат сериала?
Сергей: Ха-ха, нет! Это я пытался показывать сердце.

— А мы в редакции подумали, что это пасадобль…
Бетина и Сергей (хором): Когда хотел показать сердечко, но получился пасадобль (громко смеются).

— Хотел бы его в ритм-танец?
Бетина: А он уже был!

— Тогда какой хотите?
Сергей: Да мы никакой не хотим (улыбается). Из года в год выбирается какая-то дичь — назовем это так. Каким бы удобным ни был обязательный танец, ISU сделает отвратительные моменты для повышения уровня — ки-поинты, и он будет отвратительно тяжелым.

— Сложно непосвященному человеку говорить про танцы. Бетина уже рассказывала в одном из интервью, что танцы на льду трудны для восприятия.
Бетина: Да. Зритель смотрит и не понимает, почему эти выше, а эти ниже. У парников понятно: бросил и не поймал — наверное, это плохо.
Сергей: А у нас не особо понятно. Вроде покрутились, вроде что-то ногами сделали. И что?


— Хорошо, как тогда понять, почему французы Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон постоянно выигрывают? Чем они отличаются от других?
Сергей: Они катаются безумно круто в плане мягкости, скатанности. Насчет чистоты — момент достаточно спорный. Первые два сезона у них был эффект «вау». А сейчас они…
Бетина: Просто идут по накатанной.
Сергей: Они не меняют свой стиль. Они такие же нежные, страдающие. Многим это нравится. Но лично мне не нравится, когда пара не развивается, а держится в одной своей колее.
Бетина: Для меня непонятно, когда люди пять лет делают одну и ту же поддержку. Или исполняют один и тот же элемент и в произвольной, и в короткой программах. Зачем тогда вы катаетесь, если не делаете ничего нового? Для чего каждый день приходить на тренировки и убиваться?

Окей, когда судьи говорят: «Нет, это — точно нет». И тебе приходится в спешном порядке что-то вставлять в программу. Но когда ты заведомо используешь старые поддержки, у меня возникает вопрос: «Зачем?» Да, ты это будешь делать хорошо, потому что ты это делаешь уже пять лет. Но кому это нужно?

— Если танцы — достаточно субъективный вид фигурного катания, то как пробиться новичкам в топ? Им будет тяжело, даже если они классные?
Сергей: Эффект «вау» встречается редко. Он был у Пападакис и Сизерона, а также у Никиты Кацалапова и Елены Ильиных, когда они из юниоров перешли в мастера. А так, все обычно по чуть-чуть ползут вверх.


«Хотели выступить под Skibidi, но побоялись, что красноярская публика нас не поймет»
— Как вы придумываете номера на показательные?

Бетина: Этот процесс никак не организован. Это посыл откуда-то сверху в наши головы. Мы понимаем, что у нас скоро будут показательные и нужно что-то готовить.
Сергей: Либо что-то популярное, либо забавное, либо интересное. Была одна идея на Универсиаду, но мы просто не успели подготовиться.
Бетина: Номер останется на следующий сезон. Это будет просто огнище.

— Ого. Трейлер уже есть.
Бетина: Но это только в следующем году. Нам нужно еще попасть в показательные, поэтому придется хорошо кататься.

— До Универсиады вы показывали рейнджеров, полицейского с преступником и невесту с пьяным женихом. Какой из них лично вам понравился больше?
Сергей: Невеста! Я там изображал самого себя (смеется).
Бетина: А мне нравятся все. Это же наши детища, наши творения. Как я могу их не любить всех?


— На это же нужно много времени. Насколько это мешает тренировкам?
Сергей: Мы не готовимся к этому на тренировках.
Бетина: На занятиях мы очень ограничены во времени. Пока мы на льду, нам нужно отрабатывать свои спортивные программы. Поэтому все показательные мы отрабатываем на полу. К сожалению, у нас нет возможности работать над этим заранее на льду. Если в следующем сезоне его будет больше и в целом условия станут лучше — это будет замечательно.
Сергей: Но мы все равно не будем отрабатывать показательные.
Бетина: Да, больше будем отрабатывать спортивные программы.

— Подождите, а как вы репетируете программы?
Сергей: Придумываем на полу.
Бетина: И с чистого листа катаем.

— В Красноярске был показательный номер, который еще не катали на льду?
Сергей: Да. Ни разу не катали.
Бетина: Я вообще неделю не каталась до Красноярска.


— Не тяжело было кататься в костюмах рейнджеров?
Сергей: Это был самый ад! Потому что до выступления мы не пробовали кататься в этих костюмах.
Бетина: Еще у нас были маски, в которых ничего не видно.
Сергей: Отверстие для обзора очень маленькое! И костюмы очень скользкие, Бетина с меня просто скатывалась. Если рассматривать показательные технически, это было ужасно. Мы упали везде, где только можно. Ты ничего не видишь, тебе сложно дышать.

— С другими проблем не было?
Сергей: Да, мы поняли, что можем кататься в любой одежде. Хоть без нее!
Бетина: После рейнджеров я уверена, что мы откатаем в чем угодно. Хоть в надувном костюме динозавра T-REX.

— Были ли идеи, которые нельзя было осуществить из-за рамок цензуры?
Сергей: Конечно.
Бетина: Очень много идей.
Сергей: Изначально мы хотели привезти сюда показательный под музыку Little Big Skibidi wap-pa-pa. Но мы немножечко не понимаем, как это реализовать.
Бетина: И вообще не понимаем, готова ли к этому красноярская публика.
Сергей: Плюс есть ограничения на матерные слова и провокационные тексты.

— А какие песни с матерными словами рассматривали? «Ленинград»?
Бетина: Мы очень много песен рассматриваем. И «Ленинград» в том числе. Чуть ли не Фэйса слушали.

— Болельщики предлагают варианты песен в социальных сетях?
Бетина: Да. Мы все записываем, рассматриваем.

— А были прям бредовые идеи?
Бетина: Да.

— Например?
Сергей: Закончить со спортом (смеется).
Бетина: Это хорошая идея… Что касается идей с музыкой… Вот я сейчас скажу, человек увидит это интервью и обидится. Ребята, все идеи хороши!

— Бетина, ты выкладывала в инстаграм достаточно откровенные фото. Часто стали писать фанаты после них?
Бетина: Фанаты чего? Фигурного катания? (смеется) Конечно, стали писать. Но, думаю, любой девушке после такого часто пишут в инстаграме. Это нормально.


«Мои колени — расчлененка. Кожа покидает ногу, а мясо елозится по льду»
— Как пройдет остаток сезона?
Сергей: Мы вернемся в Москву и начнем бегать по врачам. Времени на подготовку к следующему сезону у нас не так много, поэтому нужно по-быстренькому восстановиться.
Бетина: А мне сейчас необходимо по-быстренькому сделать операцию — порезать, зашить ногу и ставить новую программу.

— Бетина, у тебя вчера после проката было разбито колено. Часто такое происходит?
Бетина: Каждый старт. Мои колени — это просто расчлененка. На короткой программе у меня обычно страдает левое колено, на произвольной — правое.

— То есть ты выходишь на старт и понимаешь, что через пять минут у тебя будет разбитое колено?
Бетина: Да. Именно так. Я понимаю, что моя кожа сейчас покинет мои колени, останется мясо и оно будет елозится по льду, раскрашивая всю ногу в красный цвет. Это прекрасные ощущения, когда ты понимаешь, что тебе сейчас надо выйти на каток и побиться коленом 15 раз.

— Не страшно?
Бетина: Очень страшно! Но ничего не поделаешь. Красота требует жертв. У меня есть элемент, где я с высоты роста Сергея приземляюсь на колено. Именно оно первым касается льда — не ботинок и не лезвие.
Сергей: Я пытаюсь как-то ее останавливать.
Бетина: Не особо это помогает, конечно…

«Сергей впечатал меня в борт как рестлер»
— Сергей, а ты ронял Бетину?
Сергей: Да.
Бетина: У меня даже были видосы в инстаграме, где я плашмя падаю с поддержек.

— Что каждый из вас чувствует в этот момент?
Бетина: Отчаяние, боль и страдание.
Сергей: Страх от того, что ушатал партнершу.
Бетина: Но такое происходит очень редко. Мы скорее упадем вместе. Но был один страшный случай на одном из шоу. Там каток меньше, чем обычный…
Сергей: Мы заходили на поддержку. Я ехал спиной, Бетина сидела у меня на плечах, и я не увидел борт.
Бетина: Он меня всадил в деревянный борт прям как в рестлинге: голова внизу, а ноги наверху. Хорошо, что у меня был парик. Мне кажется, что за счет него я вообще сейчас жива.

— Какие последствия?
Бетина: Сотрясение мозга. Именно поэтому тут все не очень хорошо (показывает на голову).


«Сделал первую татуировку за 60 тысяч. Сейчас у меня таких денег нет»
— Сергей, ты сказал, что победил бы в конкурсе татуировок. Чем они уникальны?
Сергей: Все началось в 18 лет. Я сделал первое тату, как у отца. И дальше понеслась душа в рай. Какие-то со смыслом, какие-то друзья сделали, какие-то просто красиво смотрятся, как мне казалось. Сейчас у меня их 12.
Бетина: Его лучшая татуировка — та, которую не видно. Покажи пальчик!
(Мозгов показывает кулак)
Сергей: Она сделана белой краской и видна только в ультрафиолете. Это бесплатно (показывает изображение Смерти с косой) на руке.
Бетина: Моя любимая.
Сергей: А это должна была быть спичка, но получился сперматозоид. Все остальные более-менее. Должен был быть еще рукав полноценный, но мой мастер уехал за границу.
Бетина: И деньги закончились.

— Это дорогое удовольствие?

Сергей: За свою первую татуировку я отдал 60 тысяч рублей.


— Ого. Она большая?
Сергей: На плечо.
Бетина: Хорошо, когда у тебя есть 60 тысяч.
Сергей: Тогда у меня были 60 тысяч, сейчас у меня 60 тысяч нет. Вообще мне нравится большинство моих татуировок. Правда Бетина говорит, что они уродливые. Но мне все нравятся. Кроме сперматозоида.

«На зарплату фигуриста выжить невозможно. Однажды мне пришла одна копейка»
— Как зарабатывать фигуристу, который не в топе и без кучи рекламных контрактов?
Сергей: У нас и нет кучи контрактов.
Бетина: Подкатывать.
Сергей: Работать с детьми.
Бетина: Потому что на нашу зарплату выжить просто невозможно.
Сергей: Возможно, но в другом регионе, где все менее затратно. Не в Москве. На нашу зарплату трудно существовать.

— Слышал, что она около 30 тысяч рублей.
Сергей: Ну, с натяжкой.
Бетина: 30 тысяч — это удачный месяц.

— А она разве не фиксированная?
Сергей: Была ситуация, что мне однажды пришла зарплата размером в одну копейку.
Бетина: У нас даже был скриншот этой транзакции. Но самое обидное, что мне вообще ничего не пришло! Даже копейку не прислали!
Сергей: У меня был еще один забавный случай. Когда я был чемпионом мира среди юниоров еще с другой партнершей (Анной Яновской. — Sport24) у меня была хорошая зарплата — 120 тысяч в месяц.
Бетина: (грустным голосом) У меня такого никогда не было.
Сергей: Было очень круто, я накопил на ремонт, сделал его в квартире. Но в это же время со мной выступал парник Максим Мирошкин. Он тоже был чемпионом мира, но почему-то получал на сто тысяч больше, чем я… Хотя примерно одни и те же регалии… Как?! Непонятненько.


— А кто определял зарплату?
— Зарплата идет от федерации, от школы, от министерства.

— Можно еще зарабатывать на шоу. В новогодние праздники вы катались на Патриарших прудах.
Бетина: Это было бесплатно.
Сергей: В шоу можно участвовать, но это отнимает много времени.
Бетина: Мы не можем себе позволить ночные репетиции.
Сергей: У нас тренировочный процесс — подготовка к чемпионату России, к Универсиаде. А так, конечно, нам бы хотелось участвовать в шоу, потому что там можно нормально зарабатывать.

«На одном из турниров нам подарили пару ботинок. Одну на двоих»
— Ваши родители много на вас потратили, когда вы еще не были в сборной?
Сергей: Мои — кучу.
Бетина: И мои.
Сергей: Мои родители и в Америку меня возили на три месяца, потратив почти все. Конечно, не было бешеных историй, когда приходилось продавать квартиры. У меня не особо богатая семья, и все детство было потрачено на фигурное катание. Например, у меня было не так много игрушек, особо не получалось съездить в отпуск. Но зато фигурное катание. Одни коньки сейчас стоят тысяч 60. Но мы, слава богу, сейчас их не покупаем. Потому что выдает федерация.
Бетина: И потому что мы на турнире в Риге победили!
Сергей: Да, мы победили на турнире Volvo Cup, и нам в подарок дали пару ботинок. Одну на двоих.

— Как вообще с подарками на турнирах, которые ниже уровнем, чем серия Гран-при?
Сергей: Могут подарить чехол для костюма. Зонтики дарят иногда.
Бетина: (грустным голосом) Мне не дарили.
Сергей: Я всегда мечтал попасть на турнир Nesquik Cup. Там дают огромный пакет «Несквика» в подарок.
Бетина: Помню, как после победы в одиночном катании мне дали три огромных мешка «Несквика» в подарок, еще плюшевые игрушки. И ты, маленький ребенок, едешь назад в поезде со всем этим. Конечно, это не стоит тех денег, которые ты потратил на билеты и на взнос.
Сергей: Но для ребенка это счастье.


«Тренируем одно, а на соревнованиях Бетина делает другое. В первый год это был ад»
— Бетина, почему ты перешла из одиночного катания в танцы?
Бетина: Потому что я была отвратительной одиночницей. Я падала, плакала и не хотела тренироваться. А когда включали музыку, я ездила, начинала танцевать. Когда мой бывший тренер Ксения Геннадьевна Румянцева пришла в ЦСКА искать партнершу для одного своего мальчика, который там катался, она увидела меня. Я начала выступление, забыла всю программу, упала три раза, и она поняла, что этой девочке суждено танцевать.

— Тройные умела прыгать?
Бетина: Да, я прыгала тройной сальхов. Однажды на соревнованиях упала с него и забыла всю программу. И начала импровизировать.

— Ого. Такое возможно?
Сергей: Конечно, даже в танцах на льду бывает такое. Вот взять хотя бы Бетину. Придумать что-то новенькое во время проката? Изи!

— Когда в последний раз такое было?
Бетина: Вчера (в произвольном танце Универсиады. — Sport24).

— А в чем вчера были косячки?
Сергей: Я два раза почти упал: в начале программы у меня нога уехала, и на выходе из твиззла я решил подупасть. Бетина же решила после блока придумать и сделать новый выход с новыми руками.
Бетина: Мне стало скучно, и я потянулась к судьям.
Сергей: Я к этому уже привык. Но в первый сезон это был ад. Тренируем одно, а на соревнованиях она начинает делать другое.
Бетина: Когда я вхожу в кураж на турнирах — меня не остановить.
Сергей: Это кошмар.
Бетина: Но он привык. На одном из стартов Сергей даже завелся и тоже начал делать что-то свое. И я подумала: «Крутяк! Мы на одной волне!»


«Мама выжимает из юного фигуриста все, пока он не умрет. Я бы выбрала детство»
— Расскажите подробнее про подкатки.
Сергей: Ты размещаешь объявление на специальном форуме о том, что можешь поработать со спортсменами определенного возраста. Одиночники пишут, что могут помочь с прыжками, парники — с поддержками, мы — с постановкой скольжения и постановкой программ. Тебе пишут, вы договариваетесь. Идете на каток с массовым катанием, и тебе платят за твою работу.
Бетина: Это востребовано. Мамы в спорте хотят выжать из пятилетнего ребенка все, пока он не умрет.

— Как вы к этому относитесь?
Бетина: Я бы не отдала своего ребенка на фигурное катание никогда в жизни.
Сергей: И я. Работал с одной девочкой, она шла на тренировку в семь утра до школы, приходила на каток после школы. И вечером у нее еще одна подкатка с другим тренером.
Бетина: И это нормальное расписание для всех юных фигуристов. Я так же росла. Честно скажу, я бы выбрала детство.
Сергей: Потому что его у нас не было как такового.

— Даже несмотря на то, что вы сейчас в сборной России и выиграли Универсиаду?
Сергей: Спорно.
Бетина: Никогда не знаешь, что лучше. Это все догадки. Но своему ребенку я бы не хотела такого детства. Возможно, я бы отдала его в спорт, но не стала бы мучить таким количеством подкаток.
Сергей: Я бы отдал в другой вид спорта. Возможно, любительский. Потому что спорт не лечит, спорт калечит. А для поддержания здоровья можно просто ходить на какую-нибудь секцию.
Бетина: Ведь быть спортсменом еще тяжело и психологически.
Сергей: И ничему хорошему там не научат.
Бетина: Да, я пришла в 12 лет из одиночного в танцы…
Сергей: И начала понимать мужчин!
Бетина: Хорошая цитата. Это я так сказала в одном из интервью.


— В 12 лет понимать мужчин неплохо.
Бетина: Но я хотела сказать про другое. В первый же день в танцах я выучила все матерные слова. Абсолютно все.

— То есть до 12 ты их не знала?
Бетина: Не знала. Меня мама возила на каток, я там уроки делала. Потом пришла в танцы, встала в пару с мальчиком, в первый же день выслушала, кто я и что я, куда и как. И потом: «Ага!» (щелкает пальцем). Вот что значили все эти слова!
Сергей: Мои друзья тоже мне говорили, что когда я перешел из одиночников в танцоры, я стал много материться.
Бетина: Танцы, они разлагают.

— Вернемся к подкаткам. Вот я парень, мне 25 лет. Хочу улучшить навык катания на коньках. Сколько будет стоить у тебя, Сергей, позаниматься, часик?
Сергей: 2 — 2,5 тысяч рублей. Для любителей такой ценник. У меня была ученица, которая стала чемпионкой мира среди любителей. Занимались с ней два года. Но есть и те, которые никогда не катались и просто хотят научиться.

Однако сейчас очень много спортсменов, которые закончили с фигурным катанием и просекли эту фишку. У них больше свободного времени, и, возможно, они берут меньше денег. Но сейчас у меня клиентуры ноль.

— Уважаемые читатели, записывайтесь к Сергею Мозгову!


«На ЧМ должна ехать Туктамышева. Но я не тренерский совет. Я Бетина»
— Бетина, расскажи о своей дружбе с Лизой Туктамышевой?
Бетина: Мы достаточно близки. Насколько это возможно. Ближе уже никак невозможно. Мы прям лучшие подружки, и поведение у нас очень неформальное, когда мы встречаемся. Это уже на грани неадекватности.

— То есть вы творите дичь?
Бетина: Полнейшую!

— Например?
Бетина: Сразу взять и сказать сложно. Проблема в том, что я не считаю это дичью. Для меня это нормально. А Сергей говорит, что я чокнутая.
Сергей: Да не чокнутая. Просто слегка это… Того…

Подруга Туктамышевой сходит с ума. Она катается лучше, чем убирается дома

— Видела конкурс мемов с Елизаветой?
Бетина: Да, конечно. Я второй судья. Второй нелегальный судья.

— Какие шутки понравились больше всех?
Бетина: Я в восторге от всех. Захожу на страницу конкурса и умираю со всех этих картинок. Это просто нечто! Лиза и так сама по себе смешная. А тут еще шутки про бойфренда Туктамышевой и герлфренд Лазукина…


— Эта тема смешит больше других?
Бетина: Если честно, это настолько уже достало и въелось, что шутки стали просто легендарными.

— Сама Лиза на это не обижается?
Бетина: Нет, Лизу обидеть достаточно сложно. Вот не отправить ее на чемпионат мира — вот это да. Так можно ее обидеть.

— Что думаешь по поводу ситуации с составом на чемпионат мира у одиночниц?
Бетина: Нехорошо так делать. Надо отправлять Лизу. Но я же не тренерский совет. Я Бетина и повлиять на это никак не могу.
Сергей: Бетина — судья по мемам.
Бетина: Судить мемы — все, что я могу делать (смеется). Девочка была третьей в финале Гран-при. И это достаточно серьезный результат. В России не так много фигуристок, которые могут похвастаться такими результатами в этом сезоне и стабильным катанием, как у Лизы.

Вообще, все наши девочки молодцы. У нас просто сумасшедшая армия одиночниц… Убийцы. Дай бог, что все получилось у тех, кого отправляют в Японию.

«Планы на остаток карьеры? Покататься на инвалидной коляске»
— Планы на остаток карьеры?
Сергей: Покататься на инвалидной коляске.
Бетина: Потому что с нашими травмами мы многое не вытянем. Но, что можем тянуть — мы будем тянуть.


— На сколько сезонов рассчитываете?
Бетина: Олимпийский цикл точно.

— Долгосрочная цель — отобраться на Игры в Пекин?
Бетина: В Пхенчхане мы были запасными. На следующую Олимпиаду, разумеется, хочется уже ехать. И ехать не просто погулять, а что-то уже показывать.
Сергей: Может быть, даже какую-нибудь медальку… Возможно все. Лед скользкий. Было бы приятно забраться на подиум.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Бетина Попова (Анна Яновская) - Сергей Мозгов
СообщениеДобавлено: 18 апр 2019, 13:50 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46391
Откуда: Южная Некультурная столица
https://www.sport-express.ru/figure-ska ... a-1535957/

"В фигурном катании есть тренд на раздевание". Интервью самых веселых фигуристов России
Танцоры Бетина Попова и Сергей Мозгов – о Туктамышевой, Загитовой, Медведевой, Кокорине, Мамаеве и сумасшедших родителях.

| +
Бетина Попова
Родилась 2 ноября 1996 года во Владивостоке.
Сергей Мозгов
Родился 10 марта 1995 года в Москве
В паре с Анной Яновской выиграл юниорский чемпионат мира-2015 и финал юниорского "Гран-при"-2015.
Вместе выступают с 2016 года.
Чемпионы Универсиады-2019 в Красноярске. Серебряные призеры финала Кубка России-2016/17.

Туктамышева
– Командный чемпионат мира завершился блистательным прокатом вашей подруги Елизаветы Туктамышевой. Смотрели?

Попова: – Да, конечно! Для этого даже пришлось выйти с экзамена по экономике, который я сдавала. Лиза большой молодец, смогла собраться в конце сезона и выдать такой прокат – яркий, эмоциональный. Я всегда люблю смотреть, как она катается.

– Так и сказали, что нужно выйти посмотреть фигурное катание?

Попова: – Сказала, что по личным причинам. (смеется)

– Командный чемпионат мира – это больше шоу или все же ответственный серьезный турнир?

Мозгов: – Больше шоу, конечно. Хотя какая-то ответственность тоже есть.

Попова: – Конечно, шоу. Это видно даже по тому, что там творится в зоне kiss-and-cry. На серьезных турнирах представить себе такое невозможно.

– Вы говорили, что на чемпионат мира должна была ехать Туктамышева. Этот прокат только утвердил вас в этом мнении?

Попова: – Конечно! Как по мне, Лиза должна ездить на все турниры (смеется).

– Что-нибудь писали ей перед турниром?

Попова: – Конечно, я пишу Лизе – что нравится, что не нравится, если, на мой взгляд, неправильные оценки ей поставили, то негодую. Но перед самим стартом лучше не беспокоить, дать человеку собраться.

– А вообще, у вас много друзей в фигурном катании?

Мозгов: – У меня нет, разве только Денис Ходыкин и Кирилл Алешин, но фигурное катание мы с ними стараемся не обсуждать.

– То есть дружба и спорт не очень совместимы?

Мозгов: – Пожалуй, да. С ребятами из других видов спорта – легко, да даже из другого вида фигурного катания.

Попова: – Да, с одиночниками общаться легче, чем с танцорами – все равно мы остается соперниками. Хотя я с детства дружу с Соней Евдокимовой и Егором Базиным – и ничего.

Шоу
– В этом сезоне настоящий бум интереса к фигурному катанию, но связан он первую очередь с выступлениями девушек. Не обидно за ваш вид?

Попова: – Наши девушки постоянно побеждают на чемпионатах мира и Олимпиадах. У танцоров таких результатов не было, только в этом году получилось взять медаль. Так что все логично.

– У вас очень яркие показательные номера, которые активно обсуждают. Может, с их помощью получится поднять интерес к танцам?

Мозгов: – Да, так и есть. Это те же самые шоу, которые сейчас очень популярны.

– Вас, кстати, в шоу часто зовут?

Попова: – Не так часто, хотелось бы побольше. Все-таки это хорошая возможность заработать. Но нам как действующим спортсменам тяжело вписаться в график, а нужно же еще и отрепетировать номер для шоу. Правда, этой зимой получилось поучаствовать в двух проектах.

– В каких?

Мозгов: – "Фиксики" и "Щелкунчик". В "Фиксиках" мы играли группу поддержки, а в "Щелкунчике" изображали китайцев.

Попова: – Да, и влетели там в борт после поддержки. Шоу было на улице, на открытом маленьком катке, шел снег, ничего не было видно. Но нам понравилось.

Мозгов: – Да, можно делать то, что запрещено на соревнованиях – такой вот бонус.


– А многое бы хотели поменять в правилах?

Попова: – Да много чего. Твиззлы, вращения, поддержки. Хочется больше свободы во всем. Сейчас, когда ты выходишь за рамки, то не получаешь необходимый уровень сложности. Красиво, здорово, но в плане оценок – извини. Да, правила каждый год смягчают, но еще есть куда двигаться.

Сумасшедшие родители
– Вы говорили, что для того, чтобы подзаработать, вам приходится делать подкатки для детей. Сложно?

Попова: – У Сергея есть талант к этому, а вот мне сложнее. Я перфекционист, мне хочется, чтобы дети все сразу делали правильно, и если этого не происходит, начинаю выходить из себя. Хотя каким-то родителям это нравится – мол, это значит, что мне не все равно.

Мозгов: – Я стараюсь найти свой подход к каждому ребенку. Не всех же нужно бить, как Бетину (смеется).

– Часто встречаются сумасшедшие родители, ради карьеры ребенка готовые на все?

Попова: – Да в фигурном катании они кругом. Конечно, есть и адекватные, но сумасшедших очень много. Иногда кажется, что им плевать на ребенка, люди хотят удовлетворить собственные амбиции. Ребенок уставший, плачет, а мама его тащит на еще одну тренировку.

Мозгов: – Бывает, у ребенка просто нет предрасположенности к фигурному катанию, но на него все равно продолжают давить.

– Приходилось отговаривать?

Мозгов: – Иногда советуешь попробовать в другом виде – например, в паре. У нас же как – не получилось в одиночке, идешь в пару, не получилось там – идешь в танцы. И понимаешь, что попал в самый сложный вид (улыбается).

– А как было с вашими родителями?

Попова: – Я увидела катающихся девочек в красивых платьишках и захотела такое же. А мама решила, что я хочу заниматься фигурным катанием (смеется). А если серьезно, отдавали меня в оздоровительных целях, раз в неделю покататься. Потом уже начало получаться, да и самой, к моему ужасу, понравилось. И закрутилось. Конечно, мама и папа вкладывали и деньги, и силы. И на тренировки в субботу возили в пять утра, и уговаривали.

Мозгов: – А у меня семья спортивная, мама с папой пловцы. Меня хотели отдать в плавание, но оказалось, что у меня аллергия на хлорку. Потом захотели отвести на гимнастику, но там им показалось, что там очень жестоко обращаются с детьми. А фигурное катание – бабушка меня водила на стадион Юных пионеров, просто ходили по кругу. А я на четвереньках заполз на каток, и так больше и не выполз (улыбается). Так бабушка положила на это все свое время.

– То есть если кто-то из взрослых не готов вот так впрячься, шансов у ребенка нет?

Попова: – Взрослый нужен в любом случае, особенно в нашем мире, где все стоит денег. Не может ребенок просто приходить и кататься. Возможно, попадется тренер, который будет его вести и поддерживать.

– Реально ли отбить все вложения и выйти в плюс?

Попова: – По-разному. Думаю, девчонки-одиночницы, которые получают хорошие призовые, все уже отбили. В нашем случае, как и у большинства фигуристов, думаю, что нет.

Мозгов: – Те, у кого не сложилась спортивная карьера, могут отбить все на шоу и подкатками. Из тех, кто пробился на более менее серьезный уровень, отбить могут только единицы – те, кто на вершине.

Аморальность и сексуальность
– У вас у обоих яркие Инстаграмы. Не предлагали на этом заработать?

Мозгов: – Мне однажды предложили рекламировать мужскую кашу (смеется). Я попросил прислать мне состав, оказалось, что у меня аллергия почти на все компоненты и я отказался.

Попова: – Мне предлагали прорекламировать линию нижнего белья. Но так как меня и так ругают за аморальность, пришлось отказаться (улыбается). Мне-то все равно, но дело в том, что я не просто обычный человек, а публичная личность, на меня подписаны дети, болельщики, поэтому не могу выкладывать все, что бы мне хотелось.


– В этом сезоне нападки были и на Елизавету Туктамышеву, хотя сексуальность могла бы привлечь в фигурное катание дополнительную аудиторию.

Попова: – Да, притом что мы говорим о сексуальности не 15-летних девочек, а уже взрослых сложившихся женщин, таких как Лиза. Это могло бы продвигать фигурное катание. Но у нас считается, что спортсмен должен быть идеалом, а сексуальность – это когда ты из плоти и крови.

– У вас даже был спор с Анной Погорилой по этому поводу.

Попова: – Да мы не спорили, я вообще не ей отвечала.

– Притом что Туктамышева далеко не первая, кто разделась на льду.

Попова: – Просто сейчас, когда есть соцсети, все мгновенно разлетается и все начинают это обсуждать. Раньше просто чисто технически не было таких возможностей.

– Возможен ли в будущем тренд на раздевание в фигурном катании?

Попова: – Так он уже сейчас есть. На чемпионате России раздевались, кажется, вообще все (улыбается). Но в фигурном катании так откровенные костюмы – у девушек короткие юбки, в танцах латину все катают с голыми животами.


Универсиада
– Главный момент сезона для вас – победа на Универсиаде. После нее вам даже пришла поздравительная телеграмма от президента РФ.

Мозгов: – Если точно, то не нам, а нашему тренеру. Потом ходили на встречу с президентом, получили памятные призы. Было приятно.

– В этот момент есть ощущение, что все было не зря?

Попова: – В этот момент – нет. На пьедестале – да.


– На Универсиаде была громкая история, когда у вас, Бетина, было окровавлено колено после произвольного танца.

Попова: – На самом деле колено – не самая страшная история. Я его каждый раз царапаю, лед же неровный, а я в тоненьких колготочках. А в некоторых элементах, чтобы получить высший уровень сложности, нужно встать на колено. Так что тут все логично. Но была и другая травма, которая, к счастью, уже позади.


– Универсиада – что это вообще была за история?

Мозгов: – У нас было сложное расписание, мы не были ни на открытии, ни на закрытии. Получилось посетить только одни соревнования другого вида – хафпайп в сноуборде.

Попова: – Но было весело, атмосфера отличная.

– Много говорилось о спортивном уровне Универсиады. В фигурном катании состав был сильный, нет вопросов, но во многих других видах казалось, что российские профи уничтожают бедных студентов. У вас какие ощущения?

Мозгов: – В той же Америке есть обычные школы и колледжи, при них есть секции. У нас же, по сути, профессиональные ДЮСШ. Так что можно согласиться, что у нас были более подготовленные спортсмены.

Попова: – У нас другое отношение к спорту со стороны государства.

– Вы студенты. Как у вас с учебой?

Попова: – Я заочно учусь в ГИТИСе на балетмейстера, как раз сейчас сдавала экзамен по экономике. Тяжело! (смеется) Сессия идет месяц, и в течении него я бегаю с катка на лекции, потом ночью готовлю задания, потом опять на каток. Весной еще ничего, а осенью это совпадает с соревновательным периодом – вот тогда безумно тяжело. Но что делать, знания хочется получать.

Мозгов: – Я учусь на первом курсе магистратуры МГПУ ИЕСТ, но посещать занятия категорически не получается. Был там всего три раза. Но мне помогают, что-то закрывают за меня, иногда удаленно присылаю что-то, иногда бабушка ездит (улыбается).

Допинг
– Недавно за допинг была дисквалифицирована фигуристка Анастасия Шакун, случайно выпившая фурасемид. В биатлоне три наших спортсмена находятся под угрозой дисквалификации из-за того, что пропустили допинг-тесты. Много ли времени занимает заполнение системы АДАМС и насколько это тяжело?

Попова: – Это уже привычка. Когда покупаешь лекарство, смотришь состав, хотя и так знаешь, что запрещено, а что разрешено. Есть приложения, где все это можно проверить. Плюс я не пью воду из открытых бутылок.

Мозгов: – АДАМС в нашей паре заполнял я, хотя сейчас мы в системе не состоим. Заполнять нужно раз в квартал на три месяца вперед. Прямо по часам – где ты будешь, куда поедешь и так далее. Можно поменять данные, но лучше этого не делать – программа работает плохо, все это долго и муторно.

– То есть внеплановая поездка – это проблема?

Мозгов: – Нет, не проблема, можно все внести, но это трудно.

– То есть все эти случаи – разгильдяйство или излишняя жесткость системы?

Мозгов: – Разгильдяйство.

Попова: – Конечно, разгильдяйство. Когда ты выступаешь на таком уровне, то можно проследить за тем, что ты кушаешь, пьешь и какие таблетки принимаешь.

– Алина Загитова постоянно попадает во всякие истории во время допинг-тестов. Последняя была на чемпионате мира. У вас что-то такое бывало?

Мозгов: – Да вот совсем недавно на Универсиаде. Я все сделал за 20 минут…

Попова: – А я ждала. (смеется) Закрылся каток, все ушли, трансферы до отеля закончились, а я все никак.

– Над тобой правда стоят допинг-офицеры в это время?

Попова: – Нет, баночку ты держишь сам. У двери стоит смотритель и придерживает дверь. Это может быть как мужчина, как и женщина.

– Суровые?

Попова: – Нет, конечно! Самые обычные люди, которые хотят побыстрее уйти с работы и которых все достало. Могут поговорить с тобой, пошутить.


– У Загитовой это связано еще и с тем, что она пьет мало воды. А у вас есть какая-то диета или система питания?

Мозгов: – Меня скорее ограничивает моя аллергия. А так диеты нет. Сейчас вот сбросил вес, буду набирать.

Попова: – А я наоборот, живу с мыслью, как бы его сбросить. Больная для меня тема, потому что я самая толстенькая в танцах (улыбается). Так что худею я круглосуточно, отказываюсь от всяких вкусностей типа бургеров или шоколадок.

Мозгов: – Так что все это забираю я (улыбается).

Импровизация
– Какие у вас самые любимые элементы?

Мозгов: – Как ни странно, я отдыхаю во время поддержек.

Попова: – А я наоборот устаю. Нужно же напрячься, чтобы Сергею было легче. А отдыхаю на твиззлах.

Мозгов: – Когда мы только встали в пару, был такой момент – Бетина любит прямо по ходу программы придумать эмоции, движения, шаги…

Попова: – Но потом поймал мою волну. Но я иногда думаю: я серьезный взрослый человек, давно занимаюсь спортом, я каждый день делаю эти вращения и тут беру и выхожу из него в другую сторону. Как так можно? (смеется)

– Ваш тренер Анжелика Крылова что на это говорит?

Попова: – Чего-то она не замечает. Хотя иногда видит и может пошутить.

– Крылова довольно долго работала на Западе. Ее менталитет поменялся или она классический российский тренер?

Попова: – По-разному. Она требовательная и знает, чего хочет. Но попробует много методов добиться этого – и кнут, и пряник.

– В этом сезоне у вас был произвольный танец "Мастер и Маргарита". Вы как-то проникались темой?

Попова: – Я обожаю Булгакова, читала "Мастера и Маргариту" четыре раза, смотрела сериал.

Мозгов: – Мы давно хотели поставить такую программу, но раньше не складывалось.

Попова: – Мы очень долго не могли понять, кто Сережа. Со мной то ясно, я Бегемот. (смеется). То ли он Воланд, то ли Мастер…

Кокорин и Мамаев
– Одна из самых обсуждаемых тем последних дней – суд над футболистами Кокориным и Мамаевым, а тут еще и игрок "Спартака" Гулиев оказался в центре некрасивой истории. Как вы думаете, почему это происходит, они же должны понимать, что являются публичными людьми?

Мозгов: – Такое бывает со спортсменами высокого уровня, тем более футболистами, потому что они намного популярнее и влиятельнее – идет "звезда" в голову, и думаешь, что тебе ничего за это не будет. Было и было, меня все равно вытащат. Что-то щелкает в голове, и все.

Попова: – А я вот не совсем соглашусь. Спортсмен – тоже человек, может вспылить и сделать какую-то глупость. Ошибку может совершить каждый.

– А как бороться с этими "звездами" и щелчками в голове?

Мозгов: – Мне кажется, нужно просто работать над собой. Хотя мне рассказывали такую историю: одного спортсмена остановила ДПС. Видно, что тот выпил, хотя вида не показывает. Хорошо, говорят, тогда мы напишем твоему спонсору и у тебя будут проблемы, могут даже контракт расторгнуть. Наверное, так и можно бороться.

Попова: – Многое зависит и от воспитания.

Мозгов: – Даже самых воспитанных могут испортить большие деньги, если они внезапно прилетают на голову.

Загитова и Медведева
– Бетина, вы у себя в Инстаграме выложили один из самых ярких кадров сезона – Загитова и Евгения Медведева фотографируют друг друга после чемпионата России. Скажите, все же есть между ними какое-то соперничество?

Попова: – Оно больше раздуто. На соревнованиях все сконцентрированы на выступлениях и просто не до общения. После – в отеле, во время прогулок – все нормально общаются. Никаких конфликтов нет. Все что вы хотите друг другу доказать, вы докажете на льду. Что касается этого фото, то это было уже после соревнований, все уже болтали друг с другом, раздевалка была завалена розами и сердечками. Женя с Алиной вышли с этими розами и начали фотографироваться. А тогда как раз много писали об их конфликте, я их увидела и решила сфоткать – мол, нет никакого конфликта. (смеется)

– Вы когда-нибудь катались после серьезных ссор?

Попова: – Да это наше обычное состояние! (смеется) А если серьезно, я такого не помню. Ни с Сергеем, ни с моим бывшим партнером.

– Вам на льду нужно изображать любовь, страсть. Из-за этого отношения между вами как-то меняются?

Мозгов: – У нас с Бетиной получаются странные отношения. Мы больше чем друзья, больше чем брат с сестрой.


– Вы известны как большие любители татуировок. Если выиграете медаль на чемпионате мира или Олимпиаде, набьете в честь этого новые тату?

Попова: – Разумеется!

– Одинаковые?

Попова: – Возможно.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Бетина Попова (Анна Яновская) - Сергей Мозгов
СообщениеДобавлено: 28 апр 2019, 17:50 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46391
Откуда: Южная Некультурная столица
https://news.ru/drugie/popova-i-mozgov- ... u-kopejku/

Попова и Мозгов: пока что мы катаемся на одну копейку
Фигуристы дали огненное интервью News.ru

| +
Российские фигуристы Бетина Попова и Сергей Мозгов потихонечку набирают обороты. Пара завершила сезон великолепным выступлением на домашней Универсиаде, а теперь строит амбициозные планы на следующий год. В эксклюзивном интервью корреспонденту News.ru спортсмены рассказали, что не против ставить программу на музыку группы «Сектор Газа».

Отдых ещё только предстоит
— Сезон вроде бы закончился, но фигурное катание вас всё не отпускает, так?

Сергей Мозгов (С.М.): Да, в целом продолжаем работу. Сейчас уже не так много «льда», как в разгаре сезона. Но зато много времени проводим в зале, где работаем над хореографией, поддержками.

Бетина Попова (Б.П.): Сейчас время уходит на наработку новых элементов, постановку программ. Отдых ещё только предстоит — там вдалеке.

С.М.: У кого-то других, но не у нас.

— Разве не хотелось взять неделю и улететь греть кости на море?

Б.П.: Мы не та пара, которая отъездила чемпионаты мира и Европы. По сути, не настолько насыщенным выдался прошедший сезон.

— Но была же Универсиада...

Б.П.: Да, была. На ней мы выложились полностью. После этого мы где-то неделю смогли передохнуть, а потом снова на лёд. Ну, как передохнули: приехали домой, разобрали вещи и неделю пролежали в кровати, стараясь отойти от прокатов и набраться сил.

— Остаётся ли тяга к спорту после стольких стартов?

С.М.: Мы же больные в плане спорта.

Б.П.: Да, просто неадекватные люди, которые просто фанатики своего дела. Нам прикольно всем этим заниматься, узнавать что-то новое. На самом деле этот момент, когда ты придумываешь новую программу — это очень крутое времяпрепровождение. Когда ты пробуешь что-то новое, создаешь какие-то отрывки программы, затем собирая всё воедино. Это очень весело и намного интереснее, чем валяться где-то на море.

С.М.: Но на море тоже прикольно (смеётся).

— Остались довольны тем, что показали в этом году? Если откинуть Универсиаду, где ваш дуэт выложился по полной.

С.М.: Большинство турниров у нас «не зашло» в этом году. Но всё равно остались довольны тем, что показали. На чемпионате России мы выступили достойно, откатали обе программы неплохо.

Б.П.: А я в этом плане осталась недовольна, так как в мировом рейтинге мы занимаем очень низкое место после пройденных этапов Гран-при. Это непозволительно для пары, которая на что-то претендует.

— Вы же, по сути, первый сезон проводите на высоком уровне и сразу рассчитываете на высокие результаты, ставя весьма амбициозные цели.

С.М.: Надо в идеале в следующем сезоне попасть на чемпионаты мира и Европы, с учётом того, что у России будет квота в три пары на данные соревнования.

Б.П.: И сразу желательно с медалями (смеётся). В какой вселенной это произойдёт — я не знаю, но очень хочется.

С.М.: Если все переломаются, то мы можем оказаться в тройке, да.

Б.П.: Или кто-то их переломает (смеётся).

— После Универсиады вы говорили, что были некоторые проблемы со здоровьем. Как сейчас с ним дело обстоит?

С.М.: Более-менее. Параллельно с тренировками занимаемся и восстановлением здоровья, посещаем реабилитационные центры. Не нарко или алко, конечно, а спортивные (смеётся).

Б.П.: Стараемся успевать всё. На самом деле уже всё практически стабилизировалось и вернулось в рабочее состояние.

— Для полного восстановления сколько времени потребуется?

С.М.: Надо просто закончить со спортом, чтобы всё перестало болеть.

Б.П.: Вечность, не меньше.

С.М.: В спорте высших достижений всегда так. Если ты хочешь добиваться большого результата, то ты практически никогда не будешь полноценно здоров.

Б.П.: Это просто невозможно.

— Легко ли далось решение отказаться от программы по итогам сезона? Вы же так классно её откатали на Универсиаде, что можно было на сезончик её ещё «заиграть».

Б.П.: В Красноярске мы произвольную откатали не на максимуме. Короткую — да, а дальше у нас всё было нацелено на удержание первого места. У нас были травмы, мы не были готовы к старту на Универсиаде. Я, к примеру, до этого целую неделю вообще не каталась, нам нужно было просто выйти и не умереть. Плюс у нас были две значительные помарки, которые были заметны.

С.М.: Обе с моей стороны. Я дважды чуть было не упал.

Б.П.: Старались откатать произвольную чисто. Нам было это необходимо в тот момент. От старых программ всегда отказываться легко, так как ты их за сезон столько раз продемонстрируешь, что просто тошнить начинает. И ты уже хочешь чего-то нового.

— Просто бывает, что фигуристы любят ещё один год откататься с тем же материалом, который у них хорошо получается.

Б.П.: У танцоров такая практика очень редка. Только Боброва с Соловьёвым оставляли программу.

С.М.: Да и то, они её исполняли не на следующий сезон, а через.

Б.П.: Но там сама программа была очень сильной и красивой.

— Как идёт подготовка к новому сезону? Что уже успели поставить?

С.М.: Скомкано пока что.

Б.П.: Я бы даже сказала, что никак. Это как работа художника — он краски накидал на лист, а дальше уже что-то будет с этим делать.

С.М.: Сейчас стараемся набрать как можно больше различных интересных элементов, материала.

— То есть вы всё накидываете тренеру Анжелике Крыловой, а она потом от всего этого ужасается?

Б.П.: А она сразу начинает думать: «Господи, почему я не в Америке?».

С.М.: Да, да. «Почему именно я? За что?» (смеётся).

— Тренеру же никогда не поздно сказать «нет» и прекратить сотрудничество.

Б.П.: Конечно. Депортируйте меня, я не хочу с ними работать (смеётся). Нам порой очень стыдно, что ей приходится мучиться с нашими характерами, выслушивать всё, что мы говорим друг другу на эмоциях.

— Вы же с ней отработали полноценный сезон, так?

Б.П.: Она крутая!

С.М.: Да, она очень крутая. Дай бог ей здоровья, чтобы она нас выдержала ещё сезона три, до стабильного выступления на всех крупнейших турнирах.

Б.П.: Она требовательная, классная. Это именно тот тренер, который нам нужен сейчас.

— Она мне показалась весьма спокойным человеком, который не особо выплескивает свои эмоции.

Б.П.: У неё есть много эмоциональных состояний, как и у любого человека.

С.М.: Особенно, когда мы доводим её, тогда можно много образов увидеть.

Б.П.: Мы все видели, как она каталась в своё время, и видно, что она не какая-то амёбная, а очень эмоциональная. Не скажу, что она кричит на нас или бурно изливает свою любовь, но не такая уж и спокойная, как может показаться со стороны.

— Не было ли желания потренироваться где-то ещё? Сменить страну на время. Я не про гражданство или тренера, а про антураж и атмосферу. За сезон «Мегаспорт» приелся, наверное.

Б.П.: Сейчас точно нет, хотя спортсмен всегда находится в поиске лучших условий для себя. У нас хорошие условия сейчас: есть лёд, зал, хорошая команда специалистов и есть люди, которые в нас верят и хотят нашего успеха.

С.М.: Хотелось бы в будущем ради какого-то опыта попробовать покататься где-то заграницей какое-то время. Но не на данный момент.

Б.П.: И это точно будет не другой тренер, а лишь другая атмосфера на льду, другие люди. Просто посмотреть, как они работают, что-то может перенять.

— Так можно связаться с вашим другом французом Луи Тауроном. Он сейчас как раз в Америке, может чем поможет вам. Сергей вроде бы с ним в хороших дружеских отношениях.

С.М.: И он ответит, что поехал отдыхать один. Попросит его не беспокоить (смеётся).

— Таурон с Аделиной Галявиевой весь сезон мотаются из Франции в Россию. Думается, что такая смена обстановки помогает им не приедаться к одной площадке.

Б.П.: Да, это очень важный момент. Мы бы с радостью занимались сейчас чем-то подобным, но мы получаем зарплату не в евро, поэтому не можем себе позволить (смеётся).

С.М.: Поэтому не всегда есть такая возможность.

Б.П.: Но мы не жалуемся, нам и тут хорошо.

«Рабочий среднячок»
— Можно ли сказать, что у вас сейчас соревновательная деятельность заменена на общение с журналистами? Частенько фамилии Поповой и Мозгова начинают мелькать в прессе.

Б.П.: На самом деле не так много у нас походов к журналистам. Всего два раза были на крупных интервью. Но кому мы вообще интересны? Мы же не пара какого-то сверхтопового уровня. Пока что.

С.М.: Рабочий среднячок, если так можно назвать.

Б.П.: Сами мы себя такими, конечно, не считаем, но положено говорить, что мы пока невысокого уровня.

— Прилетало ли вам когда-нибудь за сказанные слова? Ваша пара порой довольно жёстко высказывается на различные темы, будоража пучину фигурного катания.

Б.П.: Да, конечно.

С.М.: От федерации, от тренерского состава.

Б.П.: Из последнего — за размер зарплат.

— О, это было весьма сильное и смелое высказывание...

Б.П.: Да чего там сильного, если это так и есть? Мы же не придумывали какие-то невероятные истории. Мы же даже не жаловались, а пошутили про ситуацию.

С.М.: Сказали, как есть.

Б.П.: У нас до сих пор лежит «скриншот» банковского перевода, где зарплата равна одной копейке.

— То есть, когда вам пишут из федерации о том, что вы сказали что-то не то, то обратно отправляете эту фотографию?

Б.П.: Ну не так (смеётся). Вообще не понимаю, что тут такого. Никто из нас не говорит, что в федерации что-то делают не так. Понимаем, что у нас такие результаты, значит такая зарплата положена. Будем выигрывать чемпионаты мира и Европы — будут другие деньги, всё логично. Все это прекрасно понимают. Ну а пока что мы катаемся на одну копейку (смеётся).

— Выводы для себя делаете от тех реакций, которые порождают ваши слова? Неприятно же каждый раз слышать, что кто-то вас в чём-то обвиняет или жалуется.

Б.П.: Мы хотим быть самими собой и говорить то, что думаем. Не хотелось говорить заученными фразами, как это делают многие. И на исключительно те темы, на которые можно. Надо быть естественными и адекватными, спокойно относится ко всему.

С.М.: Плюс поругаться с кем-то — это всегда интереснее.

Б.П.: Да, это весело. Обожаю эти скандалы фигурного катания (смеётся).

С.М.: Это нас лишний раз заводит.

— Разговоры о финансах вызвали большое недовольство у Максима Транькова...

Б.П.: Задело Ягудина и Транькова. У них была такая ситуация, что они не читали всё наше интервью, а им для экспертного мнения привели лишь одну нашу цитату. Им не надо тратить всё своё время, чтобы прочитать материал полностью, среагировали на заголовок. «Эти никчёмные спортсмены ещё что-то требуют? Вот мы в своё время ничего не просили и ни на что не жаловались». Но за такие высказывания их тоже можно понять.

— Они вам ещё и в Instagram небось понаписали. Тем более, что Максим любитель социальных сетей.

С.М.: Ягудин писал в «личку», а у Транькова просто взяли интервью.

Б.П.: Господи, этим людям вообще не до нас, им нет никакого дела до пары Попова-Мозгов. Лишь реакция на какой-то заголовок, не более того.

С.М.: Мы им просто попались на глаза в новостной ленте.

— Насколько тяжело быть нестандартными, если сравнивать с остальными представителями фигурного катания? Немногие любят показывать свой естественный облик.

Б.П.: Меня постоянно трясёт от всяких заученных фраз. Можно ведь любую фамилию поставить под те шаблонные слова, которые многие говорят после прокатов. Я не могу так существовать. Мне сложнее так, чем быть собой. Каждый говорит то, что положено — это очень тяжело. Гораздо проще выразить словами то, что я действительно чувствую. Пусть я и получу за это втык потом (смеётся).

— Зарплату после сезона и высказываний про финансы не повысили?

Б.П.: Нет, пока финансовые условия никак не поменялись.

С.М.: В новом сезоне узнаем, повысили ли нам зарплату или нет. Будет перерасчёт. Надеемся, что хотя бы не урежут (смеётся).

Б.П.: Да, этого бы точно не хотелось.

— У вас в сезоне была Универсиада, к которой многие весьма скептически относятся. И причина тому — что в российской команде были в основном профессиональные спортсмены, тогда как другие страны сделали акцент на тех, кто сильно погружен в учёбу и, может быть, не так хорош в спорте. Какие ощущения остались от данного события у вас?

Б.П.: В фигурном катании был весьма сильный состав. Мы довольны собой и своими прокатами. В течение сезона были те соперники, которым мы постоянно проигрывали на стартах, но в Красноярске смогли взять реванш. Для нас это были реальные соревнования. Про остальные виды спорта ничего сказать не могу, так как у нас не было физической возможности смотреть старты других.

С.М.: Только хафпайп (дисциплина сноуборда — ред.) немного посмотрели и всё.

Б.П.: На самом деле Универсиада — это крутой старт, где даётся возможность выступить обычным студентам.

С.М.: У нас в стране просто спортсменов больше. И не так развиты около студенческие спортивные общества. В России надо много времени отдавать спорту, чтобы добиваться результатов, а в других странах ты стараешься вкладываться в учёбу и параллельно занимаешься любимым биатлоном, лыжами или чем-то ещё.

— Столько радости было от того, что мы навыигрывали медалей, установили новый исторический рекорд. Ширма же получается на самом деле.

Б.П.: Ну круто же, чего не так (смеётся)?

С.М.: Да, у нас было больше всего спортсменов.

Б.П.: Все завоеванные медали остаются у нас, так что чего сейчас об этом говорить. Эта Универсиада проходила в России — по сути, праздник для русских.

С.М.: Все счастливы и рады.

Б.П.: Я думаю, что все участники получили заряд положительных эмоций от старта подобного уровня. Сравнимо ощущение с тем, что происходит на Олимпиадах.

С.М.: Это если не считать искусственного снега, который постоянно завозили в нашу Деревню Универсиады.

Б.П.: И полотенец, которые были обмотаны вокруг ёлок. Вот так изображали снег в Сибири.

— Давайте спишем это на местный колорит. Зато там была зона местной культуры, где были различные породы собак и один олень.

Б.П.: Это единственное, что было у нас из развлечений.

С.М.: Кто-то из иностранцев поражался тому, что когда они гуляли по городу, то видели как белой краской красят снег.

— Ну так это опять же часть местного колорита — чёрный снег. Хотя по той погоде, что установилась в Красноярске в марте — скорее остатки чёрного льда.

Б.П.: Повторюсь, что нам в Деревню снег, хоть и искусственный, но завозили. Небось собирали со всей России и привозили в Красноярск (смеётся).

— Раньше у нас была одна безумная фигуристка — Елизавета Туктамышева, теперь появилась пара...

— Б.П.: Пара всегда была. Просто раньше мы были никому неизвестными, но неадекватными — всегда (смеётся).

— Это ведь можно назвать трендом?

С.М.: Да нет. Я бы не сказал, что другие как-то стремятся раскрываться и говорить то, что думают на самом деле.

Б.П.: Согласна. Тут всё фактически идёт наоборот. Думаю, что к нам очень осудительно относятся сами спортсмены в мире фигурного катания. Мне так кажется. Они не поддерживают наш образ. У нас ведь спортсмены — это такие серьёзные люди, которые представляют страну на международном уровне, которые стараются быть выше других людей.

С.М.: А не дураки, которые ржут и прикалываются в каждом интервью.

— Бетина не так давно «закусилась» с Погорилой как раз почти на эту тему.

Б.П.: Ну там не было никаких конфликтов с Погорилой лично. Я ей лично не отвечала, лишь дала оценку одному из комментариев, который был оставлен под её интервью, где негативно высказывались в сторону Туктамышевой. Я обратила свой взор именно на таких «аналитиков», а всё адресовали Ане. У меня к ней вообще никаких претензий нет. Мы с ней на одном катке катались, она хорошая девочка. Нет смысла с ней ругаться. Просто вывели из себя эти невероятные люди, которые каждый раз комментируют прокат Лизы со словами «аморально», «ужасно», «как она себе это позволяет».

— Могу сказать как мужчина — то показательное выступление Лизы было очень крутым и эмоциональным.

Б.П.: Мне, как женщине, выступление тоже понравилось (смеётся).

— Сергей, когда вы уже начнёте с кем-то ругаться в прессе или в социальных сетях? Бетина вон как далеко от вас ушла в этом плане.

С.М.: Бетина более интересна для прессы в том плане, что она хорошо общается с Туктамышевой, они с Лизой лучшие подруги.

Б.П.: Если Сергей подружится с Ягудиным, например, то он тоже станет интересен кому-то в медийном пространстве.

С.М.: У меня из друзей-фигуристов лишь Алешин, да Ходыкин...

Б.П.: Вот сейчас Ходыкин как начнёт всё подряд выигрывать в следующем сезоне.

С.М.: После этого его где-нибудь опустят в комментариях на каком-то сайте, а я обязательно отвечу и понесётся (смеётся).

— То есть схема уже отработана?

Б.П.: Да, конечно.

С.М.: Я зайду с другого аккаунта, напишу язвительный комментарий, а затем поставлю на место критика, написав уже со своего (смеётся).

Б.П.: Так мы и живём (смеётся). Сами себе создаем скандалы на ровном месте.

— Насколько тяжело нравится всем? По крайней мере, пресса от вас сейчас просто без ума.

Б.П.: Всем нельзя нравиться. У каждого свои принципы морали, у каждого свои интересы в спорте. Кто-то смотрит фигурное катание из-за красивых движений, кто-то — из-за коротких юбочек. Кто-то ищет спорт, кому-то подавай эстетику и красоту.

С.М.: Кому-то хочется испытывать гордость за свою страну. У каждого свои запросы и требования. Всем понравится никогда не получится. Можно пытаться, конечно...

Б.П.: Я не вижу смысла в этом, если честно. Если тебя принимают таким, какой ты есть — это хорошо. А если нет — ну что поделаешь.

— Сергей, а как завязалась ваша дружба с Тауроном? Луи как-то говорил, что вы ему очень близкий человек.

С.М.: Мы давно друг друга знали, ещё с юниорских времен. Общались на соревнованиях, а тут они вместе с Аделиной Галявиевой оказались с нами в группе одного тренера — Анжелики Крыловой.

Б.П.: Они для нас прямо такие «братишки» (смеётся).

С.М.: Луи — крутой парень. У меня из таких друзей ещё есть немецкий фигурист Тим Дик. Он отличный парень, в Москве тренируется.

Б.П.: Все хорошие ребятки находятся у нас.

— Когда он начнёт говорить по-русски уже?

С.М.: А он более-менее разговаривает. Я ему нашёл преподавателя, который помогает Таурону быстрее освоить язык.

Б.П.: Мы его иногда в шутку называем пёсиком (смеётся). Он всё понимает, но сказать не может.

С.М.: Большинство слов, которые он знает — нельзя произносить, они не слишком цензурные (смеётся). Это он ещё на юниорском уровне «подцепил».

Б.П.: Ругательства — это первые слова, которые обычно запоминают иностранцы.

— То есть они и в фигурном катании настолько популярны, а не только в футболе, к примеру?

Б.П.: Они везде важны. В фигурном катании так особенно.

— Уже представил, как ваш тренер что-то такое вам говорит после прокатов.

Б.П.: Она только эти слова нам и говорит (смеётся). «Ребята, это просто...».

Фигурное катание и «Сектор Газа»
— Одна из главных проблем фигурного катания — это музыка. Порой смотришь какой-то турнир, а там 2–3 или даже больше пар используют одну и ту же композицию. Как вы с этим боретесь?

Б.П. Мы катались на Универсиаде следом за одной из пар — и под тоже самое, представляете. Просто невероятно, бедные зрители.

С.М.: Даже у выступлений была почти та же самая компоновка.

Б.П.: Просто не все композиции хорошо звучат на льду. Это такая некая особенность нашего вида спорта. Что-то круто звучит на стадионах, что-то — на маленьких аренах, что-то вообще не пойдёт для фигурного катания. Есть музыка из «Короля Артура», она просто шикарная. Но на льду ничего вообще нет. Слушаешь её и нет там ничего. Есть не так много мелодий, которые могут поднимать стадион.

— Возьмите что-то из Rammstein. Они всегда качают.

С.М.: Рок плохо звучит на маленьких аренах, а «заходит» на больших.

Б.П.: И, опять же таки, не весь. Rammstein как раз из этой истории, к сожалению.

С.М.: Единственное, что всегда работает — это классика. Она звучит хорошо на любой арене, площадке.

Б.П.: Поэтому её всегда и берут. Где бы она не звучала — зал всегда будет тебе аплодировать и поддерживать.

— Не чувствуете, что это ущербно?

Оба: Да!

Б.П.: Поэтому у нас в спорте нельзя взять какую-то крутую и модную композицию, я сейчас говорю про танцы. В одиночном катании при крутой хореографии ты можешь классно смотреться на льду, но в танцах так не пойдёт. У нас нельзя взять любую музыку и круто станцевать.

С.М.: Плюс добавляются особенности льда. Тот же хип-хоп будет очень трудно откатать.

Б.П.: Если музыка не звучит, то твоё выступление просто никого не тронет, увы.

— Определились с мелодиями на следующий сезон?

С.М.: Плюс-минус — да.

Б.П.: Не знаю, можно ли раскрывать программу, которую мы готовим.

С.М.: У всех сейчас тренд, что они стараются не говорить раньше срока о своих прокатах, поэтому и мы не будем. Лишь скажу, что музыка есть, тут мы уже определились.

— Анжелика Крылова предложила или сами нашли?

С.М.: Как-то совместными усилиями выбрали.

Б.П.: Она предложила, а мы послушали, подумали.

С.М.: Предложили какие-то свои варианты.

— Галявиева, к примеру, даже просила в Instagram её подписчиков покидать ей треки, чтобы поучаствовать в создании программы на следующий сезон. Вы на такой шаг не пошли?

Б.П.: Нет, такого не было. Слава богу, что нам в личных сообщениях никто не присылает варианты композиций. Мы сами с этим определились. У нас были какие-то свои идеи, заданные тематики — в этом году был мюзикл, к примеру. У нас лишь в произвольной не было ни единой идеи, кем мы себя видим, какой образ взять. Но тут нам помогла тренер, которая нашла нам нужный образ.

— Предложила вам «Сектор Газа», да?

Б.П.: Конечно. Сказала, что будем кататься под «Лирику» (смеётся).

С.М.: А как после на банкете сидели по эту же самую «Лирику».

Б.П.: Или под «Носки».

— Однако. По набору композиций — это вы озвучили сразу две программы на сезон?

Б.П.: Нет, это разные части одной программы (смеётся).

С.М.: А посередине включить ещё «Яву». Должна же быть где-то динамичная часть (смеётся).

Б.П.: Сидим тут и раскрываем все секреты своей программы (смеётся). А ведь завтра напишут, что Попова и Мозгов катаются под «Яву».

— Тогда ещё что-то у «Кино» возьмите, там у Цоя много хороших композиций.

Б.П.: А у нас под Цоя уже катались, кстати.

С.М.: Да, пара из Санкт-Петербурга брала себе «Кукушку». Это было два или три сезона назад на чемпионате России. Но там была перепетая девушкой песня.

— Скорей всего саундтрек из кинофильма «Битва за Севастополь».

С.М.: Да, да, да. Именно оттуда, так как они выступали в военной форме.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Бетина Попова (Анна Яновская) - Сергей Мозгов
СообщениеДобавлено: 02 май 2019, 13:49 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46391
Откуда: Южная Некультурная столица
https://news.ru/drugie/popova-i-mozgov- ... m-na-igry/

Попова и Мозгов: пусть и волонтёрами, но поедем на Игры
News.ru пообщался с самым огненным дуэтом фигурного катания

Российские фигуристы Бетина Попова и Сергей Мозгов в первой части беседы с корреспондентом News.ru рассказали, возможно ли поставить программу под песни группы Rammstein. В продолжении разговора они поведали о проблемах изготовления костюмов, трудностях с постановкой новых программ, а также обсудили, чем могут зарабатывать фигуристы себе на жизнь.

| +
Сперматозоид с опасной бритвой
— За минувший год вы стали довольно популярными. От соцсетей не устаёте? Бетина вон почти всем старается отвечать.

С.М.: Бетина у нас ещё тот Insta-блогер. У неё бывает до четырёх постов в день, а сколько сторис — это просто не идёт в пересчёт.

Б.П.: Я ненавижу свой аккаунт, если честно. Столько всего там меня раздражает. Это иллюзия социального общения. Очень утомляет, что я не могу выложить туда то, что хочу. Есть же какие-то социальные рамки.

— То есть после сторис в пледе хочется чего-то более жёсткого и провокационного?

Б.П.: Конечно (смеётся).

С.М.: А для более горячего контента надо общаться в других социальных сетях (смеётся).

Б.П.: Если бы я дала себе свободу, мой аккаунт взорвал бы мир, но мне нельзя, я — спортсменка.

С.М.: Есть же Twitter, там не блокируют за шокирующий контент.

Б.П.: Там сложно, мне он не особо поддаётся. Сергей вот только начал вести аккаунт в Instagram, старается. Скоро тоже будет в пледах истории выкладывать (улыбается).

С.М.: Конечно.

— Много ли сил уходит? Отвечать всем или почти всем — это тяжеловато.

Б.П.: Это действительно весьма трудоёмко. Я стараюсь отвечать всем, так как очень тепло отношусь к людям, которые нас поддерживают. Их ведь не так много. Это очень классно, что есть люди, которым нравится то, что мы делаем. Ради этого мы и катаемся, чтобы нравилось хотя бы ещё кому-то кроме нас самих. Нельзя им не отвечать.

С.М.: Мне не особо кто пишет, я не столь популярен.

— Сергей, не могу не спросить вас о татуировках: давно ли сделали и какой смысл в них вкладывали?

С.М.: Я начал их делать с того момента, как мне исполнилось 18 лет. Первую набил себе, так как хотел иметь такую же тату, как и у папы. У меня есть изображение старой части города Таллин. Это мой любимый город в Европе. Есть также строчка песни группы «Люмен» — «Гори, но не сжигай/Гори, чтобы светить», мотыльки. У меня их в итоге набралось 13. Бетинина нелюбимая находится на руке (показывает).

Б.П.: Вот что там изображено, скажете?

— Напильник в огне, может быть?

С.М.: По идее, это должна была быть спичка. Но Бетина говорит, что это сперматозоид с опасной бритвой.

Б.П.: Честно, я вижу только это. Сперматозоид и ничего больше.

С.М.: Это делалось бесплатно руками бывшей девушки моего друга.

— А бывшей она стала уже после того, как набила вам это творение?

С.М.: Когда сделала мне и ему. После этого у них отношения завершились (смеётся).

— Когда Бетина начнёт забивать себя?

С.М.: Так у неё есть татуировки.

Б.П.: Да, есть. Хотела сделать ещё одну, но не совпали графики тренировок. Там же какое-то время нельзя будет её тереть. А мы катаемся, поэтому это будет проблемно. Желание настолько большое, чтобы появилось новое изображение на теле, что меня аж трясёт. У меня уже столько идей, как себя разрисовать, но нет возможности. Это печально.

— Куда хотите бить?

Б.П.: Хотела вообще на ногу, но там конёк, нельзя. Вообще у нас проблематично всё с татуировками, нельзя их демонстрировать. Вот выйду в розовом платье на лёд, а все будут обсуждать рисунок на теле, называя это аморальщиной.

С.М.: Можно портрет Татьяны Тарасовой на бедре расположить.

— Она тогда будет хвалить вашу пару.

Б.П.: Нам хочется постоянно что-то творить на себе. Договорились с Серёжей на все крупные праздники дарить себе по сертификату в тату-салон.

С.М.: Но именно на большие. Иначе, если делать такие подарки на все календарные праздники, мы просто обнищаем.

Б.П.: Обязательно сделаем на нашу Олимпиаду, куда мы обязательно поедем. Мы не загадываем, просто уверены в этом.

С.М.: Как волонтёры как минимум.

— Тяжело придумывать тему для новой наколки, когда число татуировок переваливает за 10 штук?

С.М.: Не так проблематично подыскать какой-то рисунок, как найти место. Надо же сделать рисунок там, где не будет видно на льду.

Б.П.: Ему ещё хорошо — он катается в рубашке и штанах.

— Кто-то подкидывает идею или всегда сами?

С.М.: Всегда сам. Иногда с Бетиной перекидываемся картинками, если что-то нравится. У меня есть мастер, у которого чаще всего делаю татуировки, — Катя Гета. Она безумно крутая, но проблема в том, что у нас очень часто не совпадают графики. Катя сейчас катается по Европе, например. Бывает и такое, что мне понравился эскиз, но его кто-то уже себе забрал. Она мне тут не так давно написала, что, мол, давно ничего не делали, и предложила набить героев мультсериала «Рик и Морти».


— Хороший выбор, классный же мультик.

Б.П.: У него уже миллион идей и эскизов на эту тематику.

С.М.: Да я вообще стараюсь собирать всё, что связано с «Риком и Морти». Постеры, скетчбуки, даже монополия есть. Хочу купить ещё одну настольную игру на тематику мультика. Даже кошелёк есть.

Б.П.: Мы очень серьёзные и солидные люди, как видите (смеётся).

— Костюмы в сезоне тоже будут из этой оперы?

Б.П.: Мы на самом деле очень хотели показательные выступления сделать на тематику «Рика и Морти». Но пока не можем понять, как нам это всё изобразить. Тренер дала добро на любой креатив в этом плане.

Когда Bershka спасает
— Кстати, если серьёзно, заказали себе костюмы на сезон? Их же обычно достаточно долго шьют.

Б.П.: Идеи ищутся, так как сам по себе костюм для фигурного катания — это уникальная вещь. Он должен быть очень удобным, красивым...

— И не повторяться...

Б.П.: Это ведь практически невозможно. Как будто у нас у всех 15 рук и 15 ног, что можно все костюмы по-разному комбинировать. Нет, конечно. Девочки в платьях катаются, а мальчики — в штанишках. Серёжа не может выйти на лёд в шортах.

С.М.: И это — к сожалению.

Б.П.: И в юбке тоже нет, увы.

С.М.: А ведь кто-то на показательных так катался. Ирландский танец ставили.

— Срок изготовления — месяц?

С.М.: Даже больше. Хотя когда как — раз на раз не приходится.

Б.П.: Мне моё чёрное платье для танго сшили за неделю. А первый костюм делали месяц. Но когда надо было срочно сделать новое, на него ушла неделя. Мне прямо в самолёт его кинули, без примерки.

— Насколько это всё дорого?

Б.П.: По-разному. От 40 и до 200 тысяч рублей может доходить. Зависит ведь от многих факторов: страз «Сваровски», фасона, материала, а также от сроков изготовления и самого мастера.

— Армянская фигуристка Анастасия Галустян говорила, что собирала по копейкам, чтобы заказать себе платье. Оно и коньки сделали её почти нищей.

С.М.: Да, это правда.

Б.П.: Я вот взяла себе новые коньки и теперь в печали пребываю: кушать-то на что-то надо. Это ведь всё очень дорогое удовольствие. Нам один костюм оплачивает федерация, а второй мы делаем уже за свои средства.

— Разве представителям сборной всё полностью не оплачивают?

Б.П.: Нам выплачивают определённую сумму на один костюм. Если ты в неё не вложился, то и на него могут не дать. Ты можешь зайти в любой обычный магазин и взять себе какой-нибудь сарафан и дальше кататься в нём.

— Звучит не слишком оптимистично. Так можно же одеваться и в магазинах типа Zara или Bershka.

Б.П.: Я с прошлым партнёром примерно так и поступала. Да и с Сергеем мы тоже как-то обращались за помощью в данные магазины. Была Bershka.

С.М.: Взяли рубашку, джинсы там. Добавили ещё ремней различных. Это в нашем первом сезоне случилось.

— Потом, наверное, народ подходил и спрашивал, где мы такие классные костюмы достали, да?

С.М.: Да, реально подходили и спрашивали.

Б.П.: Мы вам серьёзно говорим.

С.М.: Пришлось признаться, что это мы так удачно отоварились в Berska.

Б.П.: А в этом году меня спасла Zara. Я была в первом платье для танго, а Сергею просто не успели сшить костюм — пришлось выходить в каких-то штанах и рубашке.

— Вообще парню проще в этом плане.

Б.П.: Разумеется. Я себе могут купить платье где-то лишь для показательных выступлений.

— Плюс цветовая гамма — классика, где чёрный низ и белый верх.

Б.П.: Мы сейчас уходим от этого. Хотим сделать Серёжку разноцветным. Понятно, что он не выйдет на лёд в флаге сообщества ЛГБТ.

С.М.: Как это? Нужно быть солидарным. В наше время надо пытаться угодить всем.

Б.П.: Пока планируем быть не в чёрно-белых костюмах.

— Были ли у вас комичные истории, связанные с вашей одеждой?

С.М.: У меня, к примеру, в этом году был интересный опыт — я катался в бандаже. Очень всё интересно, но больше такого я бы не хотел (смеётся).

Б.П.: Когда он весь сезон раскатывал в стрингах — это было смешно.

С.М.: А я бы сказал, что это было тяжело.

Б.П.: Как-то перед одним из стартов примеряю новое платье, его только-только сшили, и раньше я его не надевала. И бац — чашка отвалилась. Я думаю, как кататься. За минуту до старта еле-еле пришила всё и говорю Сергею: «Ой, у меня грудь у платья отваливается». Он сказал, что всё нормально. Если что-то пойдёт не так — хотя бы кайфанём от проката.

С.М.: Я вот перед Универсиадой постирал свой костюм. И он сел. Очень сильно. А там был маленький нюанс — застёжка снизу, поэтому изменение размера доставило мне существенный дискомфорт (смеётся).

Б.П.: Юбка застревала в лезвии несколько раз во время старта. Наступаешь коньком на платье и думаешь: «Твою ж мать, лучше б я каталась голая».

— Бетина не так давно возмущалась, что девочкам нельзя выступать в штанах...

Б.П.: И меня послушали и разрешили в этом сезоне на ритм-танец выходить в штанах. Я довольна.

С.М.: И Бетина будет выступать всё равно в юбке.

Б.П.: У меня просто ножки толстенькие. Если ещё штаны на мне будут, то все точно станут говорить, что я жирная.

Любовь к рыжим и тортикам
— После активного сезона все фигуристы уходят в шоу, чтобы немного подзаработать. А какие у вас планы?

Б.П.: Мы же травмированные. Пока не можем себе позволить участвовать в шоу.

С.М.: Нас звали пару раз, но пришлось отказываться.

Б.П.: Мы бы с радостью поучаствовали, если б не проблемы со здоровьем. Нам бы лишние деньги не помешали бы.

— А до лета подождать? Там же тоже вроде как насыщенная пора.

Б.П.: Летом — это уже если снова куда-то нас позовут. На самом деле есть такая практика, что спортсмен ставит себе новую программу и едет её обкатывать в различных шоу. Но у нас пока и нет готового материала, плюс вряд ли тренер отпустит — надо серьёзно готовиться к новому сезону. Предстоящий год для нас решающий.

С.М.: Да, для нас каждый сезон очень важен.

Б.П.: Начинается новый олимпийский цикл. Если мы не сможем в ближайший год себя показать, вряд ли мы ворвёмся на Олимпиаду. Наш небольшой дедлайн, до которого нам нужно научиться кататься, а мне — похудеть. Понимаю, что говорю сейчас какие-то невероятные вещи.

— А что труднее: похудеть или научиться кататься?

Б.П.: Похудеть, конечно (смеётся). Когда ты любишь тортики — это сложно. А по поводу кататься: Сергей умеет, так что если что — он меня потащит за собой.

— А как вы находите или получаете эти предложения поработать в шоу? Не совсем понимаю эту процедуру.

Б.П.: Мы тоже не особо понимаем, если честно.

С.М.: Иногда знакомые нам пишут с такими предложениями.

Б.П.: Нас обычно используют в качестве замены. Кто-то уехал работать в другое шоу — нас позвали. И нужен человек, который откатает роли идиотов. Реально. Участвовали в шоу Ильи Авербуха «Морозко», где у нас были роли Жадобы и Оглобы. Я каталась с усами и была очень этому довольна.

С.М.: А я был рыжим.

Б.П.: Просто обожаю рыжих (смеётся).


— Как тренер относится к тому, что кого-то дёргают на шоу?

Б.П.: Весьма спокойно. Но мы не такая популярная пара, чтобы нас всегда дёргали.

— Просто та же Алина Загитова прямо на несколько месяцев уезжает в Японию работать.

С.М.: Ну её туда зовут, вот она и едет.

Б.П.: Плюс у одиночников попроще поставить программу, им не надо отрабатывать столько новых элементов. А вот в танцах надо придумывать очень много всего: новые твизлы, вращения, поддержки, дорожки. А у одиночников лутцы, флипы и риттбергеры уже придумали за них. Им надо просто переставить это всё в другом порядке.

С.М.: И подход другой сделать.

Б.П.: Там ведь если музыка и костюм будут другие, даже можно особо не менять компоновку — никто ничего не заметит. Тут ведь никто не смотрит на порядок элементов, все смотрят на саму Загитову.

С.М.: Все смотрят на прыжки, на качество их исполнения.

Б.П.: Мы каждый раз стараемся вывернуться наизнанку, чтобы получилось что-то новое. Плюс пока ты в шоу — ты теряешь время и не можешь придумать что-то новое.

С.М.: У нас каждый год новый обязательный танец, который нужно накатывать.

Реклама и работа в «Макдоналдс»
— Насколько вам тяжело выходить за рамки? Ведь вы достаточно креативны, а набор элементов не слишком велик.

Б.П.: Очень тяжело, безумно. Мы очень хотим развиваться. Заявили же о себе раньше как об очень креативных ребятах. Надо теперь с этим что-то делать, как-то выкручиваться.

С.М.: Просто есть ограничения по правилам.

Б.П.: Я не знаю, как мы будем воплощать в следующем сезоне то, что задумали. Правда. Думаю, Серёжа просто умрёт.

С.М.: Или сядет в коляску.

Б.П.: Просто это идёт вразрез всем правилам физики и любых других вселенских законов (смеётся).

— Как спина реагирует на креатив?

Б.П.: Плохо. Поэтому мы постоянно больные, находимся на реабилитации.

С.М.: Пояса и всё такое помогают спасаться.

— Отпуск у вас в итоге будет перед стартом нового сезона?

Б.П.: Будет. Вот Серёжа поедет работать.

С.М.: Да, меня ждёт поездка в Сочи на две недели.

— Волонтёром?

Б.П.: Конечно. Это он на Олимпиаду в Сочи собрался, просто немного опоздал (смеётся).

С.М.: На самом деле буду работать с детьми. Меня позвали заниматься постановкой скольжения, отработкой программы.

Б.П.: А я буду выкладывать в Instagram сторис о том, как я лежу на море. Поеду на Кипр.

— Убивать отпуск на работу — это...

С.М.: Денежки нужны. Я хотел ещё в Эстонию поехать поработать, но не срослось, к сожалению. Не совпали графики. А так стараюсь как можно чаще кататься работать туда.

— Плюс вы ещё занимаетесь подкаткой.

С.М.: Плюс-минус. За этот сезон у меня получилось сделать две подкатки, потому что рынок тут забит максимально. Куча тех спортсменок, которые завершили карьеру и пытаются как-то найти себя.

Б.П.: Не особо большой спрос и куча предложений от разных фигуристов.

С.М.: У меня нет большой возможности ехать куда-либо — у меня просто нет машины. Плюс у меня достаточно плотный график тренировок. Поэтому нет возможности приехать, к примеру, в семь часов в Коммунарку. Физически. Вот и тяжеловато себе найти какую-то клиентуру. Я уже и знакомых дёргал, и на форумах различных писал. Просил дать мне хоть что-то, так как поработать очень хотелось.

— Анжелика Крылова не помогает в этом плане? Подкинет халтурку какую-нибудь.

Б.П.: Она помогает в плане работы с нами, с нашей халтуркой (смеётся).

С.М.: Но работают все. Ну, стараются это делать.

— Чем ещё можете пополнять свой баланс?

Б.П. Да вроде бы больше особо и нечем.

С.М.: Возможно, реклама, но на этом только топовые спортсмены смогут что-то зарабатывать. Это явно не мой случай. Если только в «Макдоналдс» идти работать. Тяжело какой-то ещё заработок найти.

— А производители коньков к вам не обращаются с различными предложениями?

Б.П.: Нет, конечно. Мы для них никто и звать нас никак. Поэтому кому мы нужны? Тем более на первом месте у нас по популярности девчонки.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Бетина Попова (Анна Яновская) - Сергей Мозгов
СообщениеДобавлено: 09 май 2019, 16:27 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46391
Откуда: Южная Некультурная столица
Цитата:
#BetinaPopova/#SergeyMozgov (RUS) - FD: Bohemian Rhapsody

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 65 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 7


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB