Текущее время: 26 авг 2019, 01:14

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 24 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 17 май 2013, 10:25 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46818
Откуда: Южная Некультурная столица
*unkn*

https://twitter.com/shelepen

Shelepen Polina ‏@shelepen 14 ч
да это бред,мой тренер не давал интервью и я со своими родителями в Москве

http://www.itar-tass.com/c20/738298.html

У Полины Шелепень еще все впереди - экс-тренер спортсменки Светлана Соколовская

МОСКВА, 16 мая. /Корр. ИТАР-ТАСС Альберт Стародубцев/. Фигуристка Полина Шелепень, которая со следующего сезона будет выступать под флагом Израиля, очень перспективная спортсменка. Об этом в интервью корр.ИТАР-ТАСС заявила ее бывший тренер Светлана Соколовская.
Сегодня исполком Федерации фигурного катания России / ФФКР/ разрешил Полине Шелепень выступать на международных турнирах за Израиль.
"То, что моя ученица теперь будет выступать за эту ближневосточную страну, не стало следствием каких-то внутренних дрязг, - сказала Соколовская. - У Шелепень были все возможности повышать свой профессиональный рост в России. Но ее родители переехали в Израиль, Полина уехала вместе с ними и тоже взяла гражданство этой страны. Я верю, что у Шелепень еще все впереди".

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 17 май 2013, 14:24 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 авг 2012, 13:39
Сообщения: 552
Вроде это проясняет ситуацию *scr*

http://www.wer-art.com/conf/

Цитата:
Пару-тройку лет назад Полина Шелепень была очень талантливым ребёнком у тренера Этери Тутберидзе. Потом природа взяла своё, Полина выросла со всеми сопровождающими пубертат физическими изменениями и стала одной из талантливых юниорок. Приобретя характер, Шелепень ушла от Тутберидзе и пришла в ЦСКА к Светлане Соколовской. У девушки Шелепень появились серьёзные соперницы, она не смогла войти в первую тройку России. Поэтому и воспользовалась возможностью стать лучшей одиночницей Израиля и, если ей повезёт в Оберстдорфе, отобраться на ЗОИ-2014 в Сочи. Тренируется Полина в том же ЦСКА у той же Соколовской, но уже за израильские деньги. Ну, а учитывая то, что российским фигуристкам в Сочи нужен каждый судейский голос, считайте этот фактор побочным приятным явлением.

_________________
Усложнение фигурного катания - целая гамма средств. Густо же накрученные движения - просто ералаш (с) С.А. Жук


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 17 май 2013, 16:22 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46818
Откуда: Южная Некультурная столица
Касатка писал(а):
а учитывая то, что российским фигуристкам в Сочи нужен каждый судейский голос, считайте этот фактор побочным приятным явлением.

Семён Семёныч! (с) *scl* Как же я забыла про эту старую добрую традицию!

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 16 июл 2013, 18:12 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46818
Откуда: Южная Некультурная столица
у Полины что-то с ногой, была операция *W*

https://twitter.com/shelepen
http://instagram.com/p/b0hL9PDTyH/

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 29 авг 2014, 12:01 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46818
Откуда: Южная Некультурная столица
Полина закончила спортивную карьеру http://sprashivai.ru/Shelepen

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 04 сен 2014, 19:13 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46818
Откуда: Южная Некультурная столица
http://rsport.ru/figure_skating/20140903/769983547.html

Соколовская: фигуристка Шелепень близка к окончанию карьеры и переходу в тренеры

МОСКВА, 3 сен - Р-Спорт, Андрей Симоненко. Российский тренер Светлана Соколовская сообщила агентству "Р-Спорт", что ее ученица двукратная серебряная медалистка финалов юниорского Гран-при Полина Шелепень близка к завершению карьеры, 19-летняя фигуристка уже начала помогать ей тренировать детей.
| +
Около пяти лет назад Шелепень наряду с Аделиной Сотниковой и Елизаветой Туктамышевой рассматривалась как одна из надежд российского женского одиночного катания. Однако, перейдя из юниорского возраста во взрослый, фигуристка не смогла добиться серьезных успехов. В 2013 году она решила выступать за Израиль, но пропустила основные международные старты прошлого сезона из-за "карантина" в связи со сменой спортивного гражданства.

"Я на сегодняшний момент против того, чтобы Полина заканчивала, я с ней очень много разговариваю. Но когда дети вырастают, они сами выбирают свои пути, - сказала Соколовская по телефону. - Она решила попробовать кататься за Израиль, сейчас у нее затишье, она говорит: "Я себя не чувствую в большом спорте". Сейчас она прилетела из США и в данный момент мне помогает в работе с маленькими детьми".

"Конкретную причину, почему Поля хочет закончить, трудно назвать. Травмы никакой у нее не было. На мой взгляд, это чисто психологический вопрос, что она себя не видит в большом спорте. Она выросла, стала девушкой, у нее психология изменилась. И она начала себя искать - надо ей пахать дальше или не надо", - добавила тренер.
Соколовская считает, что Шелепень может найти себя в тренерской деятельности. "Я посмотрела - дети к ней тянутся. На (юниорском) чемпионате Москвы в эти дни она будет выставлять двух девчонок. Но я сама внутренне не верю, что она закончила. Она прошла очень большой путь с первым тренером (Этери Тутберидзе), много выиграла на юниорском уровне, а сейчас должна сама определиться и озвучить свой выбор", - заключила специалист.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 26 сен 2014, 20:04 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46818
Откуда: Южная Некультурная столица
с опозданием, но пусть будет *...*

http://www.allsportinfo.ru/index.php?id=86357

Полина Шелепень: после долгих раздумий я приняла решение завершить спортивную карьеру
Двукратный серебряный призёр финала юниорского Гран-при по фигурному катанию россиянка Полина Шелепень, которой в июле исполнилось 19 лет, приняла решение завершить спортивную карьеру и начать – тренерскую. О причинах такого решения Полина Шелепень рассказала специальному корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт» Алексею Зубакову.
| +
- После долгих раздумий я приняла решение завершить спортивную карьеру, - сообщила Полина Шелепень. – И я благодарна Светлане Владимировне Соколовской, которая дала мне возможность остаться в спорте, начав тренерскую деятельность. Три недели, которые прошли после всех изменений, вселили в меня уверенность в правильности сделанного выбора. Я поняла: тренерство – это моё! В моей небольшой группе сейчас тренируются четверо 11-летних фигуристов. Я смотрю на них – и сравниваю с собой в этом возрасте. Смотрю как бы на себя, но с другой стороны. И скажу откровенно: тренерский труд – гораздо сложнее и ответственнее, чем я думала раньше!

- Но у вас опыт тренировок у замечательных специалистов.
- Мне посчастливилось пройти уроки у нашего великого тренера Татьяны Анатольевны Тарасовой. Долгие годы я тренировалась у Этери Георгиевны Тутберидзе. И особые слова благодарности хочу выразить Светлане Владимировне Соколовской, которая поддерживала меня все последние годы, в очень сложный период моей жизни.

- Что с вами произошло?
- В начале сезона 2012-2013 годов я получила травму. На тренировке случайно, по неосторожности подвернула ногу – и четыре месяца каталась, не обращая внимания на травму голеностопа. Во многом это было связано с ошибочным диагнозом врачей, которые дали обнадеживающий диагноз. Но он в итоге лишь усугубил последствия. Поскольку в начале 2013 года я уже не могла не то что прыгать нормально, но даже ходить, я прекратила тренировочный процесс и долгое время восстанавливалась. Точный диагноз мне поставили в Израиле, там же сделали операцию. В течение прошлого сезона я восстанавливалась, начала тренироваться. Уехала в США. Много занималась, готовилась к возвращению в спорт. Понимала, что в России вернуться на международный уровень будет нереально, поэтому приняла предложение Федерации фигурного катания Израиля – тем более, сборную этой страны возглавляет бывший российский фигурист Роман Серов. Многое из увиденного в США меня удивило – там немного другая система тренировок. Более дозированная, с учетом возраста. В Америке сейчас начинают заниматься фигурным катанием с семи лет, и в одиночном катании готовят спортсмена к пиковому уровню к 18-19-и годам. Я, например, начала кататься в четыре года. А недавно была на этапе Кубка Санкт-Петербурга, смотрела выступления 10-летних – и прыжковые каскады «три плюс три» в исполнении этих детишек повергли меня в шок. И это не единичный уровень, а средний!

- С чем связана такая высокая сложность юных фигуристов?
- Успехи юных российских фигуристов в последние годы, в том числе и мои, создали острую конкуренцию. Сложность программ позволяет набрать приличные баллы, выйти на передовые позиции уже в раннем юниорском возрасте. И никто не думает о последствиях раннего спортивного взросления фигуристов!

- В этом году вы заявились на традиционный международный турнир Nebelhorn Trophy под флагом Израиля.
- Совершенно верно. Я понимала, что физически готова к возвращению в спорт. Но эти два года не могли не сказаться на моём отношении к здоровью, появился элемент опасения рецидива травмы. С другой стороны, я уже давно думала попробовать себя на тренерской стезе, меня к этому тянет, мне нравится учить ребят азам фигурного катания. Поэтому, взвесив все плюсы и минусы, я вернулась в России. И очень обрадовалась предложению Светланы Владимировны Соколовской взять небольшую группу одиночников и начать тренерскую деятельность.

- Это ваше твердое решение?
- Да. Я завершила карьеру спортсменки, начала тренировать юных фигуристов. Собираюсь серьёзно осваивать тренерскую профессию. В следующем году собираюсь поступать в Российский государственный университет физической культуры, чтобы получить лицензию на профессиональную тренерскую деятельность.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 06 фев 2019, 13:07 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46818
Откуда: Южная Некультурная столица
https://www.sports.ru/tribuna/blogs/damnnn/2339409.html

Полина Шелепень о ее спортивном прошлом и тренерском будущем, о работе с Тутберидзе и уходе от неё

| +
— Полина, насколько я знаю, как тренер вы начинали работать в школе ЦСКА. Это правда?

— Я как раз прилетела из Америки после того, как решила завершить карьеру, когда мне позвонила Светлана Владимировна Соколовская — узнать, правда ли я закончила кататься. Просила прийти поговорить. Она мне предложила покататься у нее — вдруг передумаю. Но я тогда уже точно все решила. Она спросила: «Чем будешь заниматься? Вот у меня есть маленькие дети, попробуй тренировать, понравится — продолжишь». И это был нужный толчок для меня. Я ведь не планировала быть тренером, потому что не планировала так рано заканчивать — в 19 лет, но сразу влюбилась в это. Потом мы прекратили сотрудничество, потому что я уехала в другой город попробовать свои силы.

— Если не ошибаюсь, это был Ангарск?

— Да, Ангарск. Я там проработала недолго. Ангарск находится далеко от Москвы, и так как я близка со своей семьей, мне тяжело было, когда я не могла приехать завтра и помочь, если были какие-то проблемы. Это стало главной причиной, почему я оттуда уехала.

— Ваш день сейчас начинается рано — в 7 утра уже первая тренировка. Вам это легко дается?

— Вставать рано непросто, но такой график выбран, чтобы дети успевали хоть как-то учиться в школе. Мне ранние подъемы даются по-разному. Бывает, что после дневной тренировки у меня есть еще дополнительные занятия, и они заканчиваются поздно — в 9-10 вечера, поэтому я не высыпаюсь. Но при этом главное — заставить себя встать утром и доехать до катка. Когда на лед выхожу — сразу и бодрость, и настроение хорошее.

— У вас есть опыт нахождения по обе стороны бортика на катке. Проще прыгнуть самой или объяснить как?

— Все дети разные: кто-то быстро схватывает, и ты думаешь — о, а я когда-то долго к этому шел. А иногда так тяжело идет процесс, что готова уже сама пойти и прыгнуть. Но часто мне все-таки кажется, что проще сделать самой. С выступлениями так же. Меня как-то спрашивали, что проще — выводить спортсмена или самой выступать. Когда ученик выступает на соревнованиях, тренер превращается в беспомощного человека, который просто стоит и смотрит. Ты уже бессилен, но надеешься, что правильно его подготовил, правильно настроил, что сам спортсмен справится.

— Есть какой-то общий алгоритм, как настроить спортсмена, или все это индивидуально? — Индивидуально. Одного надо настраивать серьезно, чтобы он собрался. Другой наоборот очень уходит в себя, и мы разговариваем на отвлеченные темы — «чем у тебя брат занимается?», «куда пойдем после старта?» — это расслабляет. Порой бывает, что спортсмену страшно. И хотя мне тоже страшно, нужно показать: «Я не переживаю. Я верю в тебя».

— Для вас есть разница в том, как найти подход к мальчику или девочке?

— За три года тренировок легче складывалось с мальчиками. Если мальчик упал, он встал, спокойно подъехал и выслушал тебя. Девочки более эмоциональные. После падения они могут и заплакать, расстроиться, и прежде чем критиковать, девочку нужно успокоить. С ними больше тонкой психологической работы, а до мальчиков «дольше доходит», так скажем: им нужно время понять технику. Работать люблю со всеми, нужно просто помнить, что дети разные. В девочках мне нравится их дотянутость, аккуратность. Бывают мальчики-исключения, но в среднем от девочек проще добиться визуальной чистоты и красоты движений — они по природе более мягкие, гибкие и внимательные к деталям.

— Как можно научить ребенка делать то, что сам никогда не делал? Четверные прыжки, например. Или как в целом разрешается ситуация, если тренер в прошлом танцор, а тренирует одиночников?

— Есть спортсмены, которые в прошлом прекрасно прыгали, но это не делает их автоматически хорошими тренерами. Есть и обратные примеры. Если ты понимаешь прыжок, видишь ошибки и можешь их объяснить ученику, не так важно, как ты умел прыгать сам. Я, например, уже сталкивалась с постановкой четверных. Тогда пересмотрела множество видео, разбирала, кто как прыгает, обращала внимание на какие-то детали, снимала самого спортсмена на тренировке. Мы с ним вместе разбирали весь процесс. Слава богу, все прошло хорошо, и у нас получилось. Я так радовалась, как будто мы Олимпиаду выиграли, не меньше. И все вокруг тоже поздравляли. Это — большой шаг вперед и мотивация. Тройные ты ставишь постоянно, а до четверных нужно дойти.

— Как вы поняли, что мальчик готов к четверному сальхову?

— Это было его желание изначально. Я оттягивала этот момент как могла. Он не москвич, из региона, и ему в принципе был не к спеху этот квад. Но мне уже и коллеги начали говорить, что я не даю развиваться парню. Как-то на тренировке он подъехал и говорит, мол, давайте попробуем. Я стояла чуть ли не с закрытыми глазами от страха. Четверной — это же большая ответственность. С него можно сильно упасть, разбиться. Чисто физически и технически ему это было по силам, но я долго не была готова психологически. Мне повезло со спортсменом, который не боялся сам и был действительно готов. Нельзя заставлять прыгать четверной того, кто пока не готов, кто боится. Это должно быть обоюдное желание.

— Является ли сильное желание спортсмена и бесстрашие ключевыми факторами, чтобы четверной прыжок получился?

— Конечно. Именно поэтому еще важно разговаривать со спортсменами. Допустим, какой-то тренер хочет, чтобы все его ученики стали олимпийскими чемпионами. Но мы же понимаем, что так не бывает. У подростка в голове уже есть свои цели, он примерно понимает, что ему нужно. Ты спрашиваешь: «Что ты хочешь?» А он говорит, например, — мастера спорта выполнить и уйти учиться, в бизнес. Зачем ему четверной? Нужно согласовывать свои цели c целями учеников, когда они уже взрослые.

— Вы ведь учились на технического специалиста. Работали по этому профилю?

— Нет, в судействе я не работала, это не мое. Но каждый тренер должен разбираться в правилах, поэтому я отучилась. Я не могу не знать, как будет наказан мой спортсмен за ту или иную техническую ошибку, как он будет поощрен за хорошее оригинальное исполнение.

— Вам не кажется, что нынешняя система судейства слишком жестока по отношению к спортсменам? За падение на прыжке с недокрутом спортсмен наказывается трижды — минусы и в базовой стоимости, и в ГОЕ, и балл штрафа.

— Когда только появились новые правила, я была в ужасе. Думала, как же так — за падение столько баллов теряешь. Но прошло полгода, почти сезон, я поездила на соревнования со спортсменами и больше прониклась этими поправками. Мы стали видеть больше чистых прокатов. Пусть более легкие наборы, зато более чистые прокаты, что хорошо. За тройку на выезде теперь ставят не -3, как раньше, а -2-3 по пятибальной шкале — это уже не так страшно. Если упасть с недокрученного прыжка, конечно, получишь низкие баллы. Но это мотивирует учиться прыгать чисто.

— Как можно решить проблему с недокрутами?

— Надо смотреть по ситуации. Кому-то не хватает силы, и тогда надо закачивать ноги, поднимать прыжок. У кого-то неправильная техника, и нужно работать именно над этим.

— Вы учитесь в университете на тренерском факультете. Это помогает в работе?

— Я узнала о физиологии детей, как она меняется по мере взросления; о психологии, которая играет огромную роль в нашем спорте. Для понимания техники элементов институт не очень много дает, личный опыт тут важнее.

— Вы проводите сезонные сборы для фигуристов, куда могут приехать не только ваши спортсмены. Зачем нужны такие мероприятия?

— Эти сборы в первую очередь важны региональным спортсменам. В регионах тренерам иногда недостает знаний, и тогда они приезжают на сборы вместе со своими детьми, учатся. А бывает обратная ситуация — ты исправляешь ребенку прыжок, ставишь правильную технику, а он возвращается домой и с тренером продолжает прыгать по-старому. Так получается работа в никуда. Еще сборы полезны, когда родители думают переехать в Москву и сомневаются, стоит ли. На сборах они могут попробовать свои силы. Если ребенок прогрессирует, есть смысл дальше рассуждать о переезде. Для «своих» сборы полезны сменой обстановки, выходом из рутины. К тому же свои спортсмены обычно приезжают без родителей, а это большой плюс к самостоятельности. Ну и, конечно, на сборах всегда больше льда. Есть время заниматься скольжением, прыжками, вращениями.

— В ask.fm вам задали вопрос, какой благотворительный фонд вы хотели бы создать. Вы ответили — «фонд по спасению талантливых спортсменов, у которых нет денег, чтобы заниматься этим замечательным спортом». Фигурное катание — правда дорогой вид спорта?

— Да. Нехорошо сравнивать детей с бизнесом, но для каждого родителя, когда он отдает ребенка в спорт и хочет получить результат, это по сути является бизнес-проектом. Вначале ты только вкладываешься, входя в убыток, а потом, если спортсмен достигает результатов, есть шанс окупить все вложенное. Потом уже есть возможность перестать платить за тренировки, костюмы и поездки на соревнования, но для начала действительно придется тратить свои деньги. Так всегда было. Но вкладываться нужно с головой. Некоторые родители думают, что огромные вложения — гарант результата, и делают это фанатично. А ребенок в итоге слишком нагружен, устает и теряет всякую мотивацию, потому что у него по 7 часов тренировок в день, и еще дополнительные занятия по ОФП, растяжке и скольжению.

— Вы как тренер вмешиваетесь в коммуникации внутри вашей группы? Следите, чтобы не было конфликтов, или оставляете это для решения ученикам?

— Если это не мешает тренировочному процессу, я бы влезать не стала. Потому что это их жизнь, и она меня не должна касаться. Но если они сами решат меня посвятить в проблему, или конфликты происходят прямо во время тренировки, — конечно, моя задача вмешаться.

— Возможно ли заниматься спортом всерьез и не иметь пищевых расстройств?

— Можно. Но нужно, чтобы сошлось два фактора: внимательный тренер и чуткие родители. Конечно, за весом нужно и важно следить, но никогда не переходить грань здоровья. Ребенок в силу возраста и непонимания может пойти на неправильному пути, и это все должно контролироваться. Очень важно доверие со всех сторон, которые окружают ребенка. Мне иногда делали замечания, что у меня дружеские отношения со спортсменами складываются. Но это, во-первых, логично из-за нашей небольшой разницы в возрасте. А во-вторых, если я чувствую спортсмена, то сразу могу понять, что с ним что-то не так. Если же я ничего не знаю о ребенке, как я буду его тренировать? Кого-то нужно ругать, кого-то наоборот оставить в покое. У кого-то еще и личные проблемы, и он от ругани только в себе закроется, тогда я его вообще потеряю.

— Тренер перенимает стиль работы тех, кто тренировал его самого во время спортивной карьеры? — Я думаю, перенимает. Уже были моменты, когда говорили, что я очень похожа на Этери Георгиевну, всегда подразумевая это как комплимент.

— Вы ведь и внешне чем-то похожи.

— Да, и внешне тоже. Я от природы кудрявая, как и Этери Георгиевна, и нас сравнивали даже когда я была ребенком. Но главное, что мне передалось от нее — любовь к своему делу. Думаю, это одна из причин, почему у меня хорошо получается тренировать. Я очень люблю детей, очень люблю лед, и моя работа в этом смысле — работа мечты. Сколько я помню Этери Георгиевну — неважно, насколько уставшей, с какими проблемами и в каком самочувствии она приходила на каток, на льду она всегда была в порядке. Это меня заряжало. Я хочу, чтобы мои спортсмены в работе видели меня такой же — полной сил и желания тренировать.

— Какой самый милый подарок делали вам ученики?

— Они столько всего дарят, сложно выбрать что-то одно. У меня дома целый стенд есть с их рисунками, поделками из пластилина и прочими подарками. Но вот запомнилось: на последний день рождения, а он у меня выпадает всегда на сборы, одна мама нарисовала конек, а дети наклеили маленькие листочки с пожеланиями — очень много приятных слов. Еще когда я уезжала из Ангарска, дети подарили мне куклу-зайца в копии моего платья. Я очень люблю такие вещи, которые напоминают мне о моих программах.

— К слову о программах. Какая ваша любимая?

— «Лебединое озеро» и «Коробушка», наверное. Не всегда получалось откатать их так, как задумано, но они для меня все равно самые душевные.

— Ощущали ли вы на себе психологическое давление, когда появились первые серьезные спортивные результаты?

— Первый сезон — нет, потому что особой конкуренции не было. А потом — да, было тяжело, особенно на внутрироссийских стартах. Для меня самыми сложными соревнованиями всегда были чемпионат России и первенство России среди юниоров. Высокая конкуренция, шанс отобраться на Европу или на юниорский мир, участие в сборной — вот это все. Тяжелым получился последний чемпионат России. Я там провалила короткую и более-менее справилась с произвольной. Спустя короткое время было первенство юниоров, где я выдала 2 чистых проката. Все не могли понять, как за месяц можно так улучшить форму. А я просто головой отпустила ситуацию, что снова не отобралась на Европу. Говорила еще маме перед первенством, что не хочу ехать, столько там прыгучих девочек будет, опять останусь пятая — шестая. Мама сказала попробовать кататься чисто, а там — будь что будет. Я стала в итоге второй, и мы с Юлей Липницкой поехали на чемпионат мира среди юниоров. Забавно было, я тогда этого совсем не ожидала.

— Когда вы заканчивали карьеру, это было скорее взвешенное или спонтанное решение?

— Это было спонтанное решение. Последние года 2 после ухода от Тутберидзе были для меня очень тяжелыми в психологическом плане. Самый разгар переходного возраста, травма, переезд в другую страну, где у меня не было ни одного знакомого, не то что родного человека. В какой-то момент я поняла, что больше не выйду на соревнования, потому что мне реально страшно. Возможно, не хватило тогда какой-то поддержки. Чтобы мне сказали: «Это надо сейчас просто перетерпеть, и потом все будет нормально». А я в ответ на мои слова о том, что хочу закончить, услышала: «Ну тогда езжай домой». И я такая: «Ура, слава богу, домой!», а когда села в самолет, поняла, что наделала. Но я больше переживала не о том, как вернуться, а о том, что делать дальше. Потому что всю свою жизнь посвятила фигурному катанию и ничего больше не умела. Идти в шоу с травмой было не вариант, тренировать — а как начать? С чего начать? И вот здесь большое спасибо Светлане Владимировне (Соколовской. — «Матч ТВ»), что она мне подставила плечо в трудный момент.

— Что у вас была за травма?

— Я получила травму абсолютно глупым образом, и особенно смешно в этом свете выглядит чей-то негатив в адрес Соколовской, что якобы на ней лежит вина за это. Я просто упала на беговом после прыжка, а потом мне неправильно поставили диагноз. Мне говорили то про растяжение, то надрыв, но со всеми этими диагнозами кататься в принципе можно. И я полгода прокаталась, не выступая на соревнованиях. Потом ушла выступать за Израиль, когда оказалась вне сборной России. Уже от Израиля мне предложили съездить на обследование. Выяснилось, что все это время мы лечили не то, и так как полгода я каталась, начались осложнения: порвалась связка, разошлись кости и вырос хрящ. Нужно было делать операцию. Я отнеслась к этому спокойно, потому что операции в спорте — нередкое дело, и иногда уже через месяц после хирургического вмешательства спортсмены уже катаются. На операцию шла с позитивным настроем. В результате 4 месяца восстанавливалась для того, чтобы просто начать ходить. И только через полгода я вышла на лед. Естественно, у меня никогда не было такого длительного перерыва в тренировках. Спустя год после операции я восстановила все тройные. В возрасте 18-19 лет потерять год подготовки — это очень много. Представляете, как важна правильная диагностика? Израильские врачи говорили, что при верном диагнозе и лечении мне нужно было бы просто пропустить 2 недели на льду. А так получилось, что я только усугубила ситуацию. Причем по ощущениям было терпимо. А МРТ показало потом, что я в принципе не могла кататься — связка-то порвана.

— Чем вы занимались в то время, когда не могли выходить на лед?

— Скучала по льду. Когда ты всю жизнь в спорте, то ведешь активный образ жизни. А тут просто лежишь, сидишь и… ничего больше. Первый день я особенно хорошо помню, потому что не знала, куда себя деть. После операции мы столкнулись еще с одной проблемой. Из-за ограниченной подвижности у меня все мышцы с ноги спали — вплоть до того, что я даже подпрыгнуть на одной ноге не могла. Пришлось заново их закачивать.

— Как вы сменили спортивное гражданство с России на Израиль?

— Впервые мне предлагали выступать за Израиль лет в четырнадцать. Переговоры шли через родителей, и я не знала в принципе, что у меня есть израильские корни — по прапрадедушке, кажется. Мне было не очень тяжело получить гражданство именно потому, что есть реальные родственники. Но мы тогда отказались, потому что я как раз проводила первый международный сезон по юниорам за Россию и хорошо выступала. Мне, помню, многие говорили — зачем тебе этот Израиль? А я сейчас понимаю, что если бы не перешла, закончила бы кататься сразу после травмы. Потому что проблему с ногой мы так и не решили. Израильская федерация за меня взялась, оплатила мне операцию и реабилитацию, за что я им очень благодарна. Я тогда только пришла, ничего не успела для них выиграть, но они проявили большое неравнодушие. Конечно, у меня было гражданство Израиля, я не просто приехала из России — но несмотря на это никто не обязан был решать мои проблемы. Этот опыт помог мне понять, что из каждой ситуации можно вынести что-то хорошее.

— А как чисто технически происходит смена спортивного гражданства? Вы идете в ФФКР, пишете заявление… а потом?

— Все так, но сначала израильская федерация и российская вступили в переговоры на этот счет. Прежде всего должно быть согласие на высшем уровне. Это было не очень просто, потому что я тогда была участницей сборной. Но мирным образом удалось договориться.

— Оглядываясь назад, вы бы изменили что-то в своей спортивной карьере?

— Глобально я бы ничего не меняла. Любое изменение в прошлом привело бы к переменам в будущем, а я сейчас более чем довольна своей жизнью. У меня любимая работа и близкие люди рядом. Только один есть момент к исправлению, пожалуй: стоило бы сразу правильно отнестись к своей травме. Но вообще в моем уходе из спорта нет трагедии. И я рада, что у меня был непростой период в Америке. Там совсем по-другому живут люди, по-другому подходят к тренировкам. Это бесценный опыт.

— У кого вы тренировались в Америке?

— У Романа Серова, он работает с израильской командой одиночников. Ему, конечно, досталась тяжелая спортсменка в моем лице — взрослая, после травмы, впервые оказавшаяся в США. Он за меня хорошо взялся и даже сумел восстановить все тройные, поддерживал как мог.

— У вас были силовые уверенные прыжки во время спортивной карьеры. Это особенность от природы или натренированное качество?

— У меня правда никогда не было особых проблем с прыжками, поэтому смею предположить, что это природное. Но я в детстве еще занималась спортивной гимнастикой и в фигурное катание пришла с толчком и растяжкой, уже подготовленной к спорту.

— Этери Георгиевна — строгий тренер. Как это сказывалось на мотивации фигуристов к тренировкам? — Почему-то когда люди говорят, что Этери Георгиевна — строгий тренер, они представляют ее каким-то монстром. Я до сих пор слышу это от тех родителей своих учеников, кто знает, что я тренировалась у Тутберидзе. Они смотрят на меня так, как будто я побывала в аду и вернулась живая. Но любой тренер на высоком уровне не будет все время гладить спортсмена по головке и просить не расстраиваться. В России таких тренеров точно нет. Это не отбивало желание, ведь мы все прекрасно понимали — тренер хочет, чтобы мы были лучше. На нас никто не срывался просто потому, что настроение плохое. Если уж получали, то за дело. Когда любишь своего тренера, нет мысли о том, что на него можно обижаться за критику и строгость. Он поругал — ты пошел и исправил, сделал хорошо, и вот тебя уже похвалили. Спортсмен выигрывает соревнования, ему вешают на шею медаль, и тогда никто не вспоминает моменты, когда тренер был строг, кричал и ругался. Все думают только, какой большой труд за этой медалью стоит.

— Как вы ушли от Этери Георгиевны?

— Сложность была в том, что мы очень долго проработали вместе. Но последний сезон складывался тяжело в плане отношений. Я сейчас это все объясняю своим переходным возрастом тогда. В 16-17 лет тебе и дома кажется, что все к тебе несправедливо придираются. Ты думаешь: «Вы все неправы, а я молодец. Просто отстаньте». У нас были конфликтные ситуации, и я, как вспыльчивый человек, могла иногда уйти с тренировки. Никогда себе раньше такого не позволяла, но в последний сезон это даже было видно по моим соревнованиям: если Полина провалила турнир, значит, точно накануне с тренировок уходила. Потом мы поехали на сбор в Новогорск, где все это продолжалось. В какой-то момент я подумала, что не хочу больше ругаться. Никакого прогресса от этого нет все равно. Главной проблемой было то, что я очень любила своего тренера и не могла представить, как я подойду к ней и скажу «до свидания». Это было бы мучительно тяжело. Решила, что тут подойдет метод пластыря — просто сорвать, и все. Я вернулась в номер с тренировки и написала маме, чтобы она забрала меня со сборов. Взяла пару вещей с собой, дождалась маму, а в Новогорске сказала, что мне надо прогуляться. Мы уехали. Когда меня хватились — начали звонить и искать, и тогда уже пришлось признаться, что я ушла совсем. Меня тогда ругали многие, что я вот так ушла, не попрощавшись с тренером. Но поймите — по-другому я не могла в том возрасте и с теми нашими непростыми отношениями, при всей моей любви и привязанности. Я приезжала позже в Новогорск с букетом. Так как это охраняемая территория, а я там уже не жила, меня просто не пустили — цветы для Этери Георгиевны пришлось передать с запиской через охранников. Переход дался мне трудно, мой следующий тренер Светлана Владимировна это понимала и никогда не поднимала со мной эту тему. Теперь и я понимаю, будучи тренером, каково это — терять своих учеников. Уход не дается просто ни спортсмену, ни тренеру. Если даже тренер сам отпускает ученика, понимая, что не может ему больше ничего предложить — это все равно что отдать своего ребенка в чужую семью. Поэтому мне неприятно бывает, когда звонят журналисты и просят прокомментировать уход от Тутберидзе кого-то из ее учеников. Я не даю такие комментарии, это некорректно и неправильно.

— Почему вы выбрали именно Соколовскую и ЦСКА?

— В Москве не так много мест, куда можно пойти взрослому спортсмену. Тогда по сути было только 2 варианта — Хрустальный и ЦСКА. Изначально я пришла к Елене Германовне (Буяновой. — «Матч ТВ»), прозанималась у нее неделю. Но она сказала, что не сможет уделять мне должное количество времени — тогда как раз Аделину Сотникову вели к Олимпиаде (Сочи 2014. — «Матч ТВ»). Буянова предложила пойти к Светлане Владимировне — я ей понравилась, и она была готова меня взять. Времени терять не хотелось, да и прокаты сборной на носу. К тому же каток ЦСКА был близко к моему дому, и я осталась.

— Есть ли радикальные различия в тренировочном процессе в Хрустальном и в ЦСКА?

— Конечно, все тренеры разные, но не могу сказать, что мне где-то было легче в плане нагрузки. В ЦСКА было легче в плане расписания — тренировки начинались позже, перерыв между ними был больше, меньше времени занимала дорога. У меня было 2 полувыходных и 1 выходной, а в Хрустальном — только один выходной. Но в том, что касается нагрузки и частоты прокатов, набирался примерно такой же объем, как и в «Самбо».

— Внимание зрителей на трибунах вам придавало сил во время выступлений?

— Я всегда любила выступать перед публикой. Особенно прочувствовала это на японском финале юниорского гран-при. Я и представить не могла перед поездкой, что в Японии такие фанаты. Вышла на лед, встала на прокат и вижу трибуны по кругу — они все полные. Поддерживали не только когда прыгаешь или вращаешься, но даже просто на дорожке аплодировали. Тогда я еще так выступила хорошо, что особо не обратила внимание на игрушки, брошенные на лед. Когда закончились соревнования, я шла по коридору и увидела мешок с игрушками с моей фамилией. Это была такая эйфория! Быстрей побежала к бабушке, она тогда со мной ездила, и к Этери Георгиевне — поделиться радостью. Когда сейчас разговариваю со спортсменами про свой личный опыт, всем говорю — желаю вам достичь такого уровня, чтобы иметь возможность выступить перед японской публикой. Эти впечатления нужно почувствовать и понять. Будут еще выше результаты — отлично, но хотя бы одна такая порция любви должна быть в жизни каждого спортсмена.

— Какая награда наиболее дорога для вас?

— Наверное, мой ответ будет удивительным, но это золото моей последней Спартакиады учащихся. Я ездила на три таких турнира и трижды была второй. А в четвертый раз наконец-то выиграла. Причем это было сразу после юниорского мира, почти с самолета я поехала на Спартакиаду. Ко мне тогда даже федерация Москвы подошла — наконец-то победа! Конечно, еще я помню два своих серебра в финале гран-при. Это даже визуально самые красивые медали.

— Какую самую мудрую вещь вы слышали от Этери Георгиевны?

— О, это сложно (смеется). Тут целую книгу можно написать. Не приведу сейчас дословных цитат, просто самые важные вещи, которые я усвоила. Она меня научила быть максималистом, критично к себе относиться. В голове звучит ее фраза: «Всегда можно лучше». Сейчас я это транслирую уже своим спортсменам. И к себе до сих пор так отношусь.

— За соревнованиями следите? Какие программы в сезоне нравятся больше других?

— Чемпионат России смотрела, Европу по времени не получилось. Смотрела по табличке. В этом сезоне меня больше всего цепляют три программы — короткая Джейсона Брауна, «Ангел» Алены Косторной и «Девочка на шаре» Камиллы Валиевой.

— Как думаете, есть ли у Алены Косторной шанс выиграть первенство? (Интервью состоялось за несколько дней до начала турнира. — «Матч ТВ»)

— Шанс есть, но только при условии ошибок соперниц, как в финале гран-при получилось. Без четверных победить ей можно лишь при безошибочном собственном прокате и ошибках других. Это обидно, на самом деле. Но я бы не хотела, чтобы она пошла по пути тройных акселей и четверных прыжков — чтобы она целее была. Я хочу на нее дольше смотреть, она прекрасно выглядит с тем набором, которым сейчас владеет. Такая русская Каролина Костнер.

— Вы занимаетесь прыжками на батуте. Почему именно этот вид спорта, что он дает вам в физическом и эмоциональном плане?

— Сейчас меньше занимаюсь, потому что почти все время отнимает работа. На батуты меня привел друг, когда я бросила спорт, но хотела каких-то новых ощущений, физической нагрузки. Тренерам я понравилась, они сразу поняли мое спортивное прошлое — по крутке. 2 года я занималась, делала уже довольно сложные вещи. Но понимала, что если травмируюсь, не смогу выйти на лед. Теперь хожу редко.

— Фильмы, книги, музыка. Что любите? В чем черпаете силу и вдохновение?

— В музыке главным образом, ни дня без нее не провожу. Причем музыка может быть любая. Кино редко и мало смотрю, потому что это долго, мне жалко времени. Читать люблю, читаю в дороге обычно, на соревнования всегда беру с собой книгу.

— Видела, что вы отмечали понравившуюся вам книгу «Цветы для Элджернона».

— Мне ее посоветовали. Я взяла книгу в отпуск и думала, что за неделю прочитаю. В итоге проглотила за 3 дня, очень увлеклась. Сейчас читаю «Триумфальную арку». Вообще я всегда читала много. К этому приучила Этери Георгиевна. Важно, чтобы ты всегда был чем-то занят. Ты не можешь прийти домой и бездельничать — этим себя расслабляешь. Нужно быть в тонусе. Голова должна работать даже тогда, когда мышцы расслаблены. Как-то была история, сейчас даже вспомнить немного стыдно. Мы ехали на прокаты, попали в пробку. И Этери Георгиевна попросила меня рассказать какое-то стихотворение. Я его не знала, отмазалась как-то, а Этери Георгиевна мне столько стихов на память рассказала! Я подумала — ничего себе, и как она только все успевает.

— Тутберидзе производит впечатление человека с идеальной самоорганизацией, жесткой самодисциплиной и сильным характером.

— Когда я начинала у нее кататься, это было на обычном хоккейном катке. Где мы тогда только место ни искали, в каких условиях ни тренировались… Этери Георгиевна боролась за то, чтобы нам лед дали. Причем у нас тогда уже были какие-то неплохие результаты. А когда первый раз пришли в Хрустальный, это был шок настоящий. Нам даже раздевалку собственную выделили — обычно мы переодевались в уголке после хоккеистов. Этери Георгиевна действительно вложила много сил и труда, чтобы школа стала такой, какая она есть. Команду свою собирала по крупицам. Чтобы все это пережить и не сломаться, нужно иметь сильный характер. Так странно: многие почему-то думают, что я ее ненавижу, что у нас отношения плохие, но это неправда. Да, мы расстались не так ванильно, как в кино. Но это жизнь. Весной 2018 года я приходила в Самбо-70 по работе, не для того чтобы именно с Этери Георгиевной поговорить. Но поняла, что настало время сделать это, откладывать нельзя больше. Конечно, боялась, не знала, как она на меня отреагирует — столько лет не виделись. Я себя настраивала на самый плохой расклад, но все прошло хорошо. Этери Георгиевна меня выслушала.

— О чем мечтала Полина Шелепень 5 лет назад?

— Мне было 18… тогда как раз была травма и операция. Хотела ходить нормально и на лед вернуться. Такие незамысловатые мечты, я бы сказала. Зато я тогда поняла, как сильно люблю фигурное катание. Без него мне никак.

— О чем вы мечтаете сейчас?

— Стать хорошим тренером и вырастить чемпионов. Помочь другим реализовать в спорте то, что не получилось у меня. Знаете то чувство, когда ты уже старый для спортсмена, но еще молодой для тренера? Вот я, кажется, наконец-то выхожу из этого состояния.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полина Шелепень
СообщениеДобавлено: 07 июн 2019, 23:54 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46818
Откуда: Южная Некультурная столица
https://www.sport-express.ru/figure-ska ... a-1552968/

"Тутберидзе – самый жесткий тренер мира? Чем больше успехов – тем больше сочиняют историй". Откровения первой ученицы Тутберидзе

Большое откровенное интервью первой ученицы Тутберидзе – о бывшем тренере, Липницкой, Медведевой, пятерных прыжках и проблемах взросления.
| +
Полина Шелепень
Родилась 28 июля 1995 года в Москве
Двукратный серебряный призер юниорского Финала "Гран-при" сезонов
Неоднократный победитель и призер этапов юниорской серии "Гран-при"
Двукратный серебряный и бронзовый призер первенства России среди юниоров
С детства и до 2012 года тренировалась у Этери Тутберидзе
С 2013 года сменила спортивное гражданство и приняла решение выступать за Израиль
В сентябре 2014 года объявила о завершении карьеры и начале тренерской работы.

Из интервью вы узнаете:
– Почему нельзя считать большим достижением прыжок в пять оборотов со страховкой;
– Кто и когда из девушек Этери Тутберидзе пробовал четверные прыжки до Трусовой и Щербаковой;
– Был ли у Полины Шелепень конфликт с Юлией Липницкой и общаются ли они сейчас;
– В каких условиях Тутберидзе начинала работать до "Хрустального";
– Как изменилось российское женское одиночное катание за 10 лет;
– Как фигуристки переживают ожесточенное соперничество друг с другом;
– Почему "золото" Алины Загитовой и "серебро" Евгении Медведевой в Пхенчхане-2018 даже не стоит обсуждать;
– Какой может быть Тутберидзе за пределами льда.

– Вас в хорошем смысле можно назвать инстаграмным тренером. Обучающие сторис по прыжкам видео с элементами ваших воспитанников…

– Захотелось поделиться тем, как проходит моя деятельность. На самом деле сейчас это реклама для начинающих тренеров. Плюс люди стали просить меня выкладывать какие-то подводящие видео. Хорошо, что все сейчас делятся исполнением своих элементов и развиваются. Но все зависит от того как преподнести, бывает кто-то начинает хвастаться: "Вот как я умею", но ты сначала исполни прыжок на соревнованиях. Недавно был ажиотаж вокруг видео, где Максим Белявский исполняет пятерной тулуп на удочке. Ничего особенного я в этом не увидела, но сколько людей столько и мнений. Если найти сильного человека на "удочку" можно и меня поднять для многооборотного прыжка. Хотя для болельщиков это выглядит круто.

Путь для звезды
– Для вас как для тренера детей от 9 лет и старше тройной аксель и четверной тулуп 11-летней ученицы Этери Тутберидзе Софьи Акатьевой переворачивают представление о том к чему готовить учеников?

– У меня 9-летняя девочка на тренировке выучила тройной лутц. Но кого этим сейчас удивишь? Если ты в 10 лет делаешь все тройные и каскады из них – ты будешь на среднем высоком уровне все остальное зависит от оценки за компоненты. Когда мы так прыгали в 10 лет с Лизой Туктамышевой и Аделиной Сотниковой, нас называли вундеркиндами. Сейчас же сложно чем-то поразить. Уже появляются дети, которые и в 7-8 лет делают двойные аксели и все тройные прыжки. Становится даже немного страшно за то, что будет дальше, переживаешь ведь за их здоровье.

– А что же родители?

– Некоторым кажется, что чем больше денег вложишь, тем выше будут результаты. Пусть хоть в 7 лет прыгает, главное, чтобы она у меня была звездой. Хотя мне попалась мама фигуристки из другого города с противоположной точкой зрения. Когда я спросила, почему они не переедут в Москву, ведь у нее такой талантливый ребенок, последовал ответ: "А я не хочу чтобы ребенок у меня выигрывал медали. Вот выполнит она норматив на мастера спорта, дойдет или не дойдет до Олимпиады, через год про нее никто и не вспомнит. А девочка у меня со сломанной психикой останется без спорта, кроме которого ничего не умеет. Загитова и Медведева стали лучшими в Пхенчхане, но в следующем сезоне они уже отошли на второй план". Я ее послушала и задумалась о цене наших медалей.

– Но задумывались ли вы о чем-то подобном, когда сами только начинали заниматься фигурным катанием?

– Я ходила на спортивную гимнастику и плавание. Мы жили рядом с катком ЦСКА, где мне понравилось кататься на коньках. Да и мама не хотела, чтобы я была пловчихой: широкая спина, некрасивая фигура. Для меня это был отличный повод не ходить в детский сад, я была неусидчивой, все время плакала, еще и заставляли есть манную кашу. После моих истерик мама решила отдать меня в спорт. Затем я пошла в школу, где-тоже не очень понравилось и подумала: "Лучше я буду кататься".

– А кто-то думает, что несчастным детям ледовые тренировки не позволяют получать знания.

– А вот и не всегда. У меня тяжело складывались отношения со сверстниками, хотя я общительный человек. Никто не понимал: как это она пропускает учебу ради каких-то тренировок? Однажды учительница даже попросила меня принести все медали, которых к тому моменту было немало. Одноклассники удивились: "Ого, в таком возрасте столько наград уже!". Я готова была сделать на льду все что угодно, лишь бы меня не отправляли на все шесть уроков в школу.

– И даже не представляли что станете первой звездной ученицей лучшего в мире тренера одиночниц…

– Я ни о чем таком не думала, каталась и все. Начинали то мы на "Серебряных акулах" на одном катке с хоккеистами и были вынуждены бегать по всей Москве в поисках льда. Когда появились результаты, нас уже перевели в "Хрустальный". Помню, как мы пришли в первый день, а у нас своя раздевалка и два льда! Тогда я подумала: “Как здорово, что мы так выросли!". Хотя для меня было не важно, где кататься, главное чтобы с Этери Георгиевной.

Колобок среди взрослых
– Какой была Тутберидзе, к которой пришла малышка Полина?

– Там вышла забавная история. На тот момент в ее группе были только взрослые спортсмены, маленьких не было вообще, тем более таких как я. Смотрю на свои те детские фотографии, там такой колобок на коньках! Сейчас жестче отбирают: чтобы была худенькая, прыгучая, растянутая, меня бы точно никуда не взяли, и я бы себя не взяла (смеется). Но Этери Георгиевна посмотрела и вынесла вердикт: "Хорошо, я возьму". Взяла меня и еще четверых, так у нас образовалась группа маленьких. Конечно, я ее боялась. Тутберидзе с самого начала была строгой. Но уже как тренер я понимаю, строгость включается не для того, чтобы показать свою превосходство – это уважение, дисциплина, иначе в какой-то момент тебя просто перестанут слушать.

– Какую позицию занимала ваша мама относительно роли фигурного катания в вашей жизни?

– Больше моим фигурным катанием занималась бабушка. Но никогда не было установки, что я должна что-то выиграть или готовиться к Олимпиаде. Был только один момент в 16 лет, когда я ушла от Этери Геогргиевны и не знала, что делать. Родные меня не отговаривали. Правда когда я задумалась над тем, чтобы бросить спорт, мама спросила: "А чем ты будешь заниматься?". Тогда я поняла, что просто так все бросить нельзя в первый взрослый сезон с двумя этапами "Гран-при".

– Появление все новых и новых талантливых девочек периодически вызывает бурю обсуждений: а не лишает ли их спорт беззаботного детства?

– Совершенно не жалею, что пока мои друзья гуляли по клубам, я тренировалась, ведь теперь у меня есть любимая работа, статус спортсменки. И если все хорошо взвесить, то от фигурного катания для меня вышло больше плюсов. Спорт воспитывает характер, требовательность к себе, умение психологически проходить сложные жизненные моменты.

– Но едва ли это способно в полной мере смягчить болезненный момент окончания карьеры и погружения в жизнь, в которой бывший чемпион мало что умеет…

– Все зависит от конкретного человека. Кто-то заканчивает и думает, что ему нечем заниматься и в итоге распыляется. Сейчас ведь много красочных и зарубежных шоу в том числе для нетитулованных фигуристов. А для них нужны не твои медали, а смотрибельность, умение делать какие-то интересные штуки, люди там всегда нужны. Сама я из-за травмы этот вариант не рассматривала, да и не особенно люблю шоу. Поскольку Светлана Владимировна (Соколовская) помогла мне с работой. Для меня большим удовольствием стало видеть то, как что-то получается у моих учеников, а не кататься самой. И финансово я не в проигрыше, у меня есть свои сборы и подкатки.

Отчаянные дети-вундеркинды
– По видео вы уже пробовали ставить ученику четверной прыжок, а как подвести к нему девочку представляете?

– Я у своей воспитанницы увидела тройной с запасом и спросила: "А ты не боишься четверной сделать?", а она отвечает: "Неа, давайте". Тогда я подумала: всему должно быть свое время. Иначе так в 9-10 лет все уже будут четверные делать, и куда же тогда фигурное катание пойдет? Мне не хочется такого развития событий. Бывало, что я даже жалела, что сама в 10 лет уже делала "3-3" и дала толчок к усложнению программ. Но мы не ставили тогда задачи выучить такие каскады, просто как-то само все получалось.

– А до четверного доходили?

– Да был такой момент, мне было 12 лет, когда Этери Георгиевна предложила: "Давай попробуем четверной". На тот момент я уже все выучила и мне стало скучно на тренировках, тогда же еще не было моды прыгать с руками. Тогда я упала пару раз, по полоборота перекручивала. Потом мы возвращались к четверному, когда мне было 14 лет. Я падала уже с чистого прыжка, но поскольку это было перед соревнованиями, то попытки приостановили, да и не стояло задачи его выучить. А параллельно с этим Лиза Туктамышева вовсю осваивала тройной аксель, но никто из нас даже не думал, что и нам нужен такой прыжок. Потом мы начали расти, пошла раскоординация, стало не до того.

– Что в период роста оказалось самым сложным?

– Мой переход в разгар переходного возраста в ЦСКА, в котором другая техника. В момент раскоординации важно быть с тренером, которой тебе ставил прыжки, он сможет все хоть как-то удержать. А так, ничего криминального не было, я бегала и возможно чуть меньше кушала. Проблемы начались, когда я уехала лечить ногу в Израиль. Я четыре месяца ничего не делала плюс переходный возраст, вот тогда я сильно поправилась. Когда я вернулась после лечения, Светлана Владимировна меня не узнала.

– Кто же контролировал ваше питание?

– Сама, потому что уже понимала, если много есть, на льду будет тяжело. А я еще живу с бабушкой, которая иногда могла сказать: "Ну поешь", а я ей сразу в ответ: "Ба, вот у меня есть детальное меню".

– Что же может есть фигуристка?

– Мне хватало овощей и кусочка мяса, кто-то предпочитает не ужинать и держится на кефире с фруктами. Все по-разному. Никогда не запрещаю своим спортсменам есть сладкое, потому что в определенных количествах сахар нужен нашему организму. Но при этом советую есть его или что-то вредное утром, за день тренировок калории сгорят. Взвешивание? Меня начали взвешивать в 14-16 лет. А в ЦСКА вообще взвешивали редко, я просила, чтобы это делали раз в неделю и все очень удивлялись.

– В вашей жизни был опыт смены спортивного гражданства, когда это действительно необходимо?

– Когда в России совсем нет вариантов попадания в сборную. Мы иногда даже в шутку спрашиваем спортсменов про корни. Важно еще, чтобы бы была и финансовая поддержка, так как есть страны, которые готовы предложить только флаг, а тренировки – за твой счет. Мне подобное предложение поступало, но принять его я точно не могла, так как с 14 лет уже не зависела от родителей.

Сложно быть паровозом и не ревновать
– В нынешнем российском женском катании без конкуренции внутри группы у любого тренера не обойтись. Как она воспринимается психологически?

– Я сталкиваюсь с подобным: у меня в группе есть спортсмены, которых я называю "собственники", когда их несколько – это проблема. Ведь они стараются перетянуть все внимание на себя. Мне тоже было очень тяжело, но так как я была первой ученицей у Этери Георгиевны, внимания было предостаточно. А потом группа стала расширяться, и я быстро к этому привыкла. Даже стало полегче, поскольку мне было тяжело быть паровозиком группы, за которым все тянутся. Сначала я подмечала прыжки у мальчиков-мастеров и прикидывала, что тоже могу их исполнять, что в итоге и делала. Потом когда пришла Юля Липницкая, стало чуть иначе: приходишь на тренировку вялый, видишь, как она прыгает, и хочешь не отставать.

– И вы даже не ревновали Тутберидзе к ней?

– Ревность была, скрывать не буду, тем более когда ты с тренером с самого детства и тут появляется кто-то новый. Я не показывала своих чувств, но было видно, что когда всех хвалили, а меня нет, я мысленно вопрошала: "А как же я?"

– Какой подход вам ближе: вести одного спортсмена чуть ли не всю его карьеру или иметь большую группу сильных учеников?

– Можно взять одного спортсмена – довести его к вершине, и все. Такого тренера нельзя назвать суперпрофессионалом, ведь тебе мог попасться всего один талантливый спортсмен, и ты уже на вершине. А профи может взять и раскрыть любой талант. Плюс можно вести долго-долго одного спортсмена, а у него бах – и травма, или он уходит к другому тренеру, и ты остался ни с чем. Если большая группа, есть и заменяемость, возможно, звучит не очень, но это спорт. К примеру, взять Олимпиаду в Пхенчхане, по ходу сезона у Жени Медведевой была травма и было непонятно, сможет ли она там выступить. Но все знали, что если что, есть Алина Загитова, за счет этого было спокойнее.

– Не важно, кто выиграет – главное, что медаль у России?

– После Олимпиады было много разговоров на тему: справедливо ли что Женя стала только второй. Для страны то все получилось отлично: два первых места, две медали. В этот момент я подумала: наверное все немного офигели, две наши фигуристки лучшие, а столько возмущений! Ведь когда Сотникова выиграла в Сочи-2014 все только и говорили: "Ну слава Богу, наконец-то!"

– Когда наблюдали за победой Сотниковой, ни разу не мелькнула мысль: "Как же я не доехала до Олимпиады?"? Ведь начинали то вы вместе…

– Нет. У меня никогда не было цели идти к Олимпийским играм, мы даже с Этери Георгиевной на эту тему особенно не говорили. Я вижу очень много людей, которые меняются после Олимпиады. Это психологически очень сложный старт, причем даже не выступление там, а сам путь за год-два. Я ведь видела как девочки тяжело туда отбирались. В этом и есть жестокость спорта: весь сезон ты выигрываешь, но не знаешь, доедешь до Олимпиады, или нет.

– Какой самый беспощадный отбор приходилось проходить вам?

– В последний год у Этери Георгиевны, в сезоне 2011/12. Я тогда должна была отобраться на чемпионат Европы, но на чемпионате России я обычно плохо выступала, поэтому ничего не вышло (Шелепень заняла 10-е место. – Прим. "СЭ"). Но через неделю было первенство страны среди юниоров, где я стала второй, потом неплохо выступила на юниорском чемпионате мира, и мне сказали, что появилась возможность попасть и на взрослое мировое первенство. Я тогда так загорелась! Выбирали между мной и Ксюшей Макаровой. Ей устроили дополнительные прокаты, я поехала на Спартакиаду учащихся, которую выиграла. Но сказали, что едет Макарова, и было очень обидно.

Редкое и меткое общение с Липницкой
– Как-то в Инстаграме вы написали, что общаетесь с Липницкой редко, но метко. Это как?

– После того, как Юля вернулась в 2016 году после лечения мы с ней списались и решили встретиться, хотя до этого виделись очень давно во времена моих тренировок у Тутберидзе. Мы гуляли весь день и болтали, кто как живет, чем планирует заниматься. Во времена, когда мы вместе выступали, на соревнованиях мы отлично проводили время. Но было много ситуаций, когда нас с Липницкой сталкивали лбами. И когда я ушла от Тутберидзе, многие думали, что это из-за нее. А дело ведь совсем не в этом было.

– Когда смотрите на Туктамышеву, которая с вами почти одного возраста, и продолжает выступать, поражаетесь?

– Она молодец. Но тут нужно сказать большое спасибо Алексею Мишину, который ее морально поддерживает. Потому что, когда у тебя такие моменты в карьере, родители едва ли могут помочь.

– Как тренер уже поняли, как безболезненно проходить переходный возраст учеников?

– Основная проблема – психологическая. Нельзя сказать – возьми и сделай, нужно объяснять, и что будет, если не выполнить задание. Подросткам хочется, чтобы с ними разговаривали, а маленькому сказал – он пойдет и сделает. Для перестройки при росте нужен где-то год, чтобы пережить раскоординацию и все вернуть назад.

– Как относитесь к идее повышения возрастного ценза?

– Поддерживаю. Я не очень представляю, как в следующем сезоне Алина Загитова будет соревноваться с Александрой Трусовой. Или та же Алена Косторная – обидно же, когда она проигрывает только потому что у нее нет четверных прыжков. Алена прекрасно вращается, очень гармонично выглядит на льду, это так несправедливо. У нее природные широта и мягкость, у Саши – сила, мне кажется, она и на прыжок в пять оборотов способна зайти.

– Что запомнилось в прошлом сезоне?

– Короткие программы Джейсона Брауна и той же Косторной, Камила Валиева очень понравилась. А самый яркий старт это конечно чемпионат мира. Я была очень рада за Женю, за Лизу Турсынбаеву и ее первый четверной прыжок в истории, за победившую Алину. Для меня это был просто идеальный пьедестал. Медведевой ведь было непросто выступать из-за того, сколько шума было из-за выбора в ее пользу, а не в пользу Туктамышевой. Слежу за Женей в соцсетях, она так повзрослела, похорошела, но в то же время не потеряла себя. Ей пошли на пользу смена тренера и обстановки, которые помогли пережить ей сложности переходного возраста. У Брайана Орсера получается ее поддерживать.

– Доводилось правда слышать мнение, что его более демократичный чем у Тутберидзе подход, напротив, немного сбил Медведеву с привычного пути…

– Когда тренер постоянно от тебя требует – ты привыкаешь быть требовательным к себе. Этери Георгиевна научила меня быть максималистом, поэтому уже не нужно, чтобы кто-то заставлял. А когда принимаешь осознанное решение и переезжаешь в другую страну, то не можешь не понимать, что это твое решение, нельзя расслабиться, иначе какой смысл был в переезде?

– Как вам образы Евгении, подобранные новой командой?

– Мне очень нравилась ее первая заводная короткая программа. Все так напали на эту постановку, а я увидела совсем другого человека! Ведь до этого у нее постоянно была лирика и нежность в программах. Сейчас вот ее раскритиковали за показательный номер для шоу под Ариану Гранде: мол, какой ужасный розовый костюм. Когда катаешь одно и то же – скучно, берешь новое – фу, какой ужас! Но и танго тоже получилось классным, особенно на чемпионате мира. По ее первому взгляду было видно, что она готова выдать классный прокат.

– А ведь когда-то вы воспринимали их с Турсынбаевой просто как мылышек-одногруппниц?

– Женю точно как малышку. Сколько я ее помню, она все время тянулась к нам, старшим. А она плакала, переживала, если не получалось, бежала, чтобы еще раз попробовать. А сейчас мы с ней тоже давно не виделись, а в августе-сентябре прошлого года пересеклись на контрольных прокатах в Новогорске. Я заметила, что она очень повзрослела, а Женя в ответ: "Да ладно?", после обнялись, посмеялись.

– Хореограф группы Алексей Железняков как-то заметил, что у вас сразу был виден талант к прыжкам, у Липницкой – растяжка и вращения, а у Медведевой была только сумасшедшая работоспособность…

– Женя – это история о том, как человек без особых физических качеств, не особенно прыгучий от природы смог за счет огромной работы подняться на высочайший уровень. Но у Этери Георгиевны видимо есть особая чуйка.

Другая сторона Тутберидзе
– То, что Тутберидзе – самый жесткий тренер из всех, это стереотип?

– Да все тренеры ругаются, просто такое ощущение, что чем больших успехов ты добиваешься, тем больше про тебя начинают сочинять всякие истории. Даже когда меня в Америке тренировал российский специалист, то тоже проявлял строгость, хотя и был очень аккуратен в выражениях – иначе там нельзя.

– Очень запомнилась история о том, как Тутберидзе как-то в пробке по пути на соревнования попросила вас рассказать стихотворение наизусть, а вы не смогли, в то время как она прочла несколько…

– Мой час позора (смеется). Хотя когда Этери Георгиевна меня слегка тогда укорила, что-то вроде "эх ты", подумала: "Я то в школу не хожу". Но вообще всегда, когда мы выезжали на соревнования, то с ней было очень приятно проводить время. Вне льда она была доброй, веселой, мы много гуляли.

– Что бы вы посоветовали фигуристкам, у которых начался переходный возраст и проблемы в отношениях с тренером?

– Самое важное – не принимать поспешных решений. Нужно уметь общаться с тренером и слушать его. А если он ругается на тебя – попросить о личной беседе после тренировки и все прояснить.​

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 24 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB