Текущее время: 03 апр 2020, 22:13

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 147 ]  На страницу Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 16 сен 2016, 19:10 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://sport-analitika.ru/2016/09/15/2112-3/

Нина Мозер: Все ребята молодцы, большие труженики

10-11 сентября на ледовой арене «Шайба» в Адлере прошли предсезонные прокаты основного состава сборной России по фигурному катанию. Портал СПОРТ Аналитика и Фонд имени Смольникова представляют интервью спортивного аналитика Алексея Зубакова с заслуженным тренером России Ниной Михайловной Мозер.

| +
— Очень довольна тем, что мои воспитанники сделали на сегодняшний день на предсезонных прокатах. Надо понимать, что это только начальные прокаты, первые прокаты на публике. Катались две пары. У меня от их выступлений только положительные эмоции. Те ошибки, которые были, — это все обычные рабочие моменты, далеко не безнадёжность.

— Спортсмены готовы к сезону?

— Все идет по плану. До готовности далеко, и еще никто не набирал форму, это просто рабочая составляющая, я довольна процессом работы. У нас у Жени Тарасовой и Володи Морозова старт через две недели на турнире серии «Б» в Братиславе, уже с четверной подкруткой.



— Зрители на ура встретили выступление спортивной пары Евгении Тарасовой и Владимира Морозова.

— Признаюсь, не обратила особого внимания, так как и музыку слушала, и смотрела, что делают на льду ребята, но я рада, что их выступление хорошо приняли зрители. Ребята подходят к своей форме. Наташа Забияко и Саша Энберт полгода не работали. Им пока сложнее входить в сезон. Но они тоже семимильными шагами идут к нужным кондициям и скоро будут в хорошей форме. Короткую программу Наташа и Саша откатали на достойном уровне. Я очень довольна обеими парами. Ребята молодцы, большие труженики.



— Из-за проблем у партнёрши не выступила на прокатах спортивная пара Ксении Столбовой и Фёдора Климова. Что с Ксенией Столбовой?

— У Ксении Столбовой воспаление надкостницы на левой ноге. Причина воспаления — не в спортивной травме, а в обычном ботинке, который создал нам достаточно серьезную проблему, надавил на кость. Летом Ксения встала на новые ботинки. Когда раскатывали, было ничего, когда стали делать элементы, выбросы, то начались проблемы. Язык на левой ноге оказался не очень удачным, а у Ксении такие ноги, — красивые, но требующие особой модели, индивидуального подхода к выбору обуви. Были очень мягкие ботинки, но они очень быстро сломались. А сейчас, наоборот, Ксения встала на очень жёсткие, которые привели к воспалению надкостницы.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 03 окт 2016, 19:52 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://rsport.ru/figure_skating/2016100 ... 71179.html

Опыт фигуристов Тарасовой/Морозова переходит в качество их катания – Мозер

МОСКВА, 3 окт - Р-Спорт, Анатолий Самохвалов. Двукратные бронзовые призеры чемпионата Европы в соревнованиях спортивных пар фигуристы Евгения Тарасова и Владимир Морозов стали преобразовывать свой опыт в качество исполнения, заявила агентству "Р-Спорт" тренер дуэта Нина Мозер.
| +
Тарасова/Морозов победили на первом старте сезона – мемориале Ондрея Непелы в Братиславе.

Судьи отмечают прогресс фигуристов

"В принципе довольна выступлением, но ребята немного суетились в короткой программе, - сказала Мозер по телефону. - Первый старт, допустили небольшие погрешности. Но смысл в том, что ребята сами себя реально оценивают и понимают свои недочеты. Взрослые. И это проявляется в их умении справляться с частыми перелетами. Если в позапрошлом сезоне у Володи были сложности, то сейчас это умение у него и Жени появилось, их опыт переходит в качество катания, в способность мобилизоваться".
По ее словам, "реально видно, что спортсмены растут, это отмечает и судейский корпус, причем не по отдельным элементам, а в целом".
Тренер считает, что морально фигуристы уже готовы соперничать с действующими чемпионами мира канадцами Меган Дюамель и Эриком Рэдфордом. "Сами спортсмены хотят, у них огромная мотивация побеждать и не именно канадцев, а хотят они в первую очередь качественно исполнять программы. Желание у них имеется, и меня это даже волнует, потому что иногда гипержелание мешает справляться с собой. И в этом плане пришло время им нащупать гармонию, чтобы прийти к результату", - отметила она.

Стереотипа о лидерстве Дюамель/Рэдфорда нет

"Чаще всего не спортсмены соревнуются, а страны, федерации. Не в плохом смысле, просто умение оценивать спортсменов зависит не только от самих спортсменов. Им надо кататься и получать удовольствие от того, что они исполняют. Постарайтесь, чтобы все люди увидели, как вы хорошо это умеете делать, - объясняю я ребятам", - подчеркнула Мозер.

По словам собеседницы агентства, у судей нет стереотипа по поводу лидерства Дюамель/Рэдфорда.
"Не думаю, мне так не кажется, по крайней мере. Первая оценка у нас – это подсчет баллов за выполненные элементы, вторая – компоненты. Но в этом (компонентах) мне Дюамель/Рэдфорд не кажутся доминантой. Поэтому я не думаю об этом абсолютно точно. Если ты хороший катальщик, тебя будут оценивать. В этом для меня показатель выигрыш австралийской пары (Екатерина Александровская/Харли Виндзор) на этапе юниорского Гран-при (в Таллине)", - добавила специалист.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 07 ноя 2016, 21:50 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
"Тарасова и Морозов будут делать четверной подкрут, а в январе плотно займемся четверным выбросом на сальхов. Ксения Столбова и Федор Климов - четверной выброс, Забияко и Эберт продолжают работать над тройным кауфманом (выброс на тройной аксель - прим. ТАСС), - рассказала Мозер. - К олимпийскому году мы все это будем делать, статистами не будем".

http://tass.ru/sport/3764269

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: От А(вербуха) до Я(гудина). Темы раздела по персоналиям.
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2016, 21:39 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.fsrussia.ru/intervyu/2558-ni ... azuru.html

Нина Мозер: «Опытные спортсмены выходят на лед и как звери бросаются на амбразуру»

С тренером Ниной Михайловной Мозер мы встретились на катке «Вдохновение» накануне вылета команды в Париж. Разговор начался с учеников – двух пар Евгении Тарасовой – Владимира Морозова и Натальи Забияко – Александра Энберта – участников четвертого этапа серии Гран-при, а завершился новым проектом, которым увлечена тренер.

| +
«Готовность по тренировкам и выступление на соревнованиях – это абсолютно разные вещи»



-- Нина Михайловна, на этапе Гран-при в Париже будут выступать две ваши пары. Как вы оцениваете готовность своих спортсменов к старту?

-- Это непростой вопрос. По тренировкам ребята готовы на все сто процентов. Но надо учесть, что Женя с Володей (Тарасова – Морозов – прим.) еще молодые по меркам парного катания и не имеют богатого международного соревновательного опыта, не до конца знают, как справляться с различными нюансами, не до конца знают себя. Поэтому случаются казусы, как на этапе Гран-при «Скейт Америка», когда в произвольной программе, сорвав первый элемент, они не смогли отработать программу дальше. Посыпались ошибки, и в сумме получилось то, что получилось, хотя потенциально спортсмены были готовы прокатать эту программу так же, как короткую. Из пяти выходов на каток в Чикаго, четыре были безупречными. Думаю, что ребят подвел психологический настрой.

Я сравниваю эту пару с Таней и Максимом (Волосожар – Траньков – прим.), Ксюшей и Федором (Столбова – Климов – прим.), и вижу разницу. Разницу в том, что до того, как эти фигуристы стали у меня тренироваться, они уже прошли такое горнило соревнований, переболели победами и проигрышами, и все это сделало их бойцами. Чем отличаются опытные спортсмены от молодых? Опытные выходят на лед и как звери бросаются на амбразуру, потому что понимают: едут побеждать. Чтобы воспитать у спортсменов психологию победителя, нужны время, опыт. Хотя бывают и «чемпионы по тренировкам», которые выходят на старт и не катаются.


Мне кажется, что Наташе и Александру (Забияко – Энберт – прим.) в каком-то смысле будет проще. Они из той категории спортсменов, которые умеют собираться. До того, как встать в пару, они перепробовали много чего. Наташа каталась за Эстонию долгое время, Саша тренировался и выступал с другими партнершами.

Опыт снимает многие вопросы и проблемы, том числе психологические. Это касается не только наших фигуристов. На чемпионате Европы я наблюдала за Бруно Массо – партнером Алены Савченко, которого также можно причислить к молодым спортсменам. Я видела, как волновался фигурист перед выходом на лед. Красное лицо, испарина на лбу…

Нужен опыт. Кто будет увереннее, наглее, психологически устойчивее, тот быстрее придет к результату. Так что готовность тренировочная и то, что спортсмен может показать на старте, разные вещи. Содержание у этих понятий разное.

-- Вы частично ответили на следующий вопрос, и все-таки, что помешало Тарасовой – Морозову подняться выше третьего места на «Скейт Америка»?

-- Тут много нюансов. Женя и Володя, как Наташа с Сашей лидировали после короткой программы на своих Гран-при. Первые -- на «Скейт Америка», вторые -- на «Кубке Ростелеком». Это было в первый раз в их жизни – победа после первого дня на таких серьезных соревнованиях. После такого нужно уметь себя собрать. В свое время мы проходили это с Таней и Максимом, когда после успешной короткой программы журналисты наваливаются на тебя, интервью, разговоры, вопросы, ответы… Объясняешь, выплескиваешь эмоции, а ведь на утро надо встать и начать все заново, с холодной головой. Выйти на тренировку спокойным и уверенным, настроиться на старт.

Жене с Володей в Америке, когда они на 7 баллов опережали соперников после короткой, задавали вопросы, которые были несколько преждевременными, но ребята вынуждены были отвечать, задумываться. На Ходынке, проходя мимо Наташи с Сашей и видя, как они разошлись, общаясь с журналистами, я тихо сказала: «Ребята, завтра произвольная».

Но это опыт. Я не жалуюсь. Пусть учатся. Через это надо пройти. Просто так ничего не дается.

Кстати, сейчас во Франции легкой жизни не будет. Расписание турнира очень неудобное для парников, потому что тренировки начинаются в 7.30 и 8 утра у групп. Вы только представьте, 7 утра, нужно встать, размяться, выйти на каток и делать многооборотные выбросы, прыжки... Раньше опытные фигуристы, например, китайцы в аналогичной ситуации утренние тренировки вообще пропускали. Так что в какой-то степени это будет рулетка – получится – не получится.

Но ведь и расписание Олимпийских игр составлено жестко. Соревнования у фигуристов будут заканчиваться около трех часов дня. «Прайм-тайм» для Америки. Кто платит, то и заказывает музыку. И если эта музыка должна прозвучать в удобное для американских телезрителей вечернее время, то все остальные должны подстроиться. Похоже, что никого не интересует спортивная составляющая, соревнования все больше напоминают шоу, а о здоровье спортсменов никто не думает.


«О планах Столбовой и Климова поговорим после 21 ноября»


-- Всех волнует состояние Ксении Столбовой и Федора Климова. Каковая сейчас ситуация?

-- Они тренируются уже несколько дней на полу. До 15 ноября Ксюше запретили надевать коньки. На лед она выйдет после 15-го. Состояние у ребят рабочее. Желание огромное. Они настолько соскучились по тренировкам, что рвут и мечут. На полу работают великолепно. В этом году у них получились очень интересные программы. Хочется, чтобы зрители, наконец, их увидели.

Программы поставил Николай Морозов, в качестве хореографа с ребятами работал Юрий Смекалов. Он приезжал в Сочи, где они провели очень плодотворную неделю. Произвольная программа, на мой взгляд, стала просто потрясающей. Юра добавил много интересных нюансов с корпусом, руками, сместил акценты… То, что он сделал, получилось на самом деле здорово. Смекалов привнес много своего, а все коньковые вещи поставил Коля.

-- Почему так затянулось лечение Ксении? Даже пошли разговоры, что все это блеф.

-- Дай Бог здоровья и счастья тем, кто это говорит. И чтобы пресечь все домысли, подробно объясню, что произошло на самом деле. Постановочную работу, то есть ставили программы мы на старых ботинках модели «Джексон», на которых катается Ксения. Параллельно нам шили новые ботинки. Еще на финале Гран-при в Барселоне мы общались с представителями фабрики и попросили, чтобы для Ксюши сделали более крепкие ботинки такой же модели. Но, как выяснилось позже, уже после того, как Ксения и Влад Жовнирский слетали в Канаду, нашу просьбу до руководства компании не донесли, и модель сделали не такую, как мы просили. Боковые «щиколотки», которые в старой модели были достаточно широкими, в новой оказались на два сантиметра уже, и доминирующими в ботинке стали язык и шнуровка. К тому же, если на правом ботинке язычок был нормальным, то на левом немного плотней. В итоге у Ксении шнуровка даже разъехалась и впилась в надкостницу.

На новые ботинки мы встали в июле. Все фигуристы знают, что такое раскатать ботинки. Это и мозоли, и ссадины… Приходится терпеть. Проблема в том, что Ксения терпела долго. Она вообще по характеру очень терпеливый человек. На новых ботинках мы стали делать четверной выброс, и практически дошли до того, когда все стало получаться. Но у спортсменки появилась боль в ноге. Причем, до такой степени, что Ксения стала поджимать левую ногу. На месте шнуровки появилось уплотнение. Мы обратились к врачам. Специалист, которая восстанавливала Ксению и Федора перед чемпионатом мира, к сожалению, в тот момент была в отпуске. Нас направили к другим специалистам ФМБА, которые поставили диагноз воспаление надкостницы. Один из врачей, который раньше лечил Ксению в Петербурге, вызвался помочь, провести лечение, после чего ситуация усугубилась. Накануне вылета на сбор в Италию у Ксении раздуло ногу. Пошло обострение, воспалился нерв. Никакие методы не помогали. Со сбора спортсменка вернулась.

Хуже всего, что у нее пропала чувствительность в трех пальцах. Ксения даже не могла какое-то время ходить. Боль дикая. Мы обращались к самым серьезным специалистам. Испробовали разные способы и методы лечения, но ничего не помогало. Ситуация осложнялась тем, что Ксения аллергик, и многие лекарства ей противопоказаны. Пробовать что-то еще в той ситуации, которая в последнее время сложилась вокруг нашего спорта, означало идти на риск. Это спортсменам из других стран разрешают терапевтические исключения. А россиянам следует лечиться на «хлебе и колбасе». Поэтому лечение растянулось.

Нас поставили перед фактом делать операцию. Очищать спайки, которые образовались. Третий палец на левой ноге не сгибался. А без этого в фигурном катании делать нечего. Толкаться и прыгать невозможно. Во время толчковых движений у Ксюши возникала сильная боль. Ребята могли делать поддержки, подкрут, дорожки, вращения, за исключением выброса и прыжков. Но без этих элементов можно кататься в шоу, но не выступать на соревнованиях.

Единственный выход было ехать к нашему Хорхе в Америку. Три недели он работал с Ксенией. Его лекарство -- только руки. Он потрясающий диагност и врачеватель. Лечение протекало сложно, но под конец чувствительность пальцев восстановилась.

-- Если все пойдет хорошо, успеют ли ребята подготовиться к чемпионату России?

-- Мы это обсуждаем. Договорились так. С 15-го ноября выйдем на каток. 21-го садимся и принимаем решение. Такие спортсмены как Столбова и Климов очень быстро набирают форму. Мы уже восстанавливались после различных травм.

Вообще, эта пара Столбова – Климов очень любопытная. Ребята такие необычные – забавные, интересные... У них и до того, как начали кататься у меня, случались травмы. А когда перебрались в Москву, и мы поставили программы, после чего опустили Ксюшу и Федора на 10 дней в отпуск, чтобы в июне ехать на первый сбор, партнер вернулся с отдыха со сломанной ногой. Помните? Федя отправился тогда с Кириллом Халявиным на Кипр. И как выяснилось потом, всю жизнь он боялся велосипедов. А тут решил попробовать и в последний день отпуска упал, сломал ногу с разрывами, со всеми делами. Это был олимпийский год.

Тогда мы подождали 10 дней, и я приняла решение -- забрала Федю на сбор в Финляндию. Там врач-остеопат, который работал с нашими лыжниками-спринтерами, восстанавливал его. Федя ходил на костылях, но был с командой. Я очень хорошо понимала, что если мы оставим парня в Москве, то не «соберем» его потом. Не будет у него ни сил, ни желания. А так он находился со всеми.

После Финляндии полетел с нами в Америку. Лечился у Хорхе. Попробовал в Америке кататься. И когда мы возвращались оттуда, то оставил свою «третью ногу» в мусорном ведре.

Хорхе оказался для нас палочкой-выручалочкой, стал золотым членом команды. Уникум.


«Каждая Олимпиада – это новый вызов»

-- Как вы считаете, не помешает ли дальнейшему выступлению Столбовой – Климова столь длительный перерыв?

-- Это знает только Боженька, а звонить ему я не буду. На днях мы разговаривали с ребятами. Их цель Олимпийские игры. Все подчинено этому. Есть нереализованная мечта. Они этого хотят. А наша задача всех взрослых людей, которые рядом с ними, помочь им в этом.

И потом, мы же не сами выбирали эту ситуацию. В спорте никто не застрахован от травм. А вдруг, наоборот, этот перерыв даст им толчок, подогреет их неуемное желание выступать. Они сейчас соскучились по соревнованиям. Если после Олимпийских игр все шло тяжело, через не могу, не хочу, не буду, то сейчас совсем другая история. Я сама через это прошла, потому что у меня как у тренера это тоже была первая Олимпиада. Когда все хорошо и успешно, ты понимаешь, что сделал хорошую работу, получаешь огромное удовлетворение. Но проходит время и нужно все снова начинать. Сразу возникают вопросы: а зачем, для чего?

-- И сил нет…

-- Силы есть всегда. Мы все, живущие на Земле, думаем, что мы слабые. А по факту это совсем не так. Мы сильные. Просто надо уметь держать себя в жесткой дисциплине. Не нужно расслабляться до такого, после чего придется себя собирать. Я каждый раз говорю об этом спортсменам, сыну, друзьям: «Ребята, должна быть граница, за которую не следует переступать». Если мы дойдем до черты и будем знать, что это пограничное состояние, из которого быстро вернешься в форму, это нормально. Ситуация, обстоятельства, первая Олимпиада, 25-я – все будет неважно. Нужно уметь держать себя и анализировать ситуацию.

Например, впереди Олимпийские игры в Корее. Как готовиться, какую тактику выбрать? Ведь от того, какое решение будет принято, зависит, к чему придешь. Нужно взвесить все за и против, а в этот раз они в таком диапазоне! Надо просчитать, проанализировать все нюансы. Но это и интересно, это новый вызов.

Сейчас в парном катании есть реальные претенденты на олимпийское золото – канадцы Дюамель -- Рэдфорд, немцы Савченко – Массо, китайцы Су -- Хань, которые из-за травм тоже много пропустили. После серии Гран-при прошлого сезона на турнире партнерша упала с четверного выброса, травмировалась серьезно – повредила глаз, он стал минус восемь. Спортсмены не выступили в финале. А через три месяца стартовали на «Четырех континентах». (Если мы Наташу Забияко, учитывая предписание врачей, не выпускали на лед полгода, то у китайцев свои правила).

После завершения сезона китайская девочка садится в инвалидное кресло, потому что ей делают серьезную операцию на ногах. И она четыре месяца после этого проводит «на колесах». Когда летом шло распределение по этапам Гран-при, и назвали их фамилии, я удивилась: как? четыре месяца в инвалидном кресле и стартовать? Но они отказались и от первого этапа в этом сезоне, и от домашнего Гран-при…

Американская пара Хэвен Денни – Брендон Фрейзер пропустила много в прошлом сезоне, потому что партнерша тоже упала с четверного выброса и «порвала» колено. Год хромала, сейчас катается в специальном «наколеннике» от середины бедра до ботинка на правой ноге. Другая пара из Америки -- девочка прооперирована…

Вот и выходит, что выдерживают в основном возрастные спортсмены, которые уже оформились, а молодые травмируются. И дело тут не только в том, что тренеры плохие. Просто поколение 80-х генетически крепче тех, кто родился в 90-е. Не секрет, что азиатские и темнокожие спортсмены также крепче тех, у кого белая кожа.

Мы можем хлопать ресницами, разводить руками, но никто не хочет понять, что это спортивная наука. В нашей стране ее нет. Нет специалистов, которые бы дали ответы на возникающие вопросы. Мы готовимся методом «тыка». Нас пытались правильно вести до Олимпийских игр в Сочи. Но, к сожалению, эти профессионалы больше не работают. Кто-то по возрасту ушел, другие не хотят брать на себя ответственность. Мы привыкли все делать наобум, надеяться на авось, что все произойдет по щучьему велению, придет русский Ваня и выдюжит. И это не только в фигурном катании. Руководители спасают свои шкуры, а спортсмены и тренеры брошены. Меня тут пригласили на телевидение, спросили: «Есть ли стратегия подготовки к предстоящим Олимпийским играм?»

-- Что вы ответили?

-- Может быть, и есть, но меня забыли об этом предупредить. Кто-то отчитывается, кто-то о чем-то рассказывает и на этом все заканчивается. У нас нет спортивной медицины, нет науки, не осталось профессиональных менеджеров в спорте. Был один и с ним так поступили. А ведь Юрий Дмитриевич Нагорных профессионал до мозга костей. С 12 лет сам занимался спортом. Понимает и разбирается в спорте досконально. Я очень завидую тем, кто будет с ним работать в будущем. Это классный организатор, руководитель, менеджер. Такими кадрами разбрасываться нельзя и неправильно.


«По природе Федор отличник»

-- Давайте вернемся к тому, о чем мы говорили. Интернет пестрит объявлениями, что Федор Климов открывает зимний лагерь для начинающих фигуристов. Если это так, то хватит ли у него времени и сил, чтобы полноценно готовиться к турнирам?

-- Сразу расставлю точки над «i». Климов является лицом этого кемпа. Он примет участие в открытии лагеря, проведет автограф-сессию, но работать в качестве тренера в этом лагере не будет. Там есть другие специалисты. Федя является, если так можно выразиться, «брендом» тренировочного лагеря. Откройте сайт, где выложена вся информация, там четко все прописано.

После Нового года Климов будет заниматься подготовкой к чемпионату Европы, если здоровье ребятам позволит. Тренироваться пара будет в Сочи.

-- Как вы оцениваете комментаторские способности Климова?

-- Я не смотрю фигурное катание по телевизору, но уверена, что и с этим Федор прекрасно справляется. Он очень интеллигентный и культурный парень. По природе отличник. Федор с красным диплом оканчивает все учебные заведения.

Сейчас он учится в МГУ на факультете спортивного менеджмента, который, кстати, оканчивает Таня Волосожар, где учится и Вова Морозов, так вот декан Елена Халипова и куратор факультета Михаил Швыдкой на Федю не нахвалятся.

Федор на третьем курсе. Все это время он успевал совмещать тренировочный процесс с учебой. Он и там идет на красный диплом.


«Давать одаренным детям путевку в жизнь – это огромное счастье»

-- Несколько месяцев назад вы стали заместителем руководителя общеобразовательного центра «Сириус» в Сочи, где отвечаете за спортивную часть работы. Для чего вам это нужно? И как удается совмещать тренерскую деятельность с новым проектом?

-- Этой мой выбор, мое решение, мое время. Я согласилась на эту работу по нескольким причинам. В основе этой деятельности лежит огромный созидательный пласт. Я по натуре созидатель. Мне нравится строить. Давать одаренным детям путевку в жизнь, открывать в них новые грани таланта – это огромное счастье.

Но если быть до конца откровенной, то, прежде всего, меня потрясла руководитель «Сириуса» Елена Владимировна Шмелева. Уникальный человек. По знаниям, по энергетике, по креативности, эпитеты можно продолжить. Мы сразу нашли общий язык. Это как пинг-понг. Когда встречаешь человека, вопрос – ответ, и ты понимаешь, что на одной волне. Сначала мне было просто интересно общаться. Мы познакомились во время кемпа в Сочи. Второй раз встретились на чемпионате Европы по шорт-треку, когда я прилетела в свой выходной к друзьям, поболеть за них. Во время разговора Елена Владимировна попросила помочь, изложить рекомендации по одному проекту. Через месяц я принесла ей три странички предложений. Помню, как она показала стопку бумаг на столе и сказала, что это тоже предложения. «Но мне интереснее эти три листика, которые вы привезли», -- сказала она. Потом мы встретились в Москве, зашел разговор о моем возможном участии в проекте. Я ответила, что у меня есть работа. В ответ мне были озвучены некие конструктивные формы сотрудничества. Над предложением я думала с мая, а 1 июля подписала контракт.

Моя работа не требует постоянного присутствия на территории «Сириуса». Я привезла туда свою команду. Подобрала на этот проект людей, которые досконально знают спорт – участники Олимпийских игр по легкой атлетике, действующий тренер кандидат наук… Они ведут свои направления, находятся в Сочи все время. Мы постоянно на телефоне, в скайпе, интернете. Как только появляется возможность, я лечу туда. Тем более, что сборы, прокаты, соревнования нередко проходят в Сочи…

Работы много. Но для меня это переключение с фигурного катания на иную более широкую сферу деятельности, связанную со спортом и не только со спортом. Это новый формат, новые идеи, проекты, которые открывают новые горизонты. Меня все это очень увлекает.

-- Не получится ли так, что через какое-то время эта работа, которая вызывает у вас такой интерес, выйдет на первый план?

-- Мы ни от чего не застрахованы. Если и дальше будет такое отношение к спорту, какое мы наблюдаем сейчас, то я не исключаю перемен. К сожалению. Хотя для кого-то, может быть, на радость.

-- А фигурное катание?

-- Я часто повторяю: «Люди, развивайтесь». Думаю, что детище, которое мы с тренерами и специалистами создали, способно при любых обстоятельствах двигаться вперед.

Ольга ЕРМОЛИНА

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 23 янв 2017, 21:53 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
https://sochisirius.ru/news/939

НИНА МОЗЕР: «КОГДА ПОЛУЧЕНА МЕДАЛЬ – ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО РАБОТА СДЕЛАНА»

В «Сириусе» прошла встреча Заслуженного тренера России по фигурному катанию, заместителя руководителя Фонда по направлению «Спорт» Нины Михайловны Мозер и ее воспитанников, серебряных призеров Чемпионата России 2016-го года, победителей Финала Гран-при по фигурному катанию 2016-го года во Франции Евгении Тарасовой и Владимира Морозова с участниками январской образовательной смены.

Об «олимпийском золоте», о том, как добиваться высоких результатов в спорте и о том, что чувствует спортсмен, когда в его честь поднимают флаг страны, – больше часа ребята задавали гостям самые разные вопросы.
| +
– Добрый вечер, вопрос к тренеру и парам. Сколько часов в день нужно тренироваться, чтобы показывать такие высокие результаты?

Владимир МОРОЗОВ: Ежедневно тренируемся от 4 до 6 часов. Сначала это дается нелегко, но потом становится привычкой. Вскоре ты уже не замечаешь нагрузки – длительные тренировки становятся обычным распорядком дня.

Нина МОЗЕР: Я бы добавила по этому ответу, ледовая тренировка зависит от подготовки спортсмена и задачи, которая перед ним стоит на настоящий момент. Если в начале сезона мы можем кататься два раза по 1,5 часа, то в период серьезных квалификационных соревнований наши тренировки укладываются в 1 час интенсивных катаний. На крупных соревнованиях – это 30 минут. И за эти полчаса необходимо качественно откатать все элементы программы. За 45 минут до самой ледовой тренировки, по обыкновению, проходит обязательная разминка, куда включены и хореография, и общая физическая подготовка.

– Нина Михайловна, какой элемент является самым сложным в программе парного фигурного катания?

Нина МОЗЕР: В парном катании их очень много. Но, наверное, самая сложная работа – над координацией. Если одиночники, например, могут свободно выполнить четверные прыжки, то в паре это сложнее. Важно взаимодействие обоих спортсменов, их синхронность. Главное, не испугаться и вместе с партнером все чисто выполнить.

– В каком возрасте фигуристам можно вставать в спортивную пару?

Нина МОЗЕР: Когда фигурист изучает двойные прыжки, начинает их осваивать, овладевает всем набором вращений. Также важно, чтобы фигуристы подходили друг другу по росту, весу – ведь им предстоит выполнять сложные элементы в такт с партнером. Поэтому вопрос возраста очень индивидуальный. Сегодня есть пары, в которых девочке 10 лет, а мальчику – 14. Поэтому начинать можно и с 9, и 10 лет. Если нравится – надо просматриваться у тренера и, если все получается, вставать в пару.

– Владимир, расскажите, сложно ли было вам вставать в пару?

– Владимир МОРОЗОВ: Сложностей никаких не возникало, как-то все само сложилось. От тренировок получали большое удовольствие, работа в паре нам сразу понравилась. Может, дело в совместимости, но я считаю, что за 4 года нашей совместной работы мы добились неплохих результатов.

- Нина МОЗЕР: Ребята действительно встали в пару практически 5 лет назад, но до дуэта Тарасова-Морозов они уже были опытными спортсменами парниками.

– Вопрос к Евгении Тарасовой: как долго Вы шли к таким показательным результатам?

- Евгения ТАРАСОВА: К хорошим показателям быстро не приходят. Я начала кататься в 4 года и дальше на протяжении всей жизни стремлюсь быть лучше, идти к высшим целям.

– Евгения, чем вы еще увлекаетесь, кроме фигурного катания?

Евгения ТАРАСОВА: Свободного времени у нас немного: иногда получается сходить в театр, в кино. Когда мы на сборах, уделяем время прогулке: осматриваем город, его достопримечательности.

– Вопрос к спортсменам. Если на выступлении один из партнёров упал, кто виноват?

Евгения ТАРАСОВА: После прокатов мы проводим, так называемый, «разбор полетов» с тренером, сами просматриваем свои выступления. В паре нет виноватого – вы работаете вместе, и если один падает, значит, ошибку допустили оба.

– Вопрос к Евгении Тарасовой: сложно ли было из Казани переехать в Москву?

Евгения ТАРАСОВА: Я переезжала в 14 лет и очень скучала по родным. Но в группе Нины Михайловны все ребята были дружными и заботились друг о друге. Постепенно привыкла, ведь я понимала, для чего уехала.

– Нина Михайловна, расскажите, что Вы чувствуете, когда выступают Ваши ученики?

Нина МОЗЕР: Большое чувство ответственности и человеческое волнение. Но вместе с тем, есть и чувство уверенности в своих спортсменах. В каждом турнире, в каждом старте я мысленно прохожу с ними каждый элемент и чувствую то же самое, что и они.

– Расскажите, как удачно подобрать музыку к прокатной программе?

Нина МОЗЕР: Это индивидуальная работа. Когда ты видишь спортсмена на катке, всегда появляется представление о том, какая программа ему подойдет. Каждое движение, каждый сложный элемент должен гармонично вписываться в музыку. Надо, чтобы музыка была понятна как судьям, так и зрителям. Надо понимать современные тенденции, ориентироваться на целостность программы.

– Вопрос к Нине Михайловне, есть ли между парами, которые Вы тренируете, дух соперничества?

Нина МОЗЕР: Конечно, есть. Каждая из пар хочет победить на соревнованиях. Было бы удивительно, если бы они уступали друг другу место на пьедестале. Но меня радует, что между моими воспитанниками нет злости. Они не воюют между собой, они просто соперники. И только на соревнованиях. В жизни – друзья.

– Нина Михайловна, что Вы чувствовали, когда Ваши ученики выиграли золото?

Нина МОЗЕР: Опустошение. Когда получена золотая или серебряная медаль – ты понимаешь, что работа сделана. Что дальше? А дальше – все сначала.

В конце встречи Нина Михайловна пожелала юным фигуристам никогда не сдаваться и уверенно идти к победам на отечественных и международных аренах. Потому что «поднимать флаг своей Отчизны за пределами страны и показывать, что мы сильнее всех в спорте, – очень почетно».

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 25 янв 2017, 19:22 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.aif.ru/sport/person/nina_moz ... portsmenov

Нина Мозер: «Я никогда не буду лезть в личную жизнь своих спортсменов»

На старте Чемпионата Европы по фигурному катанию катанию «АиФ» пообщался с Ниной Мозер - тренером сильнейших российских спортивных пар.

| +
Дмитрий Гранцев, «АиФ»: Нина Михайловна, признайтесь, как вам удалось запустить этот «парный конвейер»? Взять хотя бы последний чемпионат России - все призовые места заняли ваши ученики.

Нина Мозер: Дело в том, что о «конвейере» никто никогда не задумывался. Просто нам удалось создать школу, куда приходят ребята, мечтающие о серьёзном спортивном успехе. Есть система здоровой конкуренции, которая заставляет каждую пару двигаться вперёд. Вот и всё.

Нина Мозер
Родилась в 1964 г. в Киеве. Заслуженный тренер России. На Олимпиаде-2014 её подопечные выиграли 2 золотые медали и 1 серебряную (Волосожар и Траньков, Столбова и Климов). На ЧЕ-2017 все 3 российские пары представляют группу Нины Мозер.


- Завистники появились?

- Ну, наверное, как и у любого другого специалиста, показывающего результат (улыбается). Стараюсь не обращать внимания на подобные вещи. Я всегда стремилась к тому, чтобы оставаться порядочным и отзывчивым человеком. Но невозможно быть удобной для всех. Люди разные: кто-то ставит во главу угла творчество, кто-то - заработки.

- В чём, на ваш взгляд, главная сложность работы тренера, когда речь идёт о подготовке дуэта?

- Когда работа связана не с бумагами и компьютером, а с людьми, главное - это психологический аспект. Будь это фигурист, лыжник, музыкант, пилот. Сложность же работы с парой заключается в том, что имеешь дело с двумя личностями, характерами. И тут надо бесконечно идти на компромиссы, соблюдать интересы всех сторон. Быть не только психологом, но и дипломатом.

- Есть тренеры, которые пытаются контролировать личную жизнь своих спортсменов, стараются оградить от возможных ошибок. У вас таких порывов не было?

- Не было, нет и не будет. Мы встречаемся, чтобы сделать свою работу. А вмешиваясь в чужую жизнь, ты берёшь на себя очень большую ответственность. Да, можно дать совет, попытаться направить... Но где гарантии, что это верный совет, направление? Кто сказал, что твои взгляды на какие-то вещи - правильные?

Допинг и коньки

- Всегда казалось, что фигурное катание и допинг - вещи, которые находятся в разных плоскостях. Но, похоже, глава независимой комиссии ВАДА Ричард Макларен пытается убедить нас в обратном. По меньшей мере, иностранные СМИ, ссылаясь на инсайдерскую информацию, сообщили, что российские фигуристы замешаны в манипуляциях с допинг-пробами.

- В фигурном катании все допинги бесполезны. Уже который раз повторяю: мы чисты и честны. Российских фигуристов сотни раз проверяли и до Сочи, и после. Никаких претензий, нареканий к нам не было. Сдано огромное количество допинг-проб, у нас есть все документы на руках, все доказательства. Но эти господа упорно продолжают твердить: «Русские - плохие ребята». Ну что ответить на это?

Я не хочу давать характеристики Макларену, но не могу сказать, что он честно выполняет свою работу. Хотя бы потому, что его доклады основаны на показаниях одного человека, вокруг которого сплошной обман (Г. Родченков - экс-глава московской антидопинговой лаборатории. - Ред.). И очень жаль, что мировая общественность купилась на эту «сенсацию». На раскрутку которой, замечу, затрачены огромные средства, как будто в мире нет лучшего им применения.

Изменилось ли отношение к россиянам в мире фигурного катания в связи с последними событиями?

- Нет, не думаю. Но скажу вам так: мы приезжаем на соревнования, чтобы выступать, а не чтобы отслеживать, кто на кого косой взгляд бросил.

- Вы наверняка размышляли, что стоит за этими скандалами в российском спорте. Поделитесь своими соображениями.

- Если бы вы задали этот вопрос несколько месяцев назад, то я бы дала оценку ситуации. Но моё представление о многом изменилось. Сейчас я понимаю, что не стоит создавать ответную волну. Наши оппоненты только и ждут, чтобы мы втянулись в эту «игру». И, если честно, я устала от этой темы, от напряжения, которое витает в воздухе. Главные мои соображения сейчас - это уйти в отпуск после чемпионата Европы и немножко отдохнуть.

Волосожар станет мамой

- Давайте поговорим о самом фигурном катании. Кажется, что оно постоянно движется в сторону технического усложнения. К чему это рано или поздно приведёт?

- Да, Международный союз конькобежцев каждый год требует усложнения программ. Отсюда и такое количество травм. Так, сейчас половина из 6 ведущих дуэтов мира находится в отпуске по состоянию здоровья. И существует большая вероятность того, что скоро на соревнованиях будут выступать только молодые спортсмены. Потому что многие зрелые пары не выдерживают такой нагрузки. Думаю, какие-то изменения возможны, если наконец будет услышан голос ведущих фигуристов. Но вряд ли это произойдёт раньше Олимпийских игр-2018.

- Но всё же ваши подопечные Фёдор Климов и Ксения Столбова смогли выиграть чемпионат России, несмотря на то что пропустили существенную часть сезона из-за травм...

- Знаете, Ксения и Фёдор - это мастера высочайшего класса, обладатели олимпийских медалей. И даже за две недели, если они здоровы, они могут собраться и показать всё лучшее, на что они способны.

- Какие новости у пары Волосожар и Траньков?

- Таня в конце февраля готовится стать мамой. Это главная новость.

- Что бы вы ещё хотели добавить к нашему разговору?

- Мне хотелось бы пожелать нашим болельщикам и читателям «АиФ» мира. Сегодня я понимаю, что именно это по-настоящему важно.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 05 апр 2017, 12:39 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
2017 Golden Skate Interview with Nina Mozer


_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 22 май 2017, 12:09 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.fsrussia.ru/intervyu/2995-ni ... atsya.html

Нина Мозер: «Если не развивать парное катание в мире, то с кем мы будем соревноваться?»

С тренером Ниной Мозер, подготовившей двукратных олимпийских чемпионов Татьяну Волосожар – Максима Транькова, серебряных призеров Игр в Сочи Ксению Столбову – Федора Климова, мы встретились в Новогорске на летнем международном сборе спортивных пар. В перерыве между тренировками Нина Михайловна согласилась ответить на наши вопросы, объяснила, для чего необходимо проводить летние кэмпы с участием зарубежных фигуристов, рассказала о подготовке своих пар к новому сезону и выразила недоумение по поводу олимпийского расписания соревнований по фигурному катанию на предстоящих Играх в Корее.
| +
-- Нина Михайловна, прочитав информацию о летнем международном кэмпе в Новогорске, кто-то, наверняка, задался вопросом, а зачем нам нужно подтягивать соперников?

-- Для того, чтобы было с кем соревноваться. Недавний пример – Универсиада в Алма-Ате, где соревнования в парном катании были отменены, потому что, кроме России, другие страны не смогли выставить своих участников. Если посмотреть на ситуацию в парном катании в мире, то в последнее время количество стран, где развивается этот вид, растет. И это во многом благодаря усилиям Международного союза конькобежцев (ИСУ), который стал организовывать и проводить международные обучающие летние сборы для спортсменов и тренеров по парному катанию.

Я не открою Америку, если скажу, что парное катание – один из самых сложных видов фигурного катания. С учетом сегодняшних тенденций – четверных выбросов, подкрутов, многооборотных параллельных прыжков, сложных поддержек, парное катание становится еще сложней, травмоопасней. Поэтому его нужно понимать и изучать. Для любой страны, которая начинает развивать этот вид, не имея знающих специалистов и тренеров, сделать это очень непросто. Поэтому Международная федерация (ИСУ) и выступила с инициативой, проводить международные кэмпы, начиная с новисов и юниоров, а сейчас есть идеи пойти дальше.

Эффективность от такой практической работы видна всем. Чехи Душкова – Бидар два года назад были на нашем сборе. На тот момент у спортсменов были проблемы с подкрутом, и над этим они много работали. Участвовали в наших сборах и австралийцы Александровская – Виндзор. И обе пары выиграли юниорский чемпионат мира. В этот раз в Новогорске собрались фигуристы из Италии, Испании, Франции, Германии, Венгрии, Австралии и, конечно, наши пары. Эти спортсмены уже умеют делать многие элементы, но их нужно довести до уровня, чтобы пары были конкурентоспособными и могли отбираться на крупнейшие турниры.

Важно, что в числе участников кэмпа были российские молодые дуэты из Перми, Екатеринбурга – из тех городов, где всегда растили и давали нашей сборной хороших фигуристов. Ни для кого не секрет, что на протяжении многих лет сборная СССР базировалась на пермских, свердловских парах. Другое дело, что когда необходимо было совершенствовать мастерство, то на местах возникали проблемы с хореографами, постановщиками, из-за чего фигуристы и перебирались в Ленинград, Москву, чтобы реализовать себя на другом, более высоком уровне. В этой связи международные кэмпы ИСУ играют очень важную роль, поскольку все пары приезжают на сборы со своими личными тренерами. А это дает возможность смотреть, учиться, общаться, обмениваться мнениями, задавать вопросы. Я обратила внимание, что нашим молодым специалистам это очень нужно.

В России кэмп по парному катанию проводится в третий раз. За эти годы мы создали систему, которая работает как часы, привлекли многих специалистов – хореографов, театральных танцоров, психологов, врачей, чтобы за 9 дней сбора дать тренерам и спортсменам разносторонние знания. В июне похожий кэмп, правда, немного в другом формате, мы проведем в Америке, Денвере, и туда уже записалось 27 пар. В этот период мои спортсмены будут на сборе по ОФП с Леонидом Райциным, Ксюша с Федей (Столбова – Климов – прим.) на постановке, так что у нас с Владом Жовнирским и Робином Шолковы будет несколько дней. В Денвер приедут опытные американские тренеры, и одна из тем, которые планируем обсудить, каким образом в современных условиях спортсменам подходить к соревнованиям. Это очень важный и тонкий момент.

После всего сказанного, возможно, я получу очередную порцию критики, найдутся и такие, кто спросит: «Зачем вам это нужно? Это ваша работа, ваш бизнес, и вы – сумасшедшие, что делитесь своими секретами». Но я хочу сказать, что мир фигурного катания очень тесный, а мир парного катания еще тесней. Тренеры и специалисты должны общаться, чтобы понимать, каким образом развивается этот вид, в каком направлении двигается, как сделать так, чтобы сохранить зрительский интерес, а главное – спортсменов. Если парное катание будет сильным в мире, то оно будет интересно всем – спортсменам, судьям, публике, которая приходит на соревнования, чтобы не подсчитывать количество падений, а наслаждаться классным катанием. В имиджевом плане такие контакты, семинары, кэмпы с участием российских специалистов играют важную роль, потому что поднимают авторитет российского фигурного катания.

-- На сборе присутствовала ваша новая юниорская пара Елена Павлова – Даниил Паркман. Расскажите, пожалуйста, о других учениках, кого мы не видели в Новогорске.

-- После того, как второй год подряд юниорский чемпионат мира выиграли зарубежные пары, стало очевидно, что в этом плане нам необходимо предпринимать более активные действия. Мы собрали, на мой взгляд, достаточно сильную юниорскую группу. Четыре пары, из которых три с тройным параллельным флипом, лутцем, каскадами из двух тройных прыжков. В потенциале эти спортсмены имеют хорошие прыжковые элементы, которые будут хорошо оцениваться, и по подбору пары интересные. Павлову – Паркмана вы видели. Это два сильных одиночника из Петербурга. Мустафина – Миронов – еще одна наша новая пара. Девочка из Казани, партнер тренировался на «Москвиче». Капорцева – Плешков. Рома у нас уже давно, катался с Альбиной Сокур. Он сам из Екатеринбурга. Партнершу нам привела на просмотр замечательный тренер Ирина Васильевна Люлякова, которая работала во Франции, сейчас вернулась. И, наконец, Даша Данилова – Дима Шульгин – тоже интересные ребята.

В июне спортсмены поедут на сбор в Сочи, будут готовиться к сезону. Возможно, в августе на контрольных прокатах мы кого-то из них покажем. Заниматься с этой группой будет Арина Ушакова – супруга Влада Жовнирского, которая вернулась на каток после декретного отпуска и горит желанием, очень хочет работать. Арина – старшая в этой команде, она руководит всем процессом. Амбиции, знания, желание у нее есть, и я очень хочу, чтобы все получилось.

Не буду раскрывать всех секретов, но, возможно, скоро в нашей команде появится еще один тренер, который перейдет со своими парами. В данный момент этот вопрос решается.

-- Как обстоят дела у ваших взрослых спортсменов?

-- Наташе Забияко и Саше Энберту программы практически поставлены. Произвольную им сделал Джузеппе Арена. У нас с ним была давняя договоренность, ребята ездили к нему на постановку. На мой взгляд, программа получилась необычной, с интересным сюжетом, в классическом стиле. Короткую ставил Игорь Чиняев, который уже не первый год работает с парой, знает спортсменов.

Женя и Володя (Тарасова – Морозов – прим.) продолжили сотрудничество с Петром Чернышевым. Новую короткую программу они показали специалистам, в числе которых был и спортивный директор ИСУ Чарли Сир, на сборе в Новогорске. Программа понравилась. Она получилась немного неожиданной, со сменой стиля. В конце июня ребята приступают к постановке произвольной.

Ксюша и Федя будут работать над новыми программами в Америке и Канаде. Подготовку к олимпийскому сезону они начали с профилактики у врача Хорхе Фернандеса. Намучившись два прошлых сезона с травмами и болячками, мы поняли, что без него не обойтись. И хотя, ситуацию с зимними видами спорта при подготовке к предстоящей Олимпиаде можно охарактеризовать фразой: «Денег нет, но вы держитесь», мы нашли возможности, чтобы отправить ребят в Америку.

Предстоящая Олимпиада для Столбовой и Климова, безусловно, очень важна. Ребята, собственно говоря, ради этого и остались в фигурном катании, хотя все знают, через что каждому из них пришлось пройти за последние два года. Они оба нацелены, у них есть четкое понимание, зачем и для чего им это нужно. После чемпионата мира в Хельсинки у нас состоялся обстоятельный откровенный разговор, где все точки были расставлены.

В течение последних месяцев вокруг нашей команды ходило много разных и ненужных разговоров. И я благодарна всем, кто принял участие в дебатах, потому что эта ситуация еще больше сплотила команду. Интересная деталь, что четверо спортсменов нашей группы недавно улетели вместе отдыхать. Так что обстановка и отношения в группе стали более доверительными, потому что делить нам между собой нечего.

-- Какие планы у Татьяны Волосожар и Максима Транькова?

-- В мае мы были в Федерации, обсуждали дальнейшие планы, но пока, как мне кажется, Максим до конца сам не определился. Таня восстанавливается после родов, входит в форму. Они готовятся участвовать в шоу. Скорее всего, после этого решат, что им делать дальше, будут ли готовиться к Олимпиаде, где и с кем.

После Сочи я думала, что Максим перейдет на тренерскую работу и будет плотно заниматься с Тарасовой – Морозовым. У спортсменов на тот момент произошел конфликт с их тренером Станиславом Морозовым, и они вообще хотели уезжать из Москвы. Но Максим решил продолжать спортивную карьеру. Потом случились травмы. Они с Таней не катались по этой причине. В это время с Женей и Володей начал работать Робин Шолковы, Андрей Хекало, другие специалисты группы, и это помогло ребятам быстро прогрессировать, перейти с юниорского на взрослый уровень, показывать хорошие результаты.

В прошлом сезоне Максим попробовал заняться с юниорской парой. Был с ней на сборе в Новогорске. Но сотрудничество не продолжилось. Не так давно Максиму предложили возглавить школу в Москве, но он отказался.

Дело в том, что должность руководителя предполагает много рутинных обязанностей, которые спортсмену, который сравнительно недавно еще сам катался и выступал на высоком уровне, не очень интересны. Тренироваться и тренировать – это совершенно разная работа. Быть тренером -- это другая психология, другой подход. Тренеру нужно быть гибким, уметь ладить с людьми, иметь терпение, уверенность, а эти качества чаще всего приходят с опытом. Сегодня тренер не может работать в одиночку. Возьмите любого, что нашего, что зарубежного, это целая команда – помощники, хореографы, специалисты, врачи, и важно вписаться в коллектив, сделать так, чтобы коллектив под твоим началом стал действительно командой.

Мне, например, необходимо видеть спортсмена ежедневно, чтобы понимать, что и как, и, исходя из этого, составлять его индивидуальный план тренировок. Есть маленькие нюансы – интервалы отдыха, интенсивность, объем работы, и от этих чуть-чуть, которые у разных спортсменов разнятся, зависит конечный результат. У кого-то подготовка к старту проходит проще, у кого-то сложнее. За неделю до соревнований все начинают работать как машина, единый механизм. Но этого непросто добиться. Мальчик, девочка, с разной физиологией, психологией, данными, возможностями, настроем. И на старте всё должно совпасть. Не случайно. Тренер должен рассчитать, подвести спортсменов. Вот в этом и заключается моя задача как тренера группы. Но всю эту работу мы делаем вместе с нашими тренерами и специалистами, прекрасно понимая, что толку каждый день быть чемпионом на тренировке, нужно выйти на старт и в нужное время откатать свои программы.

-- У вас уже есть опыт подготовки учеников к Олимпийским играм. Что можно перенести в этом плане из Сочи в Пхенчхан?

-- От полученного в Сочи опыта можно взять всего процентов двадцать. И тому есть несколько причин. Сочинская Олимпиада была проектом национального масштаба, и при подготовке к ней спортсменам олимпийской сборной были созданы прекрасные условия. Сейчас же ситуация поменялась. Пришло новое руководство в Минспорте. Существенно сократилось финансирование. Наша Федерация делает максимум возможного, чтобы обеспечить подготовку фигуристов к Играм, но это непростая задача.

Есть еще одна вещь, о которой я говорила раньше в интервью. Нам выдали расписание Олимпийских игр. Тренировки у фигуристов начинаются в 7 утра, соревнования - в 10. Следовательно, вставать придется в 5 утра, а с учетом олимпийского командного турнира нагрузка удваивается.

Понятно, что такое расписание было сделано по требованию ТВ и в виду популярности шорт-трека в Корее. Соревнования по шорт-треку будут начинаться вечером, когда обычно стартовали фигуристы. Мне возразят, что в таких условиях будут все спортсмены. Но мое мнение, что в фигурном катании на этих Играх побеждать будет тот, кто проснется.

К тому же фигуристы из Европы еще ни разу не опробовали олимпийский лед. Хотя другие страны имели такую возможность, в прошлом сезоне на олимпийском катке прошел турнир «Четырех континентов». В плане акклиматизации придется нелегко. До Олимпиады остается не так много времени, но пока никто из представителей спортивной науки и медицины не представил нам внятных рекомендаций, как готовиться к старту. За сколько времени лучше приезжать, нужно ли заранее моделировать ситуацию с учетом временной разницы или такие эксперименты приведут к растренированности спортсменов и так далее.

Конечно, я не собираюсь сдаваться. Мы будем биться, но, учитывая все обстоятельства, это очень нелегко. Самое неприятное, что в сложившейся ситуации вопросов больше, чем ответов. Но я не теряю надежды их все-таки получить.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 23 окт 2017, 18:18 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
https://rsport.ria.ru/interview/2017102 ... 11664.html

Нина Мозер: когда меня выводят из себя, просыпается Монсеррат Кабалье

Заслуженный тренер России по фигурному катанию Нина Мозер готовится к своей… последней Олимпиаде. Логику необычного решения специалист, под руководством которого Россия завоевала золото и серебро Игр 2014 года в Сочи в парном катании, объяснила в откровенном интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Анатолию Самохвалову. Она рассказала, как строят фигурное катание, как его разрушают, как в нем врут и почему ей так важно вскоре без него остаться.
| +
Full control - от протоптавшихся немцев

- Нина Михайловна, наблюдая за вами на протяжении двух лет, прихожу к уверенной мысли, что у Мозер абсолютно все под контролем. Ошибаюсь?
- Я системный человек. В нашем роду протоптались немцы, во мне немецкая кровь, и в моей семье всегда была важна точность выполнения. Я привыкла с детства, что система стоит на первом месте. Живя так, я всегда нахожу время, чтобы внимательно отнестись к любому вопросу. Поэтому да, я привыкла контролировать ситуацию.
- Вы когда-нибудь "плыли"?
- У меня не получалось. Я генетически способна мобилизоваться в случае форс-мажора. Когда он происходит, то первое, что я делаю, – это включаю голову и просчитываю все возможные варианты действия. И делаю это очень быстро. Но нельзя сказать, что я со всем справлялась.

- Федор Климов вспоминал в интервью "Р-Спорт", что когда он только перешел к вам в группу, то сломал ногу, упав с велосипеда, но, позвонив вам, тут же получил весь расклад восстановления.
- Я не позволяю своим эмоциям захлестнуть меня. У меня к проблемам рациональное холодное отношение. Сегодня у меня был разговор с тренером, которая в нашей школе отвечает за юниорский пласт. Я ей объясняла, что самое главное качество тренера - умение держать спортсмена в зоне работоспособности. Ты должен быть рассудительным. Нельзя страдать и нельзя безудержно радоваться. Этому меня научил мой тренер Петр Петрович Орлов. Величайший специалист, был тренером Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова, Станислава и Нины Жук.
Орлову поручили организовать в Киеве Украинский художественно-спортивный ансамбль "Балет на льду". Сформировали его десять "фигурных" семей из Москвы и Ленинграда, которых и перевез Петр Петрович. Основной массе прибывших дали квартиры в одном доме. В каждом подъезде по три семьи "переселенцев", я с родителями жила в первом, Петр Петрович – в третьем. Когда он плохо себя чувствовал, моя дорога домой после тренировки (к тому моменту я уже тренировала) пролегала через его квартиру. Я приходила и говорила ему: "Петр Петрович, у меня все прекрасно". Он отвечал: "Да что ты! У тебя так все ужасно". В следующий раз захожу и говорю: "Все плохо, Петр Петрович". "Да что ты! – говорит он мне. – У тебя такая великолепная команда". Я не могла понять, что происходит?! И потом он мне признался: "Нина, тренер должен быть абсолютно ровным в проявлении эмоций. Если будешь болтаться как на волнах, твой спортсмен никогда не поднимется наверх". С опытом я поняла, что спортсмен расстраивается вместе с тобой, радуется вместе с тобой, и на выходе ты получишь атлета, у которого сегодня все получается, а завтра он с треском проваливается. Урок Орлова поселился в моей голове на все мои тренерские годы.
- Неужели вас никто и никогда не выводил из себя?
- Очень редко. Мой крик услышать можно, но надо очень постараться. И если кому-то это удается, тогда во мне просыпается Монсеррат Кабалье. Тогда меня слышно очень далеко. Но все боятся моего "пения".

- Мне все говорят, будь то питерские люди, будь то московские разных возрастов, что Ксения Столбова – очень сложный человек.
- Она сложная в первую очередь для себя. Она не любит пускать посторонних в свой мир, которым она живет. Отсюда и проблемы. Но этот ее мир очень интересный на самом деле. Она очень умная девочка. Буквально два часа назад мы сидели друг напротив друга, и я ей высказывала свое мнение. Она меня слушает. А я слушаю ее. Мы слышим друг друга. Поэтому мы шестой год вместе.
-Она никому не доверяет?
- Не каждому.
- А вам?
- Надеюсь, что да. Ко многим вещам, которые я говорю, она прислушивается. Мы обсуждаем, и она делает то, о чем я ее прошу. Поэтому она здесь.
- При этом она же потрясающая актриса на льду.
- Да, она фантастическая фигуристка в плане передачи эмоций.
- Она не рвет на себе рубаху, но коньком и пластикой передает потрясающую эмоцию.
- У нее очень сильные данные от природы. И физические качества у нее невероятные. Она очень сильна. Хотя у каждого моего спортсмена плюсов немерено.

- Федя – единственный алмаз, который сможет вытерпеть Ксению?
- Характер Феди дает им возможность сосуществовать вместе и идти к пьедесталу. Федя умеет скрывать эмоции и работать. Он хочет результата.
- А Ксюша с ним хочет сосуществовать, или она просто хочет результата?
- Они встретились для того, чтобы делать результат. Из общего по жизни у них только одно – результат. Они абсолютно разные люди.
- Это я уже заметил из разговора с Федей.
- Если бы не работа, они вряд ли бы даже общались. У них совершенно разные интересы, принципы и понимание жизни. Я и о сиюминутных ситуациях, и о глобальных. И видение своего развития у них абсолютно расходится.
- Есть такой спортсмен, с которым вы ни за что не стали бы работать? Ну тот, к кому не нашли ключик.
- Такие были, я с ними просто расставалась через год.
- И они ничего не добивались?
- В некой степени добивались. Моя тренерская практика очень долгая, в ней было безумное количество спортсменов, которые живут в разных уголках нашего земного шара. С большей частью из них мы списываемся, созваниваемся, каждый из них повествует о своей судьбе, и каждый обязательно подписывает: "Ваш любимый ученик…". Понимаете, я тренирую и так выстраиваю отношения, что у человека потом на годы остается ощущение особенного. Ведь действительно во время моей работы с ними они – любимчики.
Но получается это из того, что я всего-навсего просто привыкла общаться с людьми с пониманием, что жизнь человеку дается один раз. Конечно, после аварий или каких-то других катастроф появляется чувство второй жизни, но это все равно никакая не вторая. Поэтому, зачем обижать человека, если можно подарить ему радость, улыбку и счастье? Я не хочу создавать трагедию в голове людей, которые со мной встречаются. Когда я слышу, что мой специалист повышает голос на спортсмена, я ему говорю: "А кто дал тебе на это право?"

- Так специалист ответит: "Нина Михайловна, а он по-другому не поймет".
- Примерно это я и слышу в ответ. Если оскорбить человека, он ощутит осадок на душе. Кто-то переживет, выплюнет и пойдет дальше, а кто-то уйдет в комплексы, наткнется на психологические барьеры. А комплексам свойственно развиваться.
- Но кто-то вспомнит тренера-грубияна с благодарностью: вот не гонял бы он меня, я балбесом бы и остался.
- Нет одной пилюли на всех.

Жизни у тебя теперь не будет

- Кого вы знаете больше - своих фигуристов или сына Никиту?
- Когда мой сын рос, я, как правило, была на катке. Как-то он звонит мне и спрашивает: "Мам, какой у меня размер ноги?" "Приблизительно такой-то", - отвечаю. А он: "А у Антона Токарева какой?” Я: "42-й".
- "Мам, а какой размер костюма мне нужен?" - следующий вопрос.
- "Ну, приблизительно…", - сомневаюсь.
- "А у Сергея Карева?" - уточняет.
- "Сорок восемь", - говорю.
"Мам, какая прелесть, - сказал мне Никита. – Ты так точно знаешь размеры своих фигуристов, но не знаешь мои…" Токарев и Карев – на тот момент члены юниорской сборной России.
Тогда я не могла не обратить внимания на слова сына и понять, что есть несправедливость в моей работе, когда ты полностью посвящаешь себя спортсменам и теряешь родных. У меня такое ощущение, что о своих парах я знаю совершенно все. Когда я начала работать тренером, Лена Водорезова мне как отрезала: "Ты пойми одно – жизни у тебя теперь не будет". Я не поверила. Да ладно, отвечаю, до такой степени, что ли? А через полтора года сказала ей: "Лена, ты была абсолютно права". Моя личная жизнь превратилась в краткосрочные ночевки дома.

- Но Елена Германовна суп варить успевала.
- Она – настоящая женщина. Умеющая и приготовить, и домашние дела сделать, и еще на каток прийти вовремя.
- Вы на кухне не мастер?
- Была мастером, а за последние восемь лет готовить разучилась. Своим руководителям я говорила, что пора для тренеров вроде меня устроить курсы домохозяек, кройки и шитья и так далее. Попадая домой, я чувствую себя неуютно. Я не могу найти какие-то вещи, пытаюсь вспомнить, как сделать суп, и я до сих пор не знаю, как включать мою духовку! Я ничего не пеку, не запекаю. Иду в магазин и там закупаю полуфабрикаты. Ужас для меня – это когда закрываются магазины, куда я захожу, приезжая домой в десять вечера. Тогда у меня есть время только на то, чтобы быстро что-то разогреть и элементарно поспать. Утром встала, позавтракала и опять поехала на каток.
- А почитать на ночь?
- Я очень много читала. Я всегда и везде была с книгой. Ровно до того момента, как стала заниматься спортом высших достижений. Год я жила в Америке, за мной заезжал мой ученик, потому что я сама не вожу, и, видя меня с очередным томиком, спрашивал: "А что, это так интересно – читать?" Я обалдела. Человеку двадцать лет! Что он у меня спросил?! "Эдам, а сколько книг ты прочел?" - обратилась я к нему. Он тут же сосчитал на пальцах и показал – восемь. К двадцати годам он освоил восемь книг! Потом он стал придумывать отговорки: "У меня нет времени. Для того чтобы у тебя тренироваться, я должен много работать и еще дополнительно". А я очень люблю историческую литературу и не люблю любовные романы и детективы.
- Детективов вам в фигурном катании хватает.
- Здесь, в этих страстях человеческих, хватает всего. Разборки людей, их эмоции… Хотя в последнее время я не втягиваюсь ни в какие распри. Я создала свое Зазеркалье, в котором живу.

- За два года освещения фигурного катания у меня сложилось ощущение, что в этом виде спорта есть сильные женщины, в какой-то мере себе на уме, между которыми проходят дерби. Кто кого перехитрит. Я о вас, о Татьяне Анатольевне Тарасовой, ну и еще о некоторых влиятельных персонах прекрасного пола.
- Знаете, мне Татьяна Анатольевна несколько раз задавала вопрос: "А что бы ты делала на моем месте?" И как-то она вновь об этом меня спросила, когда мы вместе летели над нашим земным шариком на одно совещание. Я ответила: "Не то, что делаете вы".
Она спрашивала о том, что же ей делать, если у нее нет полноценной тренерской работы. Каждый специалист наедине с собой задавал себе этот вопрос. Такая дилемма, видимо, есть и у нее. Но не у меня. Еще я ей сказала, что она может помогать многим людям, выезжая в разные места и неся доброе слово. Когда мы прилетели на то совещание, господин Жуков (Александр Жуков, президент Олимпийского комитета России) задал мне вопрос: "Что вы думаете по поводу идеи сбора талантов со всей страны в одном центре?" Тогда-то и образовался "Сириус". Только на тот момент он был в другом варианте. Я разговариваю с Жуковым, и подходит Тарасова. Я ей: "Татьяна Анатольевна, смотрите, какое дело. Можно взять детей и преподавать в рамках обсуждаемого проекта". Она взлетела на полтора метра. "Ты что, с ума сошла? У меня в голове только музыка, я не умею другого". Ну, извините. Иногда категоричность Татьяны Анатольевны из "Ледникового периода" ретранслируется и на спортивное фигурное катание. И здесь возникают сложности, потому что у всех специалистов есть свое мнение, а личная влюбленность тянет за собой несправедливость. Вот с этим в ней я абсолютно не согласна.
- Кто вы по природе?
- Игрок. Когда мне нужно от всего отвлечься, я начинаю играть в компьютере. Беру стратегические игры, логические, в которых надо что-то найти и обойти преграды. Двадцать-тридцать минут я тупо играю, потому что в эти полчаса я не думаю о том, что происходит вокруг. Это важный момент. Человек не должен зацикливаться на проблемах. К чему я это? А вот к этому: фигурное катание – это прекрасно, но это не самое главное в жизни.
После чемпионата мира в Хельсинки я ехала на машине по Новгородской области, глядела в окно и думала: "Какой кошмар! А где дороги? А что это за развалюхи вместо домов?" Смотрю, а там еще и люди живут. А что бы я сделала, чтобы эти люди жили по-другому? Проезжаем еще с десяток километров, и я бурчу про себя: "Нин, а зачем тебе думать об этом?.." Еду в Тульскую область к Юре Каминскому, нашему заслуженному тренеру России по лыжным гонкам. Опять гляжу в окно: тут дом сгорел, там коровник развалился. Почему никто не занимается? Мне интересно строить, а не разрушать. А в фигурном катании очень много людей, которые пытаются разрушить чужое.
Пришел как-то ко мне на каток заслуженный человек и начал рассказывать, как я все делаю неправильно. Я послушала и сказала: "Я знаю свои ошибки, а зачем вы ко мне пришли? Разрушить? Вы сначала постройте свое". А вы, Анатолий, зря думаете, что я из тех людей, которые что-то придумывают, чтобы помешать другим жить.

- Я имел в виду другое. Мощных фигур, у которых все под контролем и которые между собой ведут естественную борьбу за влияние.
- У меня вообще нет желания влиять и быть человеком, который руководит всем. Мне не нужно ни президентское кресло федерации фигурного катания, ни какое-то еще. Мне нужны полномочия, чтобы сделать что-то хорошее. Ровно столько, сколько необходимо для дела. Как сейчас у меня в "Сириусе". Я по-другому живу. У меня нет зависти. Когда мне с придыханием говорят, что кто-то там богатый и успешный, я закипаю: "Да, а я такая дура, и у меня ничего нет!" Но меня-то в семье воспитали на других ценностях.
- У вас ценности глобальные, Новгородскую область восстановить…
- Одна из моих тренеров говорит мне, что я не смотрю под нос. И это моя проблема. Она пытается обсудить со мной маленькую деталь, связанную с каким-нибудь нашим фигуристом, я раскладываю не конкретный кусочек, а смотрю, что произойдет в будущем. Это я умею. Видеть результат на расстоянии. Конечный продукт.

- Конечный продукт российского фигурного катания насколько хорош, если учитывать его потенциал?
- Хороший непростой вопрос. Ко мне в "Сириус" каждый месяц приезжает 50 фигуристов из разных губерний Российской Федерации. Из 85. Каждый глава региона может присылать нам самых способных детей из своей области на смену. Это 24 дня. Масса детей приезжает, разных - чуть лучше, чуть хуже, но, видя их, я сталкиваюсь с проблемой, что на местах у нас не хватает знаний. Я не о москвичах, петербуржцах и еще порядка пяти городах, где есть специалисты. А обо всей остальной России, у которой нет костяка, чтобы построить фигурное катание как отрасль.
- И что нужно?
- Не что, а кто. Лидер. Если бы такие лидеры были в каждой губернии, то у нас в каждом регионе была бы сильная группа фигуристов и в серьезных соревнованиях наш вид спорта прогрессировал бы намного быстрее. Сейчас фигурное катание у нас основано на звездочках. Возник самородок, он нас и радует. Не потому, что мы его так хорошо потренировали, а потому, что он сам априори талантлив. Когда он попадает в хорошие руки и если он не законченный лентяй, то отправляется на небосклон. И все как бы прекрасно. Но то количество фигуристов, которые выступают в нашей стране на различных первенствах разных возрастов, не такое уж и большое.
- Вы чувствуете себя монополистом?
- Нет. И нет стремления.

- Со стремлением понятно, у вас Зазеркалье, концентрация на своем пути. Но что у нас на деле в парном катании? Тамара Москвина – де-факто сошедшие с большой сцены Юко Кавагути/Александр Смирнов плюс юниоры. Прекрасная Людмила Георгиевна Великова – юниоры. Артур Дмитриев – Кристина Астахова/Алексей Рогонов, не бросившие пока вызов лидерам. Олег Васильев – уже прочерк.
- А сколько было фанфарных статей о (Вере) Базаровой/(Андрее) Депутате, которые будут выступать на чемпионатах Европы и мира! Я стараюсь как можно меньше комментировать чужих спортсменов, но я удивляюсь этим людям, которые позволяют себе без конца кого-то оценивать, давать рекомендации и показывать свою значимость. Да иди и работай! Встань у бортика и работай! Какие проблемы?

- Васильев и Траньков личностно не сошлись?
- Все они непростые, спортсмены. Но я прожила с Таней и Максимом прекрасные семь лет и ни о чем не жалею. Мне хорошо было с ними. Да у меня со всеми прекрасные отношения из моих ребят. Если мне некомфортно, я не работаю - я расстаюсь.
- Мы отвлеклись от вашей, по моему мнению, монопольности. Вам конкуренция не нужна со стороны других тренерских групп?
- Знаете, Анатолий, конкуренция – это хорошо. Когда спортсмен видит перед собой сильную пару, у него начинается эмоциональный захлест. Но соревнуются они только в момент старта, оценивают их судьи. Не смог реализовать задуманное, это твоя проблема. Ни судьи, ни тренера, а твоя. Так при чем здесь конкуренция? Чтобы стать чемпионом мира по тренировкам? У нас таких чемпионов мира масса! Вы не представляете, какие фантастические вещи я порой вижу на катке, где нет трибун, табло и диктора. Смотришь – радуешься. Наступает час X, человек выходит под прожекторы и аплодисменты, встает перед судейской бригадой, у него начинается сухотка спинного мозга. Он путает ритм, движения, затем дрожат ноги, после они становятся деревянными, а потом и выключаются. Если спортсмен в хорошей форме, он может попасть на свой автомат и сделать все по накатанной. Но бывает, что он после травмы, но с такими силами, что глядишь и кажется, что у него был полноценный тренировочный процесс и сейчас он на пике формы. Спорт - тонкая материя, а ругают всегда тренера. Это фигурист выигрывает золото, а проигрывает его тренер.
- Ну, так это во всех видах спорта.
- Эта тенденция очень длительных лет. Тренер – это мальчиш-плохиш. Но никто ведь не знает, в каком состоянии спортсмен выходит на старт, что у него происходит дома, кто у него болеет, хватает ли у него денег на жизнь, выспался ли он, поел ли он нормально сегодня…
- Так тренер ответственен за все это.
- Тренер должен все контролировать – да! Но ты не можешь прожить за человека его жизнь. И мне обидно, когда люди из простых бытовых вещей создают проблему. Когда же спортсмен об этом читает, у него проблема начинает откладываться в голове. Я глубоко убеждена, что масса наших мальчиков - из этой самой серии людей. Их то безудержно поддерживают, то безжалостно гнобят. И они перестают кататься вообще. Мне кажется, если бы кое-кому из них дали шапку-невидимку, он был бы счастлив.

- Не тренер ли должен выводить спортсмена из зоны этой психологической турбулентности?
- Я всегда говорю своим тренерам: проблему в голове спортсмена создать очень легко, решить ее очень сложно. Тогда зачем ее создавать?
- А если у человека что-то хронически не получается?
- Если не получается, не надо его делать несчастным. Он всегда должен знать, что у него может получиться, и тогда он будет победителем.
У нас был великолепный фигурист Леша Василевский. От бога талант. Катальщик гениальный. У Виктора Николаевича Кудрявцева тренировался. Мы смотрели на лед, Леша выходил, и нас пробирали мурашки. Это было сущее удовольствие. Но его триумфа на соревнованиях мы так и не увидели. Мягкий характер и интеллигентность мешали Леше на старте, а на нем зверем надо быть.

Я думала закончить после Сочи: с Татьяной и Максимом была договоренность

- Опять мы с вами соскочили с темы монополизма в парном катании. По-моему, это приятно, когда человек - вы, Нина Михайловна - долго пробивались из юниорского тренерства, а сейчас у вас и фактически, и практически три ведущие пары страны, а великие Москвина, Великовы и Васильев на данный момент за бортом. Есть ли чувство самоудовлетворения?
- Абсолютное его отсутствие.
- Вы выносите всех!
- Да нет у меня этого…
- Но это же спорт. Баттл.
- Вот здесь есть тонкая грань. В самом понимании что такое спорт. Для меня важно не то, кого я оставила за бортом. Для меня очень важно, чтобы люди, которые работают со мной, могли показать свое мастерство, а по возможности победить. Или хотя бы стать теми, о ком скажут: "Классно катаются!" Вы не представляете, сколько раз в жизни я проходила четвертые места. Неприятно, скажу я вам мягко. Но при этом бывает, что говорят не о чемпионе, а о том, кто стал восьмым. Мне легче чувствовать, когда мы четвертые с хорошим катанием, чем первые с ошибками. Это важно. И если они получают с классным катанием медали, победы, мне становится все равно, что происходит вокруг. А когда мы – сборная России, мне важно, чтобы наш стяг поднялся над катком. И, конечно, чтобы звучал наш гимн. Я избалована Татьяной и Максимом, потому что практически на всех турнирах мы с ними поднимали флаг России. Если в моей судьбе будет фигурное катание без медалей, мне этого уже будет не хватать. Победы, они как наркотик. У меня зависимость быть победителем. А когда ты победитель, ты ищешь тех спортсменов, которые будут реализовывать эти амбиции.
- Когда у вас настанет период, который наступает рано или поздно у всех, вы знаете, что будете делать? Зависимость есть, а наркотика уже нет.
- Я думаю, что такой момент настанет очень скоро. Но я знаю, что буду делать.
- ???
- (Смеется.) Я искренне уважаю людей, которые всю жизнь стоят у борта. Низкий им поклон, честь им и хвала. Таким, как Татьяна Анатольевна, Тамара Николаевна (Москвина), Алексей Николаевич (Мишин) – людям, которые столько лет ходят от бортика к раздевалке и обратно, стоят возле этого борта, тратят нервы, силы и не меняют свою жизнь. Они знают свое дело, но не пытаются найти что-то еще. А я человек любознательный, и мне интересно попробовать другое. И моя работа в "Сириусе" - из этой серии.

- Альтернатива в жизни – великая психологическая штука.
- Мне намного легче так, поэтому ваши предыдущие вопросы я не очень понимаю.
Мне нужно многое, но не материальное. Поэтому у меня нет дачи, я до пятидесяти с лишним лет жила на 54 квадратных метрах в конце Варшавки. У меня не было дверей в комнаты, потому что квартира была маленькой. И не мучилась. Нет у меня особенных материальных потребностей. Знаю, что я неадекватная в этом отношении, потому что люди по-другому живут. Но мне так легко. Я не люблю получать подарки, но люблю дарить. Безумно обожаю покупать цветы и дарить их людям. Порой люди шарахаются от моих инициатив, не понимают меня, а мне так нравится, когда на лице человека сияет улыбка.
- А как насчет золота в виде подарка?
- В 1996 году мои Влад Жовнирский с Викой Максютой выиграли в Австралии юниорский чемпионат мира. Первая моя золотая медаль такого уровня. Возвращаюсь из ледового дворца в Брисбене, и Галина Петровна Голубкова (заместитель генерального директора ФФККР) мне говорит: "Нина, почему ты не радуешься?" А внутри у меня пустота. Все, была цель, и она пройдена. А что дальше? Заново. Вот это "заново" во мне начинает доминировать прямо под звуки гимна. Но "заново" я не хочу идти той же тропой. Если я дошла до финала, то не начинаю путь сначала. Я беру новую игру. И пока я тупо не добьюсь новой победы, я играю. Когда вижу, как вручают моим ребятам медаль, я тут же хочу уйти. Мне уже это неинтересно. И для меня совершенно несвойственно то, что я второй раз вошла в олимпийское четырехлетие. Я сделала это только потому, что дала обещание другим людям. Я думала закончить после Сочи. С Татьяной и Максимом у нас была договоренность: Сочи и все.
- И они, и вы?
- Да. А потом наш любимый Хорхе (Хорхе Фернандес – живущий в США слепой врач-остеопат, у которого проходят реабилитацию российские спортсмены) убедил их, Волосожар/Транькова, что они еще могут. Мне об этом сказал тоже. Ксения с Федором (Столбова/Климов) остались. Юрий Дмитриевич (Юрий Нагорных – заместитель министра спорта, курировавший зимние виды спорта) тогда еще работал. И я дала слово – в первую очередь Юрию Дмитриевичу и ребятам. И вот сейчас до сих пор я это слово даже не держу – я его несу. Как крест. Со мной рядом уже нет Тани и Максима, нет Юрия Дмитриевича, нет Алексея Олеговича Воробьева, который руководил Москомспортом. Ушла по здоровью супруга (хореограф) Алла Викторовна Капранова.
А недавно из жизни ушел наш любимый массажист Александр Иванович Клюйков. Фантастический человек. Прошел одиннадцать Олимпиад, он так хотел отработать с нами двенадцатую, в Пхенчхане… Еще какой-то месяц назад он был с нами на прокатах в Сочи, чувствовал себя уже очень плохо, но все сборы тейпировал фигуристов. Долетел до Москвы и ночью попал в реанимацию. Это большая потеря для команды, таких профессионалов спортивной медицины практически не осталось в нашей стране.
Ушел пласт людей, с которыми я делала успех сочинской Олимпиады. Почти вся команда поменялась.
- Ради кого теперь нести слово?
- Только ради людей, которые сейчас на катке. Я им всегда говорю: "Ребят, если я вам не нужна, я готова отойти". Я уже приготовила себя к мысли, что я не буду этим заниматься. А если и буду, то вообще в другом качестве. Жить на износ, на этом рваном диване (в кабинете Мозер на катке "Вдохновение"), сутками в этой комнате, я больше не могу. Я больше не хочу. Я хочу сделать хоть что-то для себя. Да, я наслаждаюсь жизнью, ходя в театры, музеи, встречаясь с моими фантастическими друзьями в живописных местах, где мы разговариваем, смеемся, поем песни и где нет никакого фигурного катания.
- Выговорилась, Нина Михайловна?
- (Смеется.)

- Завтра вам во сколько на каток?
- Уже сегодня. Через час. Не приду вовремя, Столбова меня одарит укоряющим взглядом.
- А после вновь сядете на рваный диван, а напротив вместо журналиста - молодой тренер Юрий Ларионов. Потом зайдет Татьяна Рудольфовна Дручинина, которую вы ласково назовете Танюшкой…
- …да, да, да. Но все это до конца сезона. А через год вы услышите от меня другие слова.
- А после Пхенчхана-2018 придет Хорхе и скажет: "Нина, знаешь, я пощупал мышцы Ксении, они настолько великолепны, что она фаворит Пекина-2022".
- Надеюсь, Хорхе меня больше не подведет. Понимаете, мне очень много еще хочется сделать в этой жизни, а для этого нужно время, здоровье и желание. Желание есть, здоровье позволяет, а время появится. И я попробую реализоваться в новой роли.
- И это не "Сириус"?
- Может, я буду совмещать работу в "Сириусе", как сейчас.
- "Сириус" с … ?
- Пока я еще решаю, с чем. Есть несколько направлений.
- Спорт?
- Мелко. Более глобально мыслите, Анатолий.
- Так…
- Не гадайте.

- После Пхенчхана выборы президента России.
- (Смеется.) Я подумаю. Нет, это шутка. Политика – серьезная вещь. Нет, точно не она в моих планах. По моему мнению, в нее должны играть умеющие предугадывать очень умные люди…
- …и люди слова, а не дела, как вы.
- А говорить-то я умею, можно же переформатироваться. Опять шучу. Я не смогу подстраиваться, это генетика моего папы. Буду все время говорить правду. Как у (Геннадия) Хазанова - тигру мяса в клетку не докладывают. Так и я - с трудом буду сдерживаться, если займусь какой-то политикой. Пока я в раздумьях, но прекрасно понимаю, что если решил что-то делать, то выполняй это хотя бы на 95%. А в спорте у нас сложилась такая ситуация, что я могу работать максимум на 50%. Зачем мне на это тратить время? Все равно не будет того результата, который мог бы быть. Нет тех возможностей, которые могли бы быть. У людей, которые занимаются организацией спорта в стране, другие интересы. Спорт высших достижений, видимо, их не очень интересует. Золотой значок ГТО. Может, я пойду в ГТО? Развивать физкультуру. А можно вообще ничем не заниматься…
- Вам будет комфортно на озере Комо в Италии с любимыми друзьями и любимой книжкой перед сном?
- Дня три – да. Я люблю активную жизнь, мне не нравится сидеть дома, телевизор почти не смотрю, газет почти не читаю. Неинтересно это все.
- Руководить федерацией фигурного катания – это мелко?
- (Одобрительно кивает.) Мне очень хочется помогать людям. Моя сестра работает в фонде "Линия жизни", они поддерживают больных деток. Она делает потрясающие программы, собирает средства на операции. Это реальная помощь, но под которую нужны средства. Я всегда говорю своим спортсменам: "Ребята, пойти и попросить деньги можно только под результат". Я не считаю правильным просить средства для того, чтобы просто покататься на турнире. Потому что на эти финансы можно спасти человеческую жизнь. Вот это важно, это и есть жизнь. Пока я в Зазеркалье, но внутри я чувствую, что хочу делать что-то жизненное. Строить. Но в практическом русле, а не в политическом. "Сириус" - моя попытка научиться жить по-другому.

Нагорных знает имена наших детей, родных и близких

- За что вы благодарны Нагорных?
- Шел 2010 год. Татьяна Волосожар и Станислав Морозов приезжают в Москву с идеей создать новый проект в разрезе моей школы. Я отправилась в министерство спорта к Юрию Дмитриевичу. Изложила мысль, и он меня услышал. Он предложил подождать неделю, ему нужно было обсудить этот вопрос с Виталием Леонтьевичем (Мутко – на тот момент министр спорта РФ, в настоящее время вице-премьер РФ). Так Таня стала гражданкой России и представляла нашу страну на чемпионате мира в паре с Максимом Траньковым. А я была их тренером. Большое спасибо Антонине Михайловне Кузнецовой, которая в министерстве спорта курировала продвижение документов на получение гражданства и Тани, и потом Наташи Забияко. Человек сорок лет в структуре нашего спорта, для нас она незаменима. А поверил именно Юрий Дмитриевич в меня. В человека, известного лишь по работе с юниорами. Доверил и дал возможность работать на более высоком уровне. Этот человек для меня образец порядочности и профессиональных знаний.
Он умеет брать ответственность на себя. Для всех спортсменов и тренеров он был не чиновником, а человеком, к которому можно было прийти, посоветоваться, поговорить. Он знал проблемы каждого из нас. Он знает не просто наши фамилии, а имена наших детей, родных и близких. Он моментально реагировал на любую проблему. Когда умер отец Максима, Нагорных быстро помог все организовать. Год назад такая же ситуация была у лыжника Алексея Петухова, и Юрий Дмитриевич тоже активно включился, чтобы помочь. Он всегда приходил на помощь спортсменам и тренерам. С ним мы чувствовали, что у нас есть спина. Такая стеночка, к которой можно было подойти и на нее облокотиться. А самое главное, с ним мы были уверены, что завтра наступит новый день и мы обязательно будем работать и делать свое дело.
Тренерская работа состоит из множества организационных, физических, моральных вопросов. Когда у тебя несколько спортсменов, порой это тяжело выдержать. И счастье тренера, когда находятся люди, которые тебя понимают.

- Вернется он в наш спорт?
- Я могу только тяжело вздохнуть. После того как слова… непорядочного человека были приняты на Западе, мы – тренеры, спортсмены, специалисты – подготовили письмо, в котором пытались защищать Юрия Дмитриевича. Двадцать пять олимпийских чемпионов, пятнадцать заслуженных тренеров России, семь паралимпийских чемпионов и порядка ста специалистов разных направлений, которые помогали ребятам готовиться к Олимпийским играм. Не только сочинским. Люди до сих пор переживают и понимают, что у нас пропал стержень, который держал нас всех в обойме.
Нагорных обладает удивительной способностью объединять команду. Мы – тренеры из разных видов спорта - до сих пор встречаемся и общаемся. Уже следующая Олимпиада приближается, а мы настолько близки! У нас в Олимпийской деревне был лозунг "Одна страна – одна команда!". Зимники по-прежнему остаются этой одной командой.
- Какова судьба письма?
- Мы побоялись его активировать. Понимаете, у любого обращения может быть и обратная сторона. Когда вокруг столько клеветы, то, о чем мы писали, могло показаться неправдой. Мы ни в коем случае не хотели навредить этому человеку, который для нас является человеческим и профессиональным идеалом.
- Вас попросили?
- Никто не попросил, мы сами поняли, что не время.
- Не захотели открытого противостояния?
- Идет следствие. Как можно во время него выступать с какими-то дополнительными инициативами? Может, в конце концов разберутся и поймут, где правда, а где ложь. Странно, когда принимается вранье. Я знаю не понаслышке о проблемах с медициной в нашей стране. Очень забавно звучит, когда на весь мир вещает человек, который распространял допинг в нашей стране, он еще и обвиняет всех нас. Хотя он является основным источником распространения запрещенных препаратов.

- Когда фото Ксении Столбовой увидели на странице итальянского издания в статье о возможном применении ею допинга, что испытали?
- Ступор. Я не понимала, что происходит. Мы приехали в Италию, открыли газету и увидели фото Ксении. С подозрениями… Потом у меня возникло возмущение. Я не понимала, почему такое происходит. А потом я заплакала. Так было со многими, когда только посыпался шквал клеветы на нас.
- Вы же хотели разобраться юридически с итальянцами?
- Да, мы с Ксенией были настроены подать в суд на них. И мы договорились с адвокатом, что будем бороться за наше честное имя. Это удивительно, что почему-то заподозрили ее. Ксюха – дикий аллергик, у которой непереносимость даже некоторых продуктов. Даже когда она мучается простудой, то не принимает никаких таблеток. Такова ее судьба. Федор, кстати, такой же.

- Почему иск не был подан?
- В тот момент создавалась комиссия под руководством Виталия Смирнова (Независимая общественная антидопинговая комиссия), и нас уверили, что она во всем разберется. Посоветовали в самостоятельном режиме этим не заниматься, потому что страна уже занималась глобальной борьбой.
- Думаете, комиссия занимается локальным вопросом защиты чести и достоинства Ксении Столбовой, или тема уже забыта?
- Наверное, какая-то работа ведется, но в этом ожерелье отстаивания своих прав какие-то камни, конечно, тихо отваливаются, а на их точки нанизываются новые. Новая информация, новые совещания, и сейчас тот случай стал для большинства людей неактуальным. Происходит серьезная, масштабная, политическая работа, а о нас, тренерах и спортсменах, видимо, никто не вспоминает.

Писеев – большой профессионал. Это единственное, за что я его уважала

- Нина Михайловна, когда вы в последний раз робели?
- Хороший вопрос. Не знаю. Может, я научилась реально оценивать ситуацию… Робость мне непонятна в принципе.
- Ну вы же были одним из тренеров юниоров, над вами были объективные авторитеты, которых мы уже вспоминали…
- Я хочу ответить на ваш вопрос, но мне надо подумать. Я хочу найти личность, которая вызывала бы во мне робость. Знаете, если передо мной личность, она вызывает у меня только уважение, а не робость. Есть люди, которых я ценю за их профессиональные и человеческие качества, но они для меня не идолы. Я им не поклоняюсь. Я могу идти и волноваться, но это не то, о чем вы говорите. И не страх.
- Перед встречей с кем вы больше всего волновались?
- С преподавателем перед экзаменом и Владимиром Владимировичем Путиным перед совещанием. В первом случае я шла и не знала, какой достанется билет, от чего на сердце была жуть. Во втором, еще до Олимпийских игр, мне сказали, что я буду выступать на совещании. Начался доклад, и я успокоилась. Никакого блеющего дрожащего голоса. Мысли формулировала четко. Правда, чуть тональность изменилась. Но не более того. Перед президентом я говорила о том предмете, который знаю. И сейчас я стараюсь заниматься в жизни тем, что я знаю. Поэтому не боюсь брать ответственность на себя.
Когда-то я работала в компании "Амвайдд Арт Продакшн" из Объединенных Арабских Эмиратов, у которой был офис в СССР. 1991 год, мне 27 лет. В аэропорте Дубая застрял наш самолет, потому что не вовремя поступили деньги на дозаправку. Нужно было срочно подписать документ о гарантии возврата средств за керосин. Мой руководитель улетел в Германию и был без связи, а его 50-летний зам расписываться за немаленькую сумму боялся. Другие мужчины тоже впали в задумчивость и пришли ко мне, к девчонке. У нас было два часа времени, на борту в Эмиратах 150 человек наших клиентов-туристов, которые либо вылетают в Москву, либо остаются ждать в ужасном настроении, уставшие, их нужно кормить и где-то обустраивать. Расходы несопоставимые. "Ты решишь этот вопрос с Самсоновым потом?" - спросили у меня лысенькие дяди. "А у вас есть другие варианты?” - ответила я и поставила подпись. Президент мне потом премию выписал за принятие решения.

- Спустя 19 лет вы взяли Волосожар и Транькова. Решение?
- Да, но за моей спиной было десять чемпионатов мира, пускай и юниорских. Это кто-то там кричал "да она ничего здесь не сделала…", но…
- …но гарантий успеха ведь не было?
- Не было. Но когда мы договаривались о ролях в этом проекте, то Стас (Морозов) был практиком, а я организатором. У меня была своя пара, входившая в сборную страны, ее я и тренировала. Таня и Максим начали работу, наступало время ехать на соревнования в Пермь, но они никак не могли прокатать программу. Стас очень много времени уделял технике элементов, но не мог подвести ребят к конкретной дате турнира. Меня этому специфическому планированию учили в сборной СССР Михаил Михайлович Дрей и Станислава Игоревна Ляссотович. Как-то мы с Людой Великовой на одних юниорских стартах случайно открыли друг перед другом свои бумаги с тем самым планированием и задали друг другу один и тот же вопрос: "О, ты до сих пор этим занимаешься?" Потрясающие знания мы тогда получили, но были последними выпускниками наших выдающихся педагогов. Вот тогда я включилась в работу с Волосожар и Траньковым уже как тренер.
- Но пробегала мысль "не получится – съедят"?
- Так у нас даже если получится, тоже могут съесть.
- Почему? Вот сейчас наброситься на вас и попытаться съесть – глупо.
- Уфффф.

- Счет на табло.
- Этим вопросом вы помогли мне вспомнить человека, который вызывал во мне катастрофический негатив. Писеев (Валентин Писеев, экс-президент, а ныне почетный президент ФФККР). Большой профессионал. Без всяких кавычек. Это единственное, за что я его уважала. Неумение разговаривать с людьми, жадность, хамство – три основных качества Писеева. У Валентина Николаевича была когорта тренеров, входивших в состав сборной, и туда ты попасть не мог. На недавнем Финале Гран-при в Марселе мы встретились с Рафиком Арутюняном, с которым тогда, в восьмидесятые, работали в СССР с юниорами. Так большая часть тех людей реализовалась на Западе. Из того поколения, пожалуй, только я дошла до какой-то вершины у нас в стране. Остальным не хватило не то что характера, а возможности. У Писеева был фаворит, имя которого произносить не буду, так он, этот специалист, другому человеку как-то сказал о нашем поколении: "Да вы чернорабочие, а мы элита!"
- Фамилия элитного?
- Не скажу, потому что он ублюдок… И еще, знаете, сколько хороших наших специалистов там, за океаном, которые не смогли жить с Валентином Николаевичем и уехали! Кто остался, тот встречал пенсию, работая с юниорами. Потом Писеев говорил что-то вроде "да у нас так много тренеров", а сейчас мы смотрим – только-только начинают проявлять себя люди благодаря тому, что мы попали в золотое время спорта высших достижений. В период правления Мутко и Нагорных. Великая когорта уже по возрасту не может предоставить перспективу, а новое поколение…
- Новое поколение – это кто?
- (Этери) Тутберидзе, (Инна) Гончаренко – это все новое. Да и Лена Водорезова начала проявлять себя позже, уже в новейшем времени. А Рафик уехал в Америку и состоялся. В Марселе он сказал мне интересную вещь: "Нин, ты даже не понимаешь, почему мы не могли пробиться…" А потом добавил: "Да потому что это стукачи все были".

- Рафаэл Владимирович может рубануть. Он мне тоже на Финале Гран-при, только в Барселоне, разъяснял на пальцах принципиальное отличие Эшли Вагнер от Натана Чена. Если у Эшли не пошло, она все равно рада жизни, а Натана в Юте воспитывала русский тренер, и теперь он бьется за победу.
- Мы вообще нация победителей. Нас воспитывали люди, которые прошли войну, с победным духом. А потом уже пошло поколение перестройки, перестрелки, денег. Максим Траньков – исключение. Когда мы начали работать, он произвел на меня впечатление тем, что гимн, герб, флаг, родина были для него понятиями святыми. Сегодняшней генерации спортсменов это не так важно. А Транькова воспитывал папа, который входил в сборную СССР по конному спорту.

Панический, липкий, ужасный, мокрый такой страх. Холодный

- Кстати, Анатолий, я вспомнила, когда испытала страх. Когда серьезно травмировалась Наташа Забияко. Она ударилась головой об лед, и на катке раздался такой звук, как будто с пятого этажа упал арбуз. Скорой дожидались в медпункте, она была в сознании. Более или менее нас успокаивало то, что у нее не менялось давление. Глаза то открывались, то закрывались, но пульс был в порядке. Машина ФМБА (Федерального медико-биологического агентства) до нас так и не доехала. Увезла ее в клинику обычная карета скорой помощи. Помню, что ноги у меня не хотели двигаться, я очень боялась за ее жизнь. Страшно видеть падение людей с этих акробатических сложных вещей. Страшно, потому что здесь – жизнь. Инвалидом стать легко, делая то, что им приходится. Я понимаю, что посылаю людей на серьезные испытания, понимаю, что несу ответственность за них. Но порой они у меня бывают такими отчаянными, что не говорят о своих проблемах. Но лезут с безудержной страстью в этот риск, чтобы получить свои медали. Это страшно.
- Когда Наташа травмировалась, вы винили себя?
- Конечно, винила. До этого у меня был случай в 1996 году, только там партнер очень высоко выбросил девочку в подкруте, а сам зацепился зубцом конька и упал. Партнерша не среагировала и в шпагате рухнула на лед. Ее срочно увезли на скорой, и врачи сообщили, что у нее откололись уголочки позвонков. Перелом. Я всю ночь стонала. Мне было дурно, плохо. Мама сказала, что стон мой был слышен всю ночь. Девочку положили на вытяжку, а через какое-то время сказали, что ее хрящики на уголочках, которые у детей со временем превращаются в косточки за счет ее большой гибкости просто не переросли в кости и это спасло ее от перелома позвоночника.

- Должен ли тренер в парном катании хотя бы отчасти принимать спортсмена как человеческий материал, ведь трудно чего-то добиться, жалея и боясь за ребят?
- Я не готова их так воспринимать. Но они сами приходят готовыми к риску. Когда Наташу отвезли в больницу, на тренировку вышла Ксюша. Она заходит на многооборотный выброс, и у меня вновь возникал страх. Никто не видел, но у меня текли слезы, а сердце колотилось внутри. Панический, липкий, ужасный, мокрый такой страх. Холодный. Когда ты внутренне понимаешь, что так нельзя! Нужно что-то изменить! А не можешь… Не получается. И молчишь. И этот страх сидит в тебе. "Да к черту этот долбанный выброс!" - кипит во мне кровь. Кипит, кипит и остывает. Но когда они выходят на соревнования, я даже не волнуюсь. Никакой паники, боязни и прочего неадеквата.
Я очень не люблю, когда мы учим в зале что-то новое, а потом первый раз с этим каким-нибудь четверным подкрутом или выбросом выходим на лед. Тройной – это ерунда. А четверной отдает мне в сердце. Правда, Володя с Женей (Тарасова/Морозов) мое здоровье берегут, я реально понимаю, что четверной подкрут они делать умеют.
Еще мне было страшно, когда у меня на руках умирала мама. Я не могла ничего изменить, потому что все можно исправить кроме смерти. Десять лет назад я ее похоронила.
В других случаях я… Я бестолковая, наверное. Не осознаю, что ответственность, которую я на себя беру, очень велика. Может, от этого страх мне не знаком. Будь то наш первый с Таней и Максимом чемпионат мира в Японии, на который мы прилетели за три часа до землетрясения. "Как-то странно с вами, - посмотрев на меня, сказал Траньков. – Вы улыбаетесь, разговариваете, как будто мы ни в какую чрезвычайную ситуацию и не попадали. Моя прежняя команда уже бы рыдала, у всех была бы трагедия, а вы…" Максим, говорю, если я заплачу, землетрясения не будет?

…и я понимаю, что все это время у меня под боком был нож

- 1995 год. Москва. 10 мая. 50-летие Победы. Хлынул дождь, я возвращаюсь домой, укрывшись зонтом, меня догоняет какой-то человек небольшого росточка. Нерусский. Берет под руку и тихо говорит: "Деньги давай". Я продолжаю идти, держу зонт, улыбаюсь. "Ты знаешь, такая ситуация, - обращаюсь к нему. – Деньги нам завтра на работе дают. Приходи завтра". Он замолкает, но продолжает идти рядом и говорит: "Ты знаешь, я даже не понимаю, что я должен сейчас сделать". Он убирает руку, и я понимаю, что все это время у меня под боком был нож. Я не заметила этого и продолжала идти "в хорошем настроении". Теперь я отчетливо вижу его нож и его самого, он никуда не уходит и все так же идет рядом. "Слушай, - произносит после паузы, - мне что-то неудобно перед тобой". "Да что ты, что ты, просто у нас зарплату дают только после праздников", - объясняю. "Можно я хотя бы провожу тебя", - продолжает. "Ну давай", - не сопротивляюсь. Он доводит меня прямо до дома и заявляет: "Можно я встану перед тобой на колени?" "Ну что ты, - говорю. - Штаны испачкаешь". "А можно я тебя в щечку поцелую?" - не унимается. "Ну поцелу-у-у-у-й!" - восклицаю я. Поцеловал и ушел. Я захожу в подъезд, поднимаюсь на свой третий этаж, подхожу к двери квартиры, и меня начинает трясти. Тут я осознала реальность того, что со мной произошло.
На следующий день я пошла к моей подруге, психологу по профессии. Пересказывала я все уже без улыбки. Эмоционально. "Ты знаешь, Нин, если бы ты остановилась, запищала, закричала или сделала бы какое-то нестандартное действие, нож был бы в тебе, - разложила она. – Он был не готов к твоему позитиву, его зашкалило и вынесло в положительную эмоцию". Таких экстремальных случаев у меня в жизни было несколько. В Армении меня украли…
- …Как?
- Я совсем молодая, худая и очень симпатичная. Приехала на сборы в Цахкадзор. Сборной СССР устроили экскурсию в Ереван. Одна из тренеров из Ленинграда говорит: "Нин, давай останемся в городе, мне надо жениху купить обувь". "Слушай, мы блондинки, это опасно в Ереване-то", - отвечаю. "Неужели ты меня бросишь?" - настаивает. "Не брошу, Ларис, - говорю. – Но я тебя предупреждаю: могут быть последствия". Уговорила. Едва автобус со сборной отъехал, начался наш кросс по столице Армении. Убегали то от одних, то от других. Ловим такси, садимся и требуем: "Цахкадзор!" Таксист, как это всегда бывает, разговорчивый. Поделились с ним историей. "Ай-я-я-я-й, какие мущщины нэхарощие, - крутит он руль и мотает головой. - А куда ви бижяли?" "Да вот, на спортивную базу пытаемся вернуться", - рассказываем, держа в руках ботинки Ларисиному жениху. "Ай, какие нэхарощие", - голова его все мотается из стороны в сторону, и через пятнадцать минут я понимаю, что он нас не туда везет. Впереди горы, аулы, цивилизация постепенно исчезает. Потом этот мужичок нам и сказал: "Ви нэ вэрнётысь болще". Дальше не могу вспоминать, но удалось мне найти нужные слова, чтобы человек остановился и задумался.
- Какие слова?
- Не помню, но нечто умное. Анатолий, иногда слова сами приходят ко мне. И во всех этих случаях у меня не было ни страха, ни паники. Я очень много исповедей выслушала. Открывают сердце, душу. Иногда человек нуждается не в совете, а просто чтобы его слушали и не перебивали. Ему порой нужно просто говорить. А уши у меня хорошие, я умею слушать.

- Была исповедь, когда вы не знали что сказать?
- Были исповеди, когда не надо было ничего говорить. И когда человек выговаривался до конца, я или соглашалась с тем, что он сделал, или говорила, что я, может быть, поступила бы по-другому.
- Вы никогда не пересматривали свою жизнь после таких слушаний?
- Нет, пересматривать взгляды уже невозможно. Нас родители сформировали, нас жизнь уже чему-то научила. У нас есть свои стереотипы, по которым мы живем, и правила, которые для нас существуют. От того, что я захочу повернуть реки вспять или захочу танцевать в Большом театре Черного лебедя, ничего не изменится. Я не стесняюсь себя, мне комфортно быть такой. Когда кто-то пытается меня ущипнуть, уколоть, я отвечаю: "Меня любят такой, какая я есть, и меняться я не собираюсь".
- Исповеди на какую тему в основном бывают?
- Очень разные вещи я слышала. Иногда люди начинают открываться, не задумываясь. Это может произойти в поезде, в компании друзей. То ли человек чувствует спокойные нотки, начинает что-то о себе рассказывать, а потом останавливается и произносит: "Странно, я никогда не был готов об этом говорить". При этом мне не нужна чужая жизнь, я не пытаюсь в нее вмешиваться, я не даю советов. Я могу только послушать и помочь. Спортсменам часто требуется именно это.

- Неужели не приходят со словами "Нина Михайловна, дай совет"?
- Я очень аккуратна в таких вещах и не сбиваюсь на прямую рекомендацию. Я могу только принять вместе с фигуристом совместное решение. Настоять на чем-то и объяснить, почему я вижу ситуацию именно так, а не иначе. У меня нет чего-то среднего, я люблю высказывать свое мнение. Просто вижу, сколько человек вокруг врет, фантазирует, придумывает, забывает… Я не хочу так глупо выглядеть.
- Фигурное катание, насколько я понял, похоже, самый "врущий" вид спорта в России.
- Ужасно "врущий".
- Нигде столько не врут, сколько в фигурном катании.
- С милой улыбкой на лице.
- Изощренно.
- Как гадючки. И "чмок-чмок-чмок" обязательно к этому приправляют.
- Коли открываются перед вами люди, не в религию после фигурного катания уйдете?
- Нет, я не достойна этого. Как-то мы ехали в Саранск, и с Андреем Хекало (тренер группы Мозер) в купе ехал священник. Они много разговаривали, общались, после чего он пригласил нас в Собор Святого Феодора Ушакова. Вскоре Андрей там покрестился. В пути мы разговорились, и он мне сказал: "Вы занимаетесь не божьим делом". Я говорю: "Почему? Мне нравится то, что я делаю. Мы сильные, мы русские, мы же лучшие". "Нет, - говорит. – Это в вас гордыня говорит, не божье это дело". Первый раз я тогда услышала, что не тем занимаюсь в жизни. И последний. Так странно это из его уст прозвучало. У меня один из прадедов был священником. Отец Сергий.
- Среди священнослужителей тоже хватает стереотипных людей. Не соблюдаешь каноны – не то делаешь.
- Наверное. Я мирской человек.

Траньков заявил: "Не надо нас жалеть"

- Ваш дебют во взрослом фигурном катании Волосожар/Траньков при тренере Морозове был ведь не просто спортивным проектом. Татьяна была девушкой Станислава, и, как вы вспоминали, она с девушкой Максима выгуливала собак. А потом все резко повернулось. Как вы справлялись с этим треугольником?
- Я просто видела, что у Максима и Тани зарождается чувство. Но я не вмешивалась.
- Делу это не вредило?
- Я думаю, даже помогало, потому что они в своей любви были на таких возвышенных эмоциях с благоприятными флюидами, что все шло своим чередом. Они большие молодцы.
- Неужели не пугало, что своей любовью они вдруг сейчас дело завалят?
- Нет. Я же понимала, что люди в первую очередь думают о результате. И я никогда не забуду, как Максим в тот период сказал мне очень серьезные слова. Была какая-то проблема, я стала их жалеть, сократила нагрузки. Помню, мы приехали на Skate America, не очень хорошо откатались, возник откровенный разговор, и Траньков мне заявил: "Не надо нас жалеть, мы здесь не мужчина/женщина, мы здесь спортсмены. Мы роботы. Мы должны выполнять то, что вы считаете нужным". Тогда я перешагнула эту психологическую черту и уяснила окончательно: для этой пары результат важнее всего остального. Волосожар и Траньков никогда не разменивали спорт и любовь. На первом месте был спорт, на втором - любовь.

- Когда вы сами встали на победный путь?
- Пожалуй, в 2006 году. Побеждать мне помогал командный дух, который я впитала тогда, перед Турином. Привез меня туда, на первый предолимпийский сбор в Вуокатти, Александр Наумович Повзнер, корифей нашего лыжного спорта. У меня возникла проблема, нужен был автобус, чтобы ездить на каток. Денег мало, стою в офисе. Заходит человек, глаза как ершики. Зрачки как два рентгена. Понимаю, что русский. Через несколько минут меня с ним познакомили. Это был Валера Польховский (на тот момент главный тренер женской сборной России по биатлону). Он только что меня узнал и тут же снял все вопросы: "Не проблема, Нин, мы поможем тебе". Автобус от Польховского делал специально для нас четыре ходки в день. Эта помощь может со стороны показаться небольшой, но она так мне помогла! Тогда я ощутила, что такое наша российская олимпийская сплоченность, и заразил меня этим он, Польховский. До того я не думала об этом вовсе, мне было хорошо на юниорском уровне, я комфортно себя чувствовала, была свободным человеком. Я с таким восторгом смотрела на этих людей, на то, как они готовятся к Олимпийским играм, и тогда мне захотелось тоже попробовать этим заняться. Сделать так, чтобы попасть на Олимпиаду. Люди пели патриотические песни, читали стихи…
7 февраля у нас появилась традиция - встречаться в день открытия наших сочинских Олимпийских игр. Приходят друзья и единомышленники, представители всех зимних видов. Мы вспоминаем, делимся новостями, обсуждаем проблемы, идем на помощь, улыбаемся. Открыто и с удовольствием, потому что нашу историю у нас никто не отнимет. Мы жили мечтой, мы воплощали ее дикой пахотой и ценой здоровья. И те, кто думает нас сломить, этого не дождутся. Мы все равно готовимся к Пхенчхану, мы сильнее всех, мудрее, и у нас есть традиции, знания и желание бороться. Знаю, что честность выстоит, но будет ужасно, если многим из моих коллег-профессионалов не найдется места в нашем спорте.
- Настолько все плохо у нас?
- Наш спорт, в моем понимании, – это тот мультяшный кролик, который тянется за морковкой. А морковка ускользает. Но кролик тянется…

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 25 окт 2017, 22:22 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.fsrussia.ru/intervyu/3284-ni ... lokho.html

Нина Мозер: «Есть четкое понимание, что является для нас проблемой: что хорошо, что плохо»

Нина Мозер – тренер двух спортивных дуэтов – Евгения Тарасова – Владимир Морозов и Ксения Столбова – Федор Климов, завоевавших на московском этапе Гран-при «Кубок Ростелеком» золото и серебро, рассказала о подготовке учеников к Олимпийским играм в Корее.
| +
-- Подготовка Жени с Володей идет в ногу. Отклонений от планов нет. Сейчас проверяем все нюансы, до конца дорабатываем программы. По ходу двух турниров есть реальное понимание того, что является для нас проблемой: что хорошо, что плохо.

Ксюша с Федором парные элементы начали делать только в начале сентября. Считаю, что на одном турнире они показали программы, координацию, но не справились там по разным причинам с парными элементами. К этому турниру, понятно, больше внимания мы уделяли парным элементам. Думаю, на следующем старте все это получится соединить. По крайней мере, такое желание есть.

-- В вашей группе тренируются три пары, которые претендуют на попадание в олимпийскую сборную. Как поддерживать здоровую конкуренцию, создавать условия для нормальной спокойной работы, чтобы спортсмены не выхолостились до Игр?

-- Ксюша с Федей тренируются отдельно, работают в индивидуальном режиме со всеми специалистами, которые их окружают. Женя и Наташа (Евгения Тарасова – Владимир Морозов и Наталья Забияко – Александр Энберт – прим.) работают как спарринги. Им это очень удобно, комфортно. Они коммуникабельны, друг другу не мешают абсолютно точно. Напротив, на тренировках есть некое ощущение конкуренции. Это важно для этих двух пар. А Ксюше с Федором нужна спокойная рабочая обстановка, которая полностью подчинена их спортивному и жизненному графику. Я уже проходила такое перед Сочи, и реально осознаю, что и как.

Получается – не получается что-то у каждой из трех пар на данном этапе – это из другой серии. Сейчас все три дуэта примерно одинаковы. Я очень хорошо отношусь ко всем своим ребятам, особой проблемы для меня не существует. То, что они получают максимум возможного внимания и профессионального отношения – это точно, а реализация на старте – это их задача, справиться с собой, со своими нервами, ощущениями. Им нужно выйти на старт и показать свое умение. И периодически нам мешает не отсутствие этого умения, а желание показать как можно лучше. На московском Гран-при Ксюшка очень старалась и это старание ей только помешало.

-- На этапе Гран-при Тарасова – Морозов одержали победу, Столбова – Климов стали серебряными призерами. Что можете сказать о паре Тарасова – Морозов?

-- Я каждый день вижу их на тренировках, вижу, как они прогрессируют, растут. Это уже профессиональные спортсмены, умеющие выполнять большой объем работы, справляться с эмоциями, нервами на старте, настраивать себя на работу.

-- Говоря об этой паре, все отмечают их сильную техническую составляющую, но указывают, что ребятам, их программам не хватает артистичности, яркости, индивидуальности.

-- Мы обратили внимание на этот момент, стараемся его улучшить, решить проблему. Новые программы ребятам ставил Петр Чернышев. С ними теперь персонально работает хореограф Татьяна Дручинина, которая пришла в нашу команду. Она будет также помогать Наташе Забияко с Сашей Энбертом. Таня проводит все время с этими двумя дуэтами, много внимания уделяет актерскому мастерству, хореографии... У них очень хорошие отношения с ребятами. С Таней мы познакомились на кэмпе в Денвере, я пригласила ее к нам в команду. У нее сын (Артур Дмитриев – прим.) теперь в Москве катается. Так что для нас в этом смысле сложилось все хорошо.

-- У вас есть четкое понимание того, как должна проходить подготовка к Олимпийским играм?

-- Абсолютно. После этапов Гран-при - в Москве пройдет чемпионат Европы. Затем едем в Японию. Готовимся на сборе там. Оттуда перелет в Южную Корею. Четкое расписание, график перемещений, отъездов, приездов уже существует. Есть поэтапные планы подготовки спортсменов. Нам нужно одно -- здоровье и чтобы без травм.

Ольга ЕРМОЛИНА

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 23 дек 2017, 21:17 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://tass.ru/sport/4837883

...Мозер не смогла по состоянию здоровья приехать в Санкт-Петербург, где на чемпионате России выступают ее ученики.

"Сегодня я заканчиваю обследование и готовлюсь к операции, но это не имеет ничего общего со слухами о моем резко пошатнувшемся здоровье, которые начали до меня доноситься, - подчеркнула Мозер. - В ближайшее время я рассчитываю вернуться к работе".

"Конечно, я очень волнуюсь и переживаю, что в такой сложный и ответственный период не нахожусь на своем привычном месте, у бортика, не вижу глаза своих ребят перед стартом, не чувствую их состояние, не могу кому-то помочь словом, силой, знаниями, дать уверенность и спокойствие. Я верю в них и очень надеюсь на их силу, выносливость и профессионализм", - сказала тренер.

Мозер попросила не нагнетать атмосферу вокруг ее группы: "Все мы делаем большое важное дело, и когда начинают создавать негативный фон перед стартами, хочется закрыть уши и полностью уединиться с командой, сосредоточившись на работе - мы это уже проходили перед Олимпиадой в Сочи, - отметила специалист. - Я бы порекомендовала неутомимым "специалистам" проявить чувство такта и оставить в покое парное катание, в танцах и мужском уже "разобрались".

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 19 мар 2018, 16:38 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
https://rsport.ria.ru/figure_skating/20 ... 19459.html

..."Двенадцатого марта у меня была плановая операция, сейчас я в Москве, у меня уже всё хорошо, но авиаперелеты мне пока не рекомендуются, - сказала Мозер по телефону. - До 10 марта я была на катке с ребятами, в Италии Жене с Володей предстоит девятый турнир в очень длинном и сложном сезоне, а Наташе и Саше – десятый. Надеюсь, они справятся".

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 27 мар 2018, 13:39 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
https://rsport.ria.ru/figure_skating/20 ... 68375.html

...."Я хочу уточнить: я не собираюсь уходить из фигурного катания совсем. Я ухожу из безумного графика работы. Мне нужно восстановить здоровье. Я взяла тайм-аут на полгода, но будут одноразовые приходы на тренировки, я буду консультировать, знать обо всем. Осенью окончательно буду понимать, хочу я снова пройти этот путь или буду просто помогать. Но я остаюсь в фигурном катании, я не прощаюсь!" - сказала Мозер журналистам.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 27 мар 2018, 13:41 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
https://rsport.ria.ru/interview/2018032 ... 38543.html

Нина Мозер: ближайшие полгода я точно не тренер, выработалась

Тренер ведущих российских спортивных пар фигуристов Нина Мозер объявляет о паузе в активной спортивной деятельности и рассказывает корреспонденту РИА Новости Анатолию Самохвалову о том, что произошло с Евгенией Тарасовой/Владимиром Морозовым, Ксенией Столбовой/Федором Климовым, Натальей Забияко/Александром Энбертом в прошедшем сезоне и что их ждет в скором будущем.

| +
Энберт настраивался закончить карьеру

- Нина Михайловна, все ли пары продолжают карьеру?

- Женя Тарасова с Володей Морозовым идут на следующий четырехлетний олимпийский цикл, Наташа Забияко при вылете из Пхенчхана тоже мне сказала, что она на 100% будет готовиться к следующим Олимпийским играм. По поводу Саши Энберта были некоторые вопросы, у него болячки, что называется, из прошлого, но в любом случае пара Забияко/Энберт не заканчивает карьеру, а продолжает кататься.

- Энберт сомневался в этом?

- Чисто психологически он настраивался на завершение карьеры после Пхенчхана. Но мы все вопросы с ним обсудили, и могу повторить, что пара готовится к следующему сезону. У нас был камень, даже булыжник, с которым Наташа никак не могла справиться. Второй тройной прыжок. Перед чемпионатом мира в Милане мы изменили тактику подготовки произвольной программы. Я рискнула и поменяла план, теперь я точно знаю, что это сработало. Саше очень тяжело достался этот чемпионат. У него отек глаз, прямо перед короткой в больнице ему сделали надрез, удалили гной, он катался на антибиотиках, но он выдержал, и я несколько раз ему сказала спасибо. Думаю, что в следующем сезоне они смогут подняться на пьедестал мирового первенства.

- Пауза им не нужна?

- Нет, наоборот, следующий сезон благополучный во всех смыслах, без предолимпийской нервотрепки.

- Забияко/Энберт – красивая пара, но кажется, что без той самой "химии". В чем ребятам надо прибавить?

- В "химии" и скорости. Может быть, в отчаянности. Остальное у них есть. Главное, они обладают стабильностью. То, что они умеют делать на тренировках, они делают на стартах. Это не каждому дано. Они красивые, харизматичные, с желанием вырасти в тех, кто станет побеждать.


Спортсмены – глупцы, читают все, что про них пишут

- Отчаянность – это про что?

- Про "химию". Это когда ты отдаешь себя полностью, не оглядываясь на то, что не хватит сил. Для этого нужна не просто красота, а такая отчаянная отдача на пути к медали. У меня интересная переписка была с Женькой (Тарасовой). Они с Володей были в идеальной форме перед Олимпиадой, никаких срывов на тренировках, и я пыталась понять, как сделать так, чтобы они не перегорели. Уже потом Женька писала о своем состоянии перед произвольной программой: "Когда я шла на короткую программу, ничего не держало. Шла и просто делала свою обычную работу. А перед произвольной пошло нагнетание. Все начали обсуждать медали и как мы будем бороться за золото…".

Такой "золотой" ажиотаж – наша вечная российская история. Куча журналистов, куча мнений, форумы. А они, спортсмены - глупцы, читают всё это. И Женька сначала представила себя на пьедестале, а на утренней тренировке в день произвольной занервничала. "А вдруг я что-то сорву?" - сказала. Вот как она подумала об этом, так и готова была сорвать. А я понимаю, что скажи я ей тогда "не переживай", то все равно было бы без толку. Не перегорать нужно научиться. Женька на этой Олимпиаде была еще по сути ребенком. Неопытным дитем.

- Но вы ведь предвидели эту ситуацию еще на сборах в Фукуоке.

- Что она перегорит? Нет. У нее и раньше были всякие проблемы перед стартами. Перед короткой бедром ударилась и не могла ходить без боли. В прошлом году выступала на обоих основных чемпионатах, преодолевая боль. На тренировке за неделю до турнира партнер с поддержки уронил и она очень сильно ударилась, а на втором колено разрезал. Тогда она жила только тем, чтобы боль ушла ради того, чтобы просто можно было выйти на лед и прокатать программу. И не отвлекалась на мелочи. В которых кроется дьявол. Они были в шести очках от преследователей и менее чем одном балле от лидеров в Пхенчхане после короткой, со здоровьем все в порядке. Ну, вроде бы чего еще надо? Выходи и катайся в удовольствие. Но предстартовые мысли были заняты совершенно ненужными деталями вроде общественного мнения. А рядом катались настоящие акулы парного катания. Двадцать лет Алена Савченко шла к олимпийскому золоту, 16 лет Меган Дюамель с Эриком Рэдфордом шли к медали, 16 лет словно ждала Пхенчхана Валя Маркеи, китаянка (Суй Вэньцзин), которую уже давно носят на руках всем миром, выходила побеждать. Пока моя добрая Женька думала о дьявольских деталях, эти звери выходили ее обыгрывать. Женька в Корее просто покаталась на качелях.

- Но Вовка ведь зверь!

- Да, вот он уже зверь. Я уже как два или три последних турнира обращаю внимание на то, как он умеет концентрироваться. Он так мечтал об Олимпиаде, что полностью оторвался от реальной жизни. А Женька – девчонка очень отзывчивая и пытается совмещать спорт с остальной жизнью. Она очень талантливая от природы, ей, что называется, легко дается, а концентрация – это все-таки удел людей, которые идут к цели через дикий труд. Для талантов фигурное катание становится игрушкой и не всегда в нужный момент голова перестраивается.

- А у нее разве судьба такого типичного таланта? Разве она не пробивалась у вас в группе, ведь когда-то Максим Траньков сказал, что вы не особо верили в перспективы пары Тарасова/Морозов?

- Трактовка Максима – двоякая. У меня были причины не верить, и в первую очередь в Володю. Он был очень срывной, спотыкался на ровном месте. Мог прекрасно поехать и плюхнуться с парного вращения и улететь за пьедестал. А самое главное неверие заключалось в том, что у Володи проблемы со здоровьем. В Японии я хотела организовать ему детальное обследование, но сама разболелась и прилетела на сборы с опозданием. Но я считаю, что любой человек, идущий на следующее олимпийское четырехлетие, должен абсолютно точно понимать, что с ним происходит. Володя уже взрослый, высокий, крупный. Чуть за весом не последит – тут же поправляется, и сразу же летит прыжковая техника. Это значит, что все ближайшие четыре года ему надо находиться в жестком режиме отказа от человеческой жизни. Но самое-самое главное, что каждая первая диспансеризация Володи заканчивается его недопуском к спорту. Затем начинается дополнительная проверка его сердечной работы и вроде как он допускается до спортивной деятельности.

Раньше фигурное катание было куда более легким. Сейчас, чтобы добиться результата, надо работать на износ. И Транькову я говорила: не верю в Морозова, потому что у него не хватит здоровья.

- Но Морозов вас переубедил своими результатами?

- Это итог большой работы. Они не были основной парой, в этот олимпийский цикл и Волосожар с Траньковым входили, и Столбова с Климовым, а Женя с Володей были третьим номером.

Дальше у Тарасовой/Морозова только золото

- Чемпионат мира скрасил ваши впечатления?

- На чемпионате мира Женька с Володей стали серебряными призерами, немножко исправив свое и мое настроение. Было очень важно, чтобы партнерша справилась с произвольной программой. И она это сделала. Дальше только золото, другого быть не должно. И пусть специалисты, которые будут готовить их к следующему сезону, грамотно их подготовят. Желаю им удачи.

- Не все оказались в восторге от их произвольной программы.

- Музыку произвольной они выбрали сами, я предлагала немножко другую концепцию.

- Да? Это они сами за буги-вуги уцепились?

- Порой у нас случаются приключения с произвольными программами. Я улетела в Америку в отпуск, они с Петей Чернышевым выбрали рок-н-ролл, хотя я мечтала увидеть в их исполнении вечернее буги-вуги. Ну что ж, такова судьба!

- "Дальше только золото". Но каков ресурс у пары?

- Откуда я знаю? Только боженька знает. По логике – есть хороший ресурс. По тем объемам, которые они делают, - есть. По реализации… Я недавно сказала Жене: жаль, что шишки ты набиваешь на собственных ошибках. Она уверяет, что их она уже наколотила вдоволь.

- Если помечтать и представить, что Столбова с Климовым добрались до Пхенчхана допущенными и здоровыми, что бы это было? Трагедия или медаль?

- Если учитывать их характер, то как раз могла бы быть медаль.

- А у них как дела с ресурсом?

- Вот их перспективы я бы совсем не хотела обсуждать, потому что вложила в них столько сил, что… Мы поехали к Хорхе (Хорхе Фернандесу, слепому остеопату, живущему в США – прим. РИА Новости), я максимально сделала все, чтобы они были готовы к этому сезону. По тому, как пара подходила последние полгода, я реально осознавала, что мы идем в правильном направлении. И чемпионат Европы это подтвердил. Я весь сезон им твердила одно: ребята, мы готовимся к Олимпийским играм. И когда это все оборвалось, у меня наступила пустотень.

- Ответа на вопрос, почему Столбову не допустили до Олимпиады, не нашли?

- Нет.


За год до Пхенчхана было ясно, что командные соревнования выиграют канадцы


- Если вернуться к командным соревнованиям на Олимпийских играх, не было все-таки резона выставить более мастеровитых Тарасову и Морозова не только в короткой программе, но и в произвольной?

- Понимаете, многие живут золотым опытом Сочи. Но тогда у нас были опытные бойцы - Женя Плющенко, Таня с Максимом (Волосожар/Траньков), а к Пхенчхану ровной командой подошли не мы, а канадцы. Еще за год до Олимпиады было понятно, что Канада выиграет Олимпийские игры в командных соревнованиях по фигурному катанию. Вирчу/Мойр вернулись, Патрик Чан дотянул до Игр, (Кейтлин) Осмонд, которую все время поддерживали, дотянула, и девочка у них (Габриэль Дейлмен) была первая на национальном чемпионате. Двукратные чемпионы мира Дюамель/Рэдфорд выступили. Для того чтобы бороться с такой командой, надо быть очень ровной сборной. Мы бы не выиграли все равно, нам бы не хватило "танцевальных" баллов.

- Но если чисто по-колхозному: Тарасова/Морозов чисто катают произвольную и Михаил Коляда не проваливает свои прокаты, то были ведь шансы на золото?

- Все равно мы бы не выиграли золото. К тому же я с октября месяца все время говорила руководителям нашей федерации, что Тарасова/Морозов не дотянут до Олимпийских игр, если мы не дадим им возможность отдышаться. Я хотела снять Женю и Володю с чемпионата Европы. Но мне не разрешили. И что мы имеем? Все наши основные конкуренты, которые в итоге стояли на пьедестале почета Олимпийских игр, пропустили предолимпийские старты – Савченко/Массо – чемпионат Европы, китайцы и канадцы – "Четыре континента". А мы везде выступали, потому что мы "не имели права" поступить по-другому.

- В чем была принципиальность участия Тарасовой/Морозова в этом чемпионате Европы?

- В том, что он проходил здесь, дома, на родине. "Вы не имеете права, мы не должны так поступать, в нас вкладывают деньги…". Аргументов я слышала много и звучали они из уст уважаемых нормальных людей.

- Ранее в интервью РИА Новости вы признались, что хотите поменять свою профессиональную жизнь после олимпийского сезона. Кто будет руководить вашими парами?

- Пока рано об этом говорить, процесс на стадии обсуждения. Я встречаюсь с людьми, разговариваю, выстраиваю некую схему развития.

- Тренерский состав изменится?

- Какие-то позиции изменятся, но и об этом пока рано заводить речь.

- Немецкий специалист Робин Шолковы останется?

- Я бы хотела, чтобы он остался, но все зависит от финансовой политики в спорте нашей страны. Не будет же Робин работать бесплатно. До февраля его труд оплачивался, а дальше пока нет. Сейчас я не знаю, что будет со спортом.

- Насколько плодотворна его деятельность?

- Вокруг якобы необходимости его нахождения у нас много сторонней болтовни. Но я реально знаю, почему Робин нужен Жене и Володе. А нужен он им и психологически, и политически, и во многих других вещах. Он в очень спокойной форме доносит до них информацию, которая действительно им нужна. Особенно перед соревнованиями. Дело в том, что за две недели до старта спортсмены обычно впадают во внутренний и внешний психозы, с трудом справляются с собой, и в этот момент им нужны опытные люди, которые могут помочь. И Робин такой.

- Как тренер он сильный?

- Он видит такие нюансы, которые после подсказок ребятам дают результат. А тренер зачем нужен? Чтобы вовремя подсказать. Потому что мы работаем со спортсменами такого уровня, которые сами все знают и умеют. В работе с такими важны мелочи.

- Чемпионат мира в Милане прошел. Сколько вам потребуется времени, чтобы отдохнуть?

- Чемпионат мира стал вехой в моей карьере. Действительно, я, как и говорила вам в интервью, отхожу от активной тренерской деятельности. Насколько долгим будет этот перерыв, я пока не знаю и пока не готова об этом говорить. Но ближайшие полгода я точно не буду тренером. Своим фигуристам я сказала: ребята, от ваших желаний мое не изменится. Я настолько устала, что больше не могу. Хотя бы полгода мне нужно для восстановления здоровья, психики, энергии. Я выработалась.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нина Мозер
СообщениеДобавлено: 23 авг 2018, 19:13 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
https://www.sovsport.ru/others/figure/a ... om-katanii

Нина Мозер: Похоже, нас ждет новая эра в фигурном катании
Обозреватель «Советского спорта» встретился с заслуженным тренером России по фигурному катанию Ниной Мозер.

| +
«КТО СИЛЬНЫЙ, ТОТ ПОБЕДИТ»
– Нина Михайловна, у вас пока пауза в тренерской карьере? Надолго?
– Я считаю, что тренерская работа делится на несколько составляющих. Бывают тренеры, которые постоянно стоят возле борта, что я делала очень много лет.

Но еще в октябре, когда только начинался олимпийский сезон, я объявила, что обязательно сделаю паузу. Потому что очень устала. Я работала с тремя ведущими парами. Оба цикла у меня проходила вся сборная, весь основной состав.

И так вымоталась, что поняла – нужно отдохнуть, чтобы возникло желание вернуться к бортику. Ты ведь там живешь. Каждое утро открываешь глаза, и первые мысли: «Какая будет тренировка? Все ли нормально у ребят? Нет ли травм?»

Правда, это забирает очень много энергии. Я теперь отошла от активной работы, но помогаю ребятам. Осталась с двумя парами как куратор. Вот я здесь в Сочи с Евгенией Тарасовой и Владимиром Морозовым. С ними работает Максим Траньков. Я очень довольна и рада, что у них получилось хорошее взаимодействие. Надеюсь, они в этом году поборются за золото чемпионата мира.

До этого я прилетала в Италию к Наталье Забияко и Александру Энберту, с ним тоже позанималась. Я не работаю каждый день с утра до ночи. Но мы вместе, и я помогаю.

– В фигурном катании собираются ввести возрастной ценз для фигуристок в 17 лет?
– От этой идеи уже отказались, хотя ее пытались провести на конгрессе. В ближайшее время этого не случится, хотя у предложения есть и плюсы.

Когда разговор об этом начался, я согласилась с Этери Тутберидзе, когда она сказала в интервью: «Почему когда американки как Тара Липински в 15 лет и Сара Хьюз в 16 лет становятся олимпийскими чемпионками, никто не говорит о возрастном цензе? Теперь получилось, что русские стали сильны в этой дисциплине, и сразу возникла тема».

– Что, опять наших зажимают?
– Наверное, это мировая тенденция. Когда у кого-то что-то хорошо, то их выбивают из зоны комфорта. Создают трудности, с которыми надо бороться. Но тот, кто сильный, все равно победит.

«ЗАЧЕМ РАЗДУВАЕТЕ АЖИОТАЖ?»
– Ваше мнение о том, что от Тутберидзе ушли уже четыре ученицы?
– Я вам скажу одну простую вещь – Этери на корейской Олимпиаде выиграла золото и серебро. И я вспомнила, что у меня была аналогичная ситуация в Сочи-2014. Я абсолютно точно знала, что потом наступит самый сложный период.

Когда ты идешь к победе, готовишься к дебюту – это одно. Ты просто идешь вперед, видя цель. А уже после триумфа к тебе все внимательнее относятся, летят стрелы критики. Любая ошибка или прокол возводятся в ранг человеческой катастрофы.

У Этери есть минимум 15 спортсменок, которые достойны медалей и побед. Да, болезненно, когда уходит Женя Медведева, с которой Тутберидзе проработала 11 лет. Но остальные девочки по разным причинам уже не являлись лидерами. Какой смысл сейчас о них говорить? Это что, журналистская ситуация, когда начинают провоцировать?

Надо на какие-то вещи не обращать внимание, а вы раздуваете, и возникает еще больший конфликт. Мне кажется, в какой-то момент Женя, начитавшись этой информации…

– Психанула.
– Да у меня Женя Тарасова после короткой программы начиталась, что она уже завтра станет олимпийской чемпионкой. Остался один шаг наверх. И она так заболела этим всем, что вышла на старт и не справилась с собой в первые минуты.

Раздувается такой ажиотаж, что он не приводит к добру. Человек, отработав много лет, должен сконцентрировать свое внимание на главном старте в жизни. А когда его раскачивают дополнительной информацией, то возникают лишние мысли. И этого не нужно вообще!

Это очень жестоко по отношению к нам. Мы ведь живем на катке, готовимся. И тут – может, не от злого умысла – поднимается вся эта интрига. Ну зачем?

Очень много учениц у Этери. И если какие-то уходят – значит, им нет места. И они не являются спортсменками, которые стоят в первом ряду у Тутберидзе в тренировочном процессе. Вот и все.

«ОРСЕР – МИРОВАЯ ЗВЕЗДА»
– Что сейчас будет самым сложным для Медведевой? Не потеряем спортсменку?
– Так ведь трагедии не произошло. Мы ведь все в какой-то момент меняем свою жизнь. Уходим, разводимся, начинаем новую дружбу. Почему из этого нужно создавать проблему? Обычная смена тренера, и отнеситесь к этому спокойно.

– Ничего себе, обычная смена – Медведева ушла от величайшей Тутберидзе. Это как уйти от Виктора Тихонова в хоккее!
– Но ведь Медведева ушла к другому величайшему тренеру, который сделал намного больше в фигурном катании. Извините, конечно, но Брайан Орсер – это мировая звезда, который взрастил великолепных спортсменов, причем из многих стран.

Женя ушла не в никуда, а к другому выдающемуся специалисту. Она узнает что-то новое в фигурном катании, откроет что-то для себя. Каждый тренер несет в себе свою информацию, которой он делится с учениками.

Когда я начинала работать, мне говорили: «Подожди, настанет время, и это будет как конвейер». Я не могла поверить. Но менялись спортсмены, и я уже чувствую, что это циклы – подготовка, завоевали медали, дальше бывают изменения. И это нормально.

Ушел фигурист от тебя – удачи! Может, он по-другому засверкает, станет сильнее. Не надо раздувать трагедию. Возможно, для Этери это болезненная история – потерять Медведеву, с которой она жила каждый день, была ей дочерью. Но и это пройдет.

Уже появляются новые ученицы, тоже очень талантливые. Такой мир. Будет такой же героический труд каждый день. Просто тренеры за это не получают медали, уважение и признание. А в принципе они работают тоже много.

Ну ладно, ушла. Это жизнь. Так было и будет всегда. И я думаю, что никакого форм–мажора тут нет.

«КИТАЙ СИЛЬНО ПРОВЕДЕТ ОЛИМПИАДУ»
– Китайцы хорошо готовятся к домашней Олимпиаде, которая в 2022 году пройдет в Пекине?
– Я могу много говорить о китайских видах спорта, которые бурно развиваются в их стране. Там, в Китае, строятся потрясающие центры. Вот на той неделе мне показали новую базу, созданную именно для подготовки к Олимпиаде.

Уникальное место, решение! На территории старого завода в закрытой зоне построены дворцы, какие-то невероятные залы, где можно развивать мастерство спортсменов. Атлеты готовятся со специальными дисплеями. Монорельсовые дороги, сделанные даже на потолке. В общем, фантастика. Китайцы делают все, чтобы ударно выступить на домашней Олимпиаде.

Например, хоккей – мы же в Сочи на молодежном Кубке мира. Если китайцы в каком-то виде спорта не лидируют, то перенимают опыт у ведущих стран. Очень много науки, медицины, детей ведут в секции. Поверьте, Китай будет развиваться и в хоккее с невероятной силой. Конечно, их сборная не сможет бороться за олимпийские медали. Но за три с половиной года вырастут так, что составят конкуренцию кому угодно.

– Я работал на семи Олимпиадах. Думал с 2008 года, что перебить Пекин по организации нельзя. Но Сочи это удалось.
– Приведу вам пример. У нас в фигурном катании есть выдающиеся постановщики во всем мире. К ним всегда обращаешься, если хочешь получить хороший продукт. Не буду называть фамилию, но в том году мы обратились к одному специалисту. Она долго сомневалась, а потом сказала: «Нет, я буду работать с китайцами». Потом нам объяснили, что в Китае платят в полтора раза больше.

У китайцев есть финансовые возможности, и этим они перебивают конкурентов. У них есть территория, опыт, человеческий ресурс. Они в 2020 году проведут Китайские игры, все отрепетируют.

Ну что вы, они и Олимпиаду хорошо организуют. У китайцев потрясающая наука, медицина, и там, где они могут завоевать медали, они для этого сделают все.

– Китай что, выиграет общий зачет?
– Не хочу быть предвестником, но Китай снова захочет доминировать, как и в Пекине-2008.

Когда я посмотрела фото и видео, которые мне прислали по Пекину, я так села и глубоко задумалась: «А как же с ними соревноваться в парном катании? Сейчас-то ладно, но что будет через три года?»

Как мы в Сочи имели возможность делать все правильно и грамотно. Для нас создавали все. То же самое происходит в Китае для китайцев.

Вот у Брайана Орсера сейчас будет готовиться лучший китайский одиночник. Кто гарантирует, что это не будет следующий Юдзуру Ханю? Он тоже все умеет, а ему добавят лоск, красоту. Тут ведь тоже большая опасность – Китай может замахнуться и на победу в командном первенстве.

– Как вам предложение убрать хоккей с Олимпиады? Или пусть там играют ребята до 23 лет.
– Могу сказать как тренер олимпийских чемпионов, которая работала два цикла подряд. Была на Олимпиаде не где-то в стороне, а в гуще событий. Я знаю, что во всех видах спорта приезжают сильнейшие спортсмены. Это большой праздник, фантастическая конкуренция, ажиотаж. Мы болеем друг за друга, и я сама видела, как играли наши хоккеисты в Пхенчхане, как они завоевали золото.

Будет обидно, если на Игры не смогут приезжать выдающиеся хоккеисты по неспортивным причинам. Раньше даже войны прекращались во время Олимпиады. Пусть хоккей останется в программе на долгие годы. Это один из интереснейших видов спорта.

ВОПРОС РЕБРОМ

«ВОЗМОЖНО, НАС ЖДЕТ НОВАЯ ЭРА В ФИГУРНОМ КАТАНИИ»
Международный союз конькобежцев (ISU) на очередном заседании принял решение обнулить мировые рекорды в фигурном катании. Ранее изменения претерпела система оценок за выполненные прыжки. Что об этом думает Нина Мозер?

– Раньше вообще не говорили о рекордах мира в фигурном катании, только в последние годы стала модной эта тема, – рассуждает Мозер. – Но я к ней отношусь безразлично.

Всегда важен результат – золотая медаль, кто стоит на пьедестале. Когда поднимается флаг, звучит гимн твоей страны. Интересно это ощущение победы.

А мировые рекорды важны, когда прыгаешь в длину или высоту. Это абсолютные цифры. А у нас в фигурном катании работает очковая система. И сегодня работают одни судьи, завтра – другие. Секундомер обмануть нельзя, а от человеческого фактора и психологии никуда не денешься.

Если говорить о системе оценок за прыжки, то небольшие изменения есть. Появились «+5» и «–5». Возможно, с этого года начнется новая эра в фигурном катании. На первый план снова выходят артистизм, композиция, хореография, мастерство. Техническая сторона вопроса нивелируется, хотя в последние годы в эту сторону был крен.

И есть еще нюанс. Раньше человек делал четверной выброс в парном катании и получал «–3» за падение. Но общая стоимость прыжка при этом была настолько высока, что он получал больше даже с падением, чем человек, исполнивший качественно тройной выброс.

Теперь этот момент исправили. Если ты не делаешь чисто четверной прыжок, то его стоимость падает намного. И в этом тоже кроются очень большие суммарные изменения в оценке.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 147 ]  На страницу Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 15


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB