Текущее время: 28 май 2020, 06:36

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 147 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 10  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 30 июн 2008, 13:03 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.izbrannoe.ru/40378.html

Беседуя для газеты с какой-нибудь знаменитостью, стараешься держаться одной темы. Такая тема присутствует и в интервью, публикуемых мною в "Российской газете". Но многое не укладывается в канву сюжета. Так родилась рубрика для "И" - МЕЖДУ ТЕМ.


Неравный брак с властью

Ирина Роднина: жизнь после медалей


29.06.2008 00:16


Валерий ВЫЖУТОВИЧ, политический обозреватель "Российской газеты" — специально для "И"

Она была одним из символов СССР. Живым воплощением понятий «советский спортсмен», «советский характер». В 1980 году, уйдя из большого спорта, Ирина Роднина работала в ЦК ВЛКСМ, затем старшим тренером в «Динамо», преподавала в Институте физкультуры. А в 1990-м уехала в США, где прожила 12 лет. Пропажу трехкратной олимпийской чемпионки, десятикратной чемпионки мира и одиннадцатикратной чемпионки Европы Россия не заметила. Новая страна, родившаяся на обломках СССР, не нуждалась в старых кумирах. Роднина вернулась в Россию в 2003 году. И вновь оказалась востребована. Вошла в Совет при президенте РФ по физической культуре и спорту. Возглавила добровольное общество «Спортивная Россия». Стала членом Общественной палаты.

- Вы во все времена были связаны с властью. Кто тут в ком больше нуждался и нуждается?

- Я думаю, это неравный брак.

- С чьей стороны?

- С обеих сторон. Если бы не советское государство, у моих родителей не было бы возможности отдать меня в школу фигурного катания. Что такое школа фигурного катания? Это лед. Это тренер. Это спортивная форма. Это поездки на соревнования. Мы недешево обходились государству. Но мы и возмещали его затраты. Чем? Нашими победами. Естественно, государство считало себя вправе использовать нас в пропагандистских целях. Хотя, наверное, не стоит прибегать к таким терминам, как «использование». Особое отношение к знаменитым спортсменам существует во всех странах.

- Хорошо, назовем это сотрудничеством. Сотрудничество с нынешней властью какие возможности открывает для вас?

- Оно помогает воплотить в жизнь те программы, над которыми работает возглавляемое мною общество «Спортивная Россия». Например, программу развития детского массового спорта. В том числе и программу вовлечения в спорт детей-инвалидов. Общество «Спортивная Россия» заключило договор о сотрудничестве с партией «Единая Россия». Эта партия на три следующих года пробила бюджетное финансирование семи детских и студенческих турниров.

- А членство в Общественной палате что вам дает?

- То же самое. Расширяет мои возможности влиять на государственную политику в сфере физической культуры.

- Вы, значит, не считаете Общественную палату декоративным органом?

- Не считаю. Там работают люди неординарные, крупные специалисты в различных сферах деятельности. О какой декоративности речь, когда в глазах людей Общественная палата в чем-то стала альтернативой Государственной думе, которая…

- …не справляется?

- Не то чтобы не справляется, но не совсем четко работает, иногда принимает непродуманные законы.

- Что такое нормальная жизнь после ухода из спорта? Как вы себе представляли ее, когда были в зените славы? И какова она оказалась в реальности?

- Нормальная жизнь после ухода из спорта - это прежде всего определенная свобода, которой прежде не было.

- А не чувство опустошенности? Не боязнь прозябания? Не страх перед будущим?

- Нет, это все журналистские выдумки. Мол, известный спортсмен или артист, пережив пик славы, теряет почву под ногами, впадает в депрессию, спивается. Это абсолютно не так. Хотя поколение спортсменов того времени попало в непростую ситуацию. И не только потому, что распался СССР и вместе с ним - система советского спорта. Произошли глобальные изменения еще и в олимпийском движении. Так что вновь найти дело, которое тебя держало бы на плаву, было нелегкой задачей.

- Ну почему же? Вы запросто могли уйти в ледовое шоу, как сделали многие знаменитые фигуристы.

- Для меня это было исключено.

- Почему?

- Да просто неинтересно. Уровень наших ледовых шоу был настолько ниже моих возможностей, что даже смешно говорить. Это как если бы вы закончили университет, а потом снова пошли во второй класс средней школы. Да и наши сегодняшние ледовые шоу, от которых вся страна, извините, «торчит», балдеет, - это, скажу вам, убогое зрелище. Там половина людей вообще кататься не умеют. Нет, я никого не осуждаю, пусть себе. Но для меня тогда пойти в такое дело означало бы понижение моего уровня. Понижение вкуса, качества.

- Все-таки трудно было расстаться со славой? Ваша подруга Оксана Пушкина, собиратель женских историй, поведала широкой публике, что, покинув ледовую арену, вы много чего испытали: «Началась жизнь, отравленная завистниками и недоброжелателями».

- Да нет, никакая она была не отравленная. Просто раньше я находилась за бортиком, на льду, а теперь оказалась рядом с этими людьми.

- Вы о ком?

- О тренерах. Я ведь тоже тренером стала. И вот они, мои новые коллеги, стали мне говорить: дескать, ты постояла на пьедестале и хватит, давай теперь вместе с нами дерьмо хлебать.

- Не понимаю. Что они вам предлагали конкретно?

- Да ничего не предлагали. Предлагали работать, как и они, спустя рукава. Выпивать на соревнованиях и не смотреть на своих спортсменов. Опуститься, стать середнячком.

- Годы жизни в Америке - в чем они вас изменили?

- Я, например, научилась считать деньги. Приехав из страны сберкасс, я узнала, что такое банковский кредит. Поняла, что такое аренда дома, медицинская страховка, плата за обучение детей. Но я не стремилась чем-то серьезным - скажем, собственным домом - привязать себя к Америке. Хотя жили мы в чудном месте. Это штат Калифорния, его южная часть. Горы, сосны, дубы, искусственное озеро, которому более ста лет. Двадцать минут вы спускаетесь и начинается жара. Еще сорок минут - и вы на берегу океана. Но мне казалось, что если я там что-то куплю, это якорь будет меня держать.

- Невероятная слава, в ореоле которой вы прожили лучшие годы, вас к чему-то обязывала? Вы ведь служили витриной СССР. Роднина, плачущая на пьедестале почета под звуки родного гимна - никакая казенная пропаганда не могла сотворить столь убедительный, согретый живым чувством образ советского патриота.

- Конечно, я понимала, что на меня смотрят. Может быть, даже равняются. Когда меня начали узнавать на улице, а мне было тогда 18 лет, это был такой кайф, вы даже представить себе не можете. Но в силу молодости я тогда еще не очень следила за своими словами и поступками. Ну смешно себя в этом возрасте жестко контролировать. Сейчас говорят: «Почувствуйте адреналинчик». Так вот, мы его чувствовали на каждой тренировке. А потом выпадало месяца полтора с относительно свободным графиком, когда этого тренировочного адреналинчика нет. Но молодость-то то все равно выходит наружу. И тогда ты начинаешь получать по башке за свою юношескую если не глупость, то избалованность.

- А приходилось получать?

- Не то слово! Взрослое население страны тебя как бы держало в определенных рамках. Эти нормы общественного поведения не были навязаны кем-то сверху. Просто люди так жили. Было взаимоуважение, были четкие представления о порядочности. А уж нам, известным спорстменам, тем более приходилось, что называется, блюсти себя. В глазах страны мы стояли на пьедестале не только в спорте. Наши спортивные достижения на стадионах автоматически переходили в нашу жизненную поступь. Когда ты становишься не то чтобы символом, но очень заметной фигурой, ты сам себя в людских глазах должен уважать. Пренебрегать этим нельзя. Хотя идти на поводу у этого тоже не стоит.

- В ту эпоху, признайтесь, вам было комфортнее?

- Я и тогда себя чувствовала уверенно, и теперь держусь так же.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2008, 00:19 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://zvezdasport.ru/drugoe/2008/11/09 ... ovletvoren (видео)

Роднина: «Удовлетворена всем тем, что сделала»
В СССР по популярности фигурное катание превосходил только футбол. Эта любовь началась с восхитительного катания пары Уланов-Роднина. Зрители обсуждали не только выступления спортсменов, но и их личную жизнь. Им казалось, что раз катаются вместе, значит муж и жена. Однако все было иначе - никаких отношений кроме рабочих между партнерами не было. Вскоре Уланов сменил партнершу, и карьера Ирины оказалась под угрозой:



«Больше за это переживала страна. Писались письма от коллективов и целых классов. Я не уверена, что если бы оставалась в паре с Улановым, достигла бы тех результатов, которые есть на сегодняшний день», сказала Ирина в интервью программе «ЦСКАйф». Легендарная фигуристка вспомнила также о первой победе на чемпионате мира со своим следующим партнером Александром Зайцевым, когда во время выступления выключилась музыка. С тех пор до самого конца карьеры она ни кому не проигрывала. Исключение составил тот чемпионат мира, который Ирина пропустила из-за рождения сила. Однако она вернулась на лед и стала олимпийской чемпионкой.



«Я наверное одна из немногих в спорте, кто может сказать - ушла морально удовлетворенная всем тем, что я сделала», добавляет трехкратная олимпийская чемпионка.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 12 ноя 2008, 00:16 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
ну и целиком сюда...

http://zhizn.ru/article/sport/13416/

Ирина Роднина: Плющенко нужно вправить мозги!

Великая фигуристка Роднина не верит в возвращение Евгения в большой спорт

Трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина заявила, что информация о том, что знаменитый фигурист Евгений Плющенко вернётся в большой спорт и выступит на Играх в Ванкувере, не что иное, как обычный пиар.

– Я думаю, что Евгений уже не вернётся на лёд и не будет бороться за медали, – сказала Ирина Константиновна. – Мозги у него уже не те, чтобы соревноваться и побеждать. У Плющенко и так было две Олимпиады, найти силы на третью очень непросто. Это нужно несколько иначе относиться к себе и к своей жизни.

А он вкусил прелести другого мира и вряд ли захочет возвращаться в большой спорт. Он уже не спортсмен, а светский персонаж.

– Что касается Алексея Ягудина, то он уже давно не соответствует тем физическим и техническим требованиям, которые нужны для победы на Олимпиаде, – продолжила чемпионка. – Если ему и возвращаться на мировую арену, ехать на Олимпиаду в Ванкувер, так только для того, чтобы выиграть. Иначе смысла я в этом не вижу.



Будущее

По словам Родниной, на грядущей зимней Олимпиаде российским фигуристам придётся несладко.

– Для нас это будет тяжёлая Олимпиада. Не только для фигурного катания, но и для других видов спорта, – отметила Ирина Константиновна. – И нужно говорить об этом честно. В Турине были последние спортсмены, которые начали готовиться ещё в советское время по советской системе. В Ванкувере же будет выступать плеяда ребят, которые пришли в спорт уже после распада страны. И им досталось тяжёлое время: не было должного внимания спорту, средств, тренеров. Мы должны быть готовы к трудностям и не кричать: «Где же наши медали?!» Нужно понимать, что это просто такой период, такой этап. Насколько удачно он для нас сложится, настолько удачными будут для нас Игры в Сочи.

– На Олимпиаде я ни за кого не спокойна, – продолжила чемпионка. – Игры прекрасны именно тем, что заранее нельзя ничего предугадать. Порой даже самые запланированные медали срываются.


Банк

Свои медали прославленная чемпионка хранит в... банковской ячейке.

– Поскольку медали фигуристам дают из чистого золота, у меня там килограмм ценного металла точно есть, так что мне спокойнее, когда награды хранятся в надёжном месте, – рассказала Роднина. – Заглядывала я туда последний раз очень давно. Уже и не помню когда. Да и зачем? Мои воспоминания и мои победы всегда со мной. И потом, я считаю, что нельзя жить прошлыми победами и былыми заслугами. Чемпион ведь ты только тогда, когда стоишь на пьедестале. В тот момент, когда ты сходишь с пьедестала, твоя победа уже в прошлом, нужно закрыть эту дверь и смотреть вперед.



Оксана Москаленко

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 04 дек 2008, 22:30 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://life.ru/video/7866/

Роднина: «На коньках я теперь могу только стоять»

Трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина заявила LIFE.RU, что давно уже не одевала коньки и не вспоминала свои былые подвиги, что называется, вживую.
- Наверное, уже несколько месяцев я не каталась, - сказала чемпионка. - Впрочем, катанием это уже не назовешь. Я просто стою на коньках (улыбается). И дело не в том, что я пресытилась фигурным катанием. Просто то, что я делала раньше на льду, естественно, сейчас я уже не могу исполнить, а кататься плохо я не хочу и не привыкла... Поэтому интереса нет.

Удивительно, но российская фигуристка практически не знала поражений за свою карьеру, всегда была лучшей, и только первое место имело для нее значение.

Каток

Сегодня Ирина Константиновна была замечена на кремлевском катке. Чемпионка действительно так и не решилась выйти на лед, хотя все к тому располагало. Покататься на главный каток города пришли участники конькобежных соревнований «Серебряные коньки», в которых в детстве принимала участие и Роднина.

- Мне тогда было лет одиннадцать, - вспоминает Ирина Константиновна. - И мы должны были выступать за школьные команды. Вот и я бегала, несмотря на то, что занималась фигурным катанием. Даже первые награды были (улыбается).

Праздник

По словам чемпионки, свой Новый Год она планирует провести на Гавайях.

- Хочу погреться на солнышке и поплавать, - рассказала Роднина. - В общем, отдохнуть, что называется в теплых краях.

- Хотя я очень люблю зиму, - продолжила фигуристка. - Самое главное мое детское воспоминание - это двух-трехметровая елка. Вот просыпаешься утром, а она уже стоит, такая вся красивая и ароматная. Сейчас, к сожалению, все чаще ставим искусственную ель.

Пожелания

В грядущий год быка чемпионка пожелала России здоровья.

- Это, пожалуй, самое главное, - отметила Ирина Константиновна. - Будет здоровье, значит, будет все. И, конечно, хочу пожелать стране спортивных успехов. Любая победа ведь окрыляет. Скоро зимняя Олимпиада в Ванкувере, и нужно сейчас начинать к ней готовиться, а может, уже и вчера...

Журналисты:
Оксана Москаленко



http://www.championat.ru/other/article-27905.html

Роднина: в СССР было всё бесплатно? Это сказки!

3 декабря 2008 года, среда. 14:01
Автор: Александр Ермошин, "Чемпионат.ру"


Во вторник в московском спортивном комплексе "Крылатское" стартовал первый в истории России международный конькобежный турнир среди школьных команд "Серебряные коньки". По окончании торжественной церемонии открытия член президиума совета при президенте России по физической культуре и спорту Ирина Роднина побеседовала с корреспондентом "Чемпионат.ру". Трёхкратная олимпийская чемпионка рассказала, легко ли голландцы откликнулись на приглашение принять участие в турнире, а также поведала о проблемах современного конькобежного спорта и фигурного катания.

Справка "Чемпионат.ру"

Ирина Константиновна Роднина.
Родилась 12 сентября 1949 года в Москве.

Достижения: заслуженный мастер спорта (1969, фигурное катание на коньках, парное катание), чемпионка СССР (1970, 1971, 1973-1975, 1977), чемпионка Европы (1969-1978, 1980), чемпионка мира (1969-1978), чемпионка XI, XII и XIII зимних Олимпийских игр в Саппоро (1972), Инсбруке (1976) и Лейк-Плесиде (1980).
Награды: орден Ленина (1976), Трудового Красного Знамени (1972), “За заслуги перед Отечеством” III степени (2000), бронзовый Олимпийский орден МОК (1981).
Член совета при президенте РФ по физической культуре и спорту.



— Удалось организовать "Серебряные коньки" буквально за три-четыре недели. На приглашение принять участие в турнире довольно быстро отозвались Украина и Белоруссия, за что мы им очень благодарны. Не отказались приехать в Москву и голландцы. Приглашали норвежцев, но те не смогли участвовать из-за сроков проведения турнира. Надеемся, что "Серебряные коньки" будут проводиться регулярно и с ещё большим количеством спортсменов. Для этого будем учитывать график соревнований, которые проходят в других странах. Пока же в турнире в основном принимают участие команды стран бывшего СНГ. Выступление на "Серебряных коньках" важно не столько из-за результатов, которых ребята здесь добьются, а из-за того, что они здесь подружатся и будут узнавать друг друга.

— Голландцы легко откликнулись на приглашение? Упрашивать не приходилось?
— Что вы, приехали на турнир с огромным удовольствием! Когда решили возобновить проведение "Серебряных коньков", то гадали, удастся ли найти средства. Нам очень помог департамент спорта города Москвы, благодаря которому нам предоставили лучший ледовый дворец и позволили пригласить ребят из-за границы.

— Как привлечь ребят в конькобежный спорт и фигурное катание? Ведь пока молодёжь не очень охотно занимается этими видами. Возможно, из-за того что они не так доступны, как многие другие?
— Знаете, по большому счёту, любой спорт труднодоступен…


Но технические виды спорта не были доступными никогда. И эти бесконечные разговоры о том, что в СССР всё было бесплатно, – сказки.
— А как же футбол? Для него подойдёт практически любая площадка, ворота можно соорудить на месте, а мяч всегда найдётся!
— Насчёт футбола согласна. Но технические виды спорта не были доступными никогда. И эти бесконечные разговоры о том, что в СССР всё было бесплатно, – сказки. Всё равно, частично это было на плечах родителей. Лишь когда дети добивались каких-то результатов, государство финансировало и всячески продвигало этих спортсменов. А привлечь ребят в конькобежный спорт можно проведением различных турниров и таких, как "Серебряные коньки", в том числе.

— Вы являетесь членом президиума совета при президенте России по физической культуре и спорту. Мы постоянно видим вас на открытии различных турниров, но ведь этим ваша деятельность не ограничивается?
— На советах, первый из которых состоялся ещё шесть лет назад, мы поднимаем массу вопросов. Обсуждали низкий уровень базы для тренировки спортсменов, и результатом стала федерально-целевая программа в области строительства спортивных сооружений, рассчитанная на десять лет. Должно появиться 4000 новых мест для тренировок. Также поднимали вопрос популяризации и информации в области спорта. На тот момент спорта не было даже в новостных программах ОРТ. А сегодня мы имеем полноценный спортивный телеканал и радиоволну, работающую 24 часа в сутки. Наша задача в президиуме совета – очертить проблему и найти путь её решения. Благодаря специально выделенным средствам у нас появилась возможность возродить "Серебряные коньки". И это тоже показатель того, что конькобежному спорту и фигурному катанию в последнее время уделяется всё больше внимания.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 09 дек 2008, 01:08 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.province.ru/newspapers/gazeta/4/49(534)/805758.html

«Звезды» приехали, но кататься не стали!

Вместо Ирины Родниной на ивановский лед вышел актер Дмитрий Марьянов. 29 ноября в Иванове с помпой открывали Ледовый Дворец, ради чего не поскупились пригласить несколько спортивных «звезд» прошлого и настоящего. Среди них – восьмикратный чемпион мира, участник легендарной «пятерки Ларионова» хоккеист Сергей Макаров. Маэстро хоккея оказался человеком скромным и от интервью отказался: «Я уже свое слово в спорте сказал, вы лучше мальчишек спросите начинающих, как им каток».

Более разговорчивой оказалась десятикратная чемпионка мира по фигурному катанию Ирина Роднина. Она похвалила каток, но выйти на лед не захотела:

­ Я даже не помню, когда я на коньки в последний раз вставала. Иногда встаю, но не для себя, на мастер­классах.

­ Если бы вы сейчас катались, вы бы приняли участие в каком­нибудь телепроекте типа «Ледникового периода» или «Танцев на льду»?

­ Нет. Я считаю себя профессионалом, и в самодеятельности мне неинтересно выступать. Уровень этих телепроектов, как говорится, ниже плинтуса. Когда я была действующей спортсменкой, то в шоу практически не участвовала. Весь мой путь в спорте был не ради денег. И даже не ради популярности.

­ А как вам понравилось выступление на «Евровидении» Билана с Плющенко?

­ Ой, это кошмар, ужас какой-­то. Очень дурной тон.
:-P

Телеведущий Юрий Николаев тоже приобщился к спорту ­ после того, как с Анастасией Заворотнюк вел «Танцы на льду». В Иванове партнершей ­ведущей Николаева стала известная теннисистка Анастасия Мыскина. Хотя оба читали текст «с листа», выходило не слишком удачно.

Актера Дмитрия Марьянова тоже можно назвать спортивной «звездой»: в последнее время он здорово увлекся фигурным катанием. Вот и в Иваново он приехал в компании с фигуристкой Ириной Лобачевой. Новоявленная пара провела ледовое шоу.

­ Еще год назад я даже представить не мог, что встану на коньки, ­ улыбается Марьянов. ­ Организаторы проекта называли меня «самоубийцей на льду», потому что я все время падал. И вообще, мой врач ставил под сомнение необходимость участия в проекте «Ледниковый период», ведь у меня старая травма позвоночника, я ее получил на съемках. А потом врач махнул рукой: мол, хуже все равно уже не будет!

­ Проект уже закончился, а вы тем не менее продолжаете гастролировать уже как фигурист...

­ Ну, скорее, не как фигурист, а как шоумен. Когда проект закончился, я вдруг обнаружил, что мне очень сильно его не хватает. Не только людей, с которыми у меня сложились отличные отношения, но и самого льда. Мы же тренировались по шесть часов в день! Я невероятно похудел! И вдруг – нет этого тонуса, постоянных занятий... Поэтому я очень радуюсь, когда поступают предложения вроде этого, провести шоу.

Были на открытии Ледового дворца и еще одни «звезды» ­ группа «Блестящие». Ивановцам пообещали бесплатную дискотеку с участием «Блестящих». Однако далеко не все желающие смогли попасть во дворец. Организаторы не рассчитывали на такое количество народа. Уже за час до объявленного времени улицу Смирнова запрудили толпы, из­за чего на проезжей части образовалась огромная пробка. Собралось несколько тысяч человек, которых еле сдерживал ОМОН. Запустив определенное количество человек, охрана объявила, что проход закончен. Разозленная толпа в результате даже сорвала ворота со входа, но всем пришлось разой­тись по домам.


Татьяна Кулянова

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 15 дек 2008, 13:20 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://russianews.ru/rest/20385/

Дарья Сребницкая
12 декабря 2008 г.




Хватит работать на фигурное катание


Более пяти лет назад трехкратная олимпийская чемпионка, многократная чемпионка мира и Европы по фигурному катанию Ирина Роднина круто изменила жизнь – вернулась в Москву из США. Работала телеведущей, в Общественной палате РФ, а в прошлом декабре стала депутатом Госдумы. О причинах своего отъезда из США, о том, почему она не судит ледовые шоу и многом другом выдающаяся спортсменка рассказала в эксклюзивном интервью корреспонденту «России»



Более пяти лет назад трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию Ирина Роднина круто изменила жизнь – вернулась в Москву из США. Работала телеведущей, в Общественной палате РФ, а в прошлом декабре стала депутатом Госдумы. О причинах своего отъезда из США и многом другом выдающаяся спортсменка рассказала в эксклюзивном интервью корреспонденту «России».

– Что побудило вас вернуться на родину?

– Я всегда была гражданкой своей страны, москвичкой и не собиралась уезжать навсегда. У меня был контракт на два года, но получилось так, что я задержалась в Америке на 10 лет. Просто возникла сложная ситуация. Моя младшая дочь Алена до совершеннолетия не имела права въезжать в Россию. Таково было требование ее отца – моего второго мужа. Когда стоит вопрос, что выбрать: ребенка или страну, каждая женщина, конечно же, выберет ребенка.

Алене было почти 18, когда я поняла, что можно оставить ее в Лос-Анджелесе без маминого присмотра. Дочь поступила в университет. Сейчас ей 22 года. Она занимается молодежной международной политикой. При любой возможности я летаю в Лос-Анджелес. По большому счету уже тихо ненавижу это, потому что за то время люди полмира объездили, отдыхали везде, а у меня один и тот же маршрут.

– Сначала ведь в Москву перебрался ваш старший сын Александр?

– Саша учился в престижном юридическом колледже, который окончил Никсон, а Рейган не смог. Однако юриспруденция его не очень привлекала. Надо сказать, что во всех американских учебных заведениях обязательно проходят уроки прикладного искусства – керамики, резьбы по дереву, обработке стекла. И Саша увлекся керамикой. Придумывал дизайн кувшинов, тарелок, горшочков и сам обжигал их. Мы даже купили гончарный круг.

Я обрадовалась, что Саша выбрал серьезное творческое занятие. Родители детей-тинейджеров прекрасно понимают, какой это опасный возраст. Тем более что Калифорнию охватила наркомания – марихуана продается в аптеке без рецепта. В моем центре Лейк-Эрроухед занимались 40 процентов подростков – бывших наркоманов. Они катались на коньках, постепенно возвращаясь к обычной жизни. О медалях речь не шла.

В Интернете Саша вычитал, что лучший вуз по его профилю – Строгановская академия. Приехал в Москву, со второго раза сдал экзамены, учился здесь. Работает по специальности, у них с коллегами целая бригада, они выполняют как частные, так и государственные заказы. Саше 29 лет, у него своя семья. Восьмого августа 2008 года я стала бабушкой, у меня прелестная внучка Сонечка.

– Раньше вы приглашали в Лейк-Эрроухед своего партнера и первого супруга Александра Зайцева. Он остался там?

– Слышала, он приезжает в США летом, подрабатывает тренером, а в каком штате, точно не знаю. Я пригласила Зайцева, когда у меня было много учеников и требовалась помощь. Все-таки мы не чужие – у нас общий ребенок, совместные достижения в спорте. Между прочим в Лейк-Эрроухед не очень-то хотели брать еще одного русскоговорящего специалиста. Боялись, что он начнет отбирать воспитанников у американских тренеров. Мне пришлось убеждать, что Зайцев будет тренировать со мной.

– Когда почувствовали интерес к политике?

– Наверное, после ухода из сборной, когда работала в ЦК ВЛКСМ. В принципе я не считаю себя политиком в классическом понимании. Скорее веду общественно-политическую деятельность.

– Вы заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию. Почему не вошли в Комитет по спорту?

– Таково было мое желание. Мне ближе тема образования в силу того, что

в последние годы я вплотную занималась школьным спортом.

– Насколько отличается наша система образования от американской?

– В США совершенно другая система. Там не сдают вступительные экзамены. По окончании школы вы рассылаете в университеты свое резюме, а там уже определяют, брать вас или нет. Причем учитываются не только оценки в аттестате, но и спортивные успехи, работа с инвалидами и т. д. Кроме того, образование в Америке гораздо дороже. Если вы не получаете гранты, то за учебу приходится платить 40–45 тысяч долларов в год, не считая расходов на питание и жилье. Вместе с тем скидки могут достигать 25, 30, 40 и даже 100 процентов.

– Как известно, у вас твердый характер, а политик вы жесткий?

– Нормальный у меня характер. Твердость его заключается в том, что я настойчивая. Если берусь за дело, то довожу его до конца. И не соскакиваю, когда мне удобно, не перекладываю проблемы на плечи других. А жесткость нам не нужна. Мы и так слишком жесткие и малоцивилизованные в плане взаимоотношений.

– В 2005 году вы баллотировались на пост президента Олимпийского комитета России (ОКР). Будете снова пытать счастье?

– Пока не решила. Посмотрю.

– А вот президент ОКР Леонид Тягачев уже объявил, что в третий раз выдвинет свою кандидатуру.

– Видно, он плохо читает устав, который сам и принимал. Нельзя избираться на эту должность более двух раз. Если нам Владимир Путин в бытность свою президентом России показал, что он не меняет под себя Конституцию, то, я думаю, Тягачеву хорошо бы изучить главный документ своей организации.

– Четыре года назад вы были ставленницей главы Росспорта Вячеслава Фетисова. Теперь его ведомство упразднено. Значит, вам будет еще труднее выиграть выборы?


Только факты: Ирина Роднина пришла в фигурное катание в пять лет по желанию мамы. Отец, хороший лыжник, хотел, чтобы дочь занималась тем же.
Десятикратная чемпионка мира, одиннадцатикратная чемпионка Европы. Она выиграла Олимпиаду 1972 года под руководством Станислава Жука, а Игры 1976 и 1980 годов под патронатом Татьяны Тарасовой. Ее партнерами были Алексей Уланов и Александр Зайцев. Роднина подготовила чемпионов мира 1995 года в парном катании – чехов Радку Коварикову и Рене Новотны.



– Особой поддержки я не ощутила. Стенку из-за меня не пробивали, стулья не ломали. Мы хотели, чтобы обе организации действовали сообща, а не тянули одеяло каждый на себя. Мы же помним те времена, когда руководство спорткомитета и Национального олимпийского комитета было в одном лице. И результатов тогда было больше.

– Против вас резко выступила ваша наставница Татьяна Тарасова. Это был удар ниже пояса?

– Я ожидала этого. Это в характере Татьяны Анатольевны. Это не просто наш короткий конфликт, а разность отношений к жизни, к делу, к людям на протяжении уже многих лет.

– Почему вы не судите ледовые телешоу? Может, это в какой-то степени происки Тарасовой, главного арбитра одного их этих проектов?

– Меня приглашали, но я отказалась. Я не человек шоу. После таких побед на высшем уровне не хочется принимать участие в самодеятельности. Тем более что как профессионал я буду смотреть на это с определенной долей юмора.

– Похоже, российский спорт переживает бум: дети бегут на катки, стадионы?

– Мне кажется, для занятий фигурным катанием или хоккеем сегодня идеальная ситуация – строятся и уже вошли в строй огромное количество закрытых катков. Такого никогда не было в СССР. В 1980 году на весь Союз существовало где-то 100 площадок с искусственным льдом и те по большей части использовались как концертно-спортивные, а не тренировочные.

Если мы уже в поселках, деревнях открываем катки, то, безусловно, они не пустуют. Приходят очень много ребят. Выигран чемпионат мира по хоккею. И вернулось самое главное – популярность. А она ведь не связана с тем, приведут тебя родители на каток или нет. Снова спорт появился на телевидении, и все забыли, что почти 10 лет его не было на экранах. Поэтому мы потеряли то поколение, которое по телевидению не видело для себя какой-то пример.

– Парадоксально, что в стране столько фигуристов, а лучшая пара сборной интернациональная: японка Юко Кавагути и русский парень Александр Смирнов…

– Ну и что? Спортсмена надо ставить в пару как минимум в 15–17 лет. У нас как раз сейчас таких нет, равно как и 20-летних. На Олимпиаде в Турине, откуда мы вышли с тремя замечательными золотыми медалями, состоялись торжественные проводы советского фигурного катания. Новая поросль только на подходе.

Вообще, по-моему, так не очень этично ставить вопрос. А почему у нас больше нет Плисецкой? Таланты невозможно запрограммировать. Количество никогда не переходило в качество. Это в СССР придумали, что одно вытекает из другого. На самом деле качество – это индивидуальная работа. И оттого, что катаются 200 или 300 детей, не зависит рождение чемпиона.

– В то же время тренеры уезжают за рубеж, с одаренной молодежью некому работать…

– Эта отговорка меня возмущает! Скажите, кто из ведущих тренеров работает за границей, кроме Линичук и Карпоносова? Тарасова работала в Америке и воспитала там нескольких олимпийских чемпионов, выступавших за Россию. То же самое можно сказать про Москвину. Они уезжали туда, чтобы спасать наше фигурное катание, а федерация ничего не делала.

Что такое работать тренером в Америке? Это 4–5 часов в день ты должен откатать со своим лидером бесплатно. А потом еще часов 6–7 отработать на свою семью и спортсменов, чтобы их кормить, снимать жилье. Вот об этом никто не говорит. Между тем это каторжный труд, который наши тренеры, преимущественно женщины, вынесли на себе. Они, извините, вкалывали по 12 часов, ничего особенно не заработав. Я думаю, руководство федерации столько не работает. И естественно, это удобная позиция: мол, все уехали, поэтому нет результатов да и спросить не с кого. Спроси себя, почему они уехали и где новая плеяда?

Беда в том, что целое поколение фигуристов, которое могло бы передать свой личный опыт новичкам, ушло из спорта. Остались только Урманов, Лобачева. Бутырская взялась за дело как детский тренер (не беру Жулина и Васильева, они уже мастера). Когда я провожу семинары, то вижу, что нынешние наставники в основном знают фигурное катание по учебникам. Поэтому мы должны быть готовы к тому, что эти тренеры тоже будут расти со спортсменами. Как в свое время выросли и Чайковская, и Тарасова. То есть это обоюдный процесс. Важно, чтобы появился сильный спортсмен, который тебя подталкивает.

– А вы не хотите поработать на наше фигурное катание?

– Я столько на него работала, что, видимо, хватит. Я не могу всю жизнь заниматься одним и тем же. Мне это неинтересно.

– Положа руку на сердце, в Америке вам не хватало публичности?

– Это меня не волновало, поскольку публичность – тяжелое бремя. Тому, кто ее не имеет, кажется, что это в кайф. Когда я впервые прославилась, тоже пребывала в эйфории. Тебя узнают! Очень быстро я осознала, что это колоссальная ответственность, обязанности и неудобства. Впрочем, для дела известность помогает. Дает возможность попадать в какие-то кабинеты. И тебя принимают, слушают, относятся с доверием.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 02 фев 2009, 17:50 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://kp.ru/online/news/194995/

Ирина Роднина покажет мастер-класс юным волгоградским фигуристам
Трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию примет участие в спортивном форуме

Екатерина СИМОХИНА — 30.01.2009 15:11

Во вторник наш город посетит трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира по фигурному катанию Ирина Роднина. В Волгограде титулованная спортсменка покажет приемы мастерства для детишек, юных фигуристов, обучающихся в Волгоградской школе олимпийского резерва по зимним видам спорта. Мастер-класс состоится на ледовом катке "Новое поколение" в Дзержинском районе, тоогда же 3 февраля в 10 часов утра. С великой спортсменкой смогут пообщаться все желающие.

Вообще же, визит легендарной фигуристки в наш город состоится в рамках регионального спортивного форума, который пройдет в Волгоградской академии физической культуры. Как нам рассказал Олег ГРЕБНЕВ, зам. председателя областного комитета по физкультуре и спорту, на форуме спортсмены и власть обсудят проблемы развития спорта и пути их решения, региональные программы в области массового и детского спорта.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 03 фев 2009, 22:39 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://volgograd.kp.ru/online/news/196301/

Ирина Роднина в Волгограде: «Я начинала на открытом катке»
Сегодня олимпийская чемпионка провела мастер-класс с юными фигуристами

Юлия ОРЕЛ — 03.02.2009 13:46

Сегодня на ледовом катке в Дзержинском районе прославленная спортсменка и многократная олимпийская чемпионка встретилась со своими маленькими и пока не столь известными коллегами. Малыши из волгоградской спортивной школы зимних видов спорта в красивых костюмах внимали каждого слову знаменитой наставницы. Они старались ничего не пропустить. Еще бы – мастер класс всего полчаса. На площадке было около 40 детей.


- Конечно, всех желающих каток не вместил. Мы пригласили самых старших и способных учеников, - говорит тренер школы Олимпийского резерва по зимним видам спорта Людмила Пучкова.


Ирина Константиновна призналась, что ее спортивная карьера начиналась совсем в других условиях.


- Я тренировалась на открытом катке. Это сейчас у детей масса возможностей. Мне очень приятно работать с детьми. Они все прекрасны. Когда катаешься с ними, не замечаешь, как летит время, чувствуешь отдачу. И вообще я советую всем заниматься фигурным катанием. Если даже ребенок не станет олимпийским чемпионом, это развивает амбиции и полезно для здоровья.


Также Ирина Роднина, вместе с другой олимпийской чемпионкой и нашей землячкой Татьяной Лебедевой примет участие в региональном спортивном форуме. Самые интересные идеи должны включить в целевую программу господдержки спорта в регионе.

А накануне прославленная спортсменка встретилась с губернатором Николаем Максютой. Глава региона подарил Ирине Родниной пуховую шаль, связанную урюпинскими мастерицами. И попросил, Ирину Роднину внимательно приглядеться к маленьким фигуристам - воспитанникам школы зимних видов спорта. А вдруг, среди них подрастают будущие чемпионы. Роднина пообещала, что проведет мастер- класс, на котором и посмотрит на что способны волгоградские детишки.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 16 фев 2009, 18:14 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.dvinainform.ru/news/2009/02/16/74024.shtml

Ирина Роднина: «Медицина лечить и предупреждать наркоманию не может»
16.02.2009, 12:54


«Мы не хотим учить собственных спортсменов, а приглашаем для сборных иностранных тренеров. В новых экстремальных видах спорта у нас вообще нет тренерских кадров. Последние методички для вузов по специальности физрука подготовлены 20 лет назад». Такие проблемы отечественного спорта поднимала на встрече в обладминистрации известная фигуристка Ирина Роднина, посетившая Архангельск...

Проблему падения престижа спорта трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию на коньках в парном разряде, десятикратная чемпионка мира и одиннадцатикратная чемпионка Европы считает одной из важнейших. На встрече с Советом женщин Архангельской области 15 февраля Ирина Константиновна говорила о том, что диплом преподавателя физической культуры считается международным. Закончив по этой специальности особенно столичный вуз, тренер может работать в любой стране мира. Только в России эта профессия не считается престижной.

«Когда мы жили в СССР, нам всегда приводили в пример высказывание президента Кеннеди о том, что на олимпийских играх побеждает тот спортсмен, который представляет страну с самым совершенным политическим и экономическим строем, - вспоминала Ирина Роднина. - И действительно, сейчас мы наблюдаем за тем, как повышается международный престиж стран, спортсмены которых выигрывают. Это и Россия, и Китай, и Германия. В честь твоей победы играется гимн и поднимается флаг твоей страны. Германия, кстати, отметила, что прошедший чемпионат мира по футболу настолько быстро объединил их нацию, чего они не могли добиться на протяжении последних 15 лет».

Ирина Роднина также рассказала о том, что в России спорт понимается слишком узко. Поработав в Америке в престижном международном тренерском центре по фигурному катанию, она поняла, что приоритеты там расставлены совсем не как в нашей стране. Ребят, которые претендуют на высокие результаты в спорте, в этом центре занималось не более 2%. Зато 40% детей проходили там реабилитацию после наркомании и алкоголизма. Кроме того, в этом спортивном центре занимались дети, в семьях которых шел бракоразводный процесс (около15%), и дети-астматики (около 13%), на которых благотворно влияют аэробные нагрузки.

«Медицина лечить наркоманию не может, предупреждать тоже, - убеждена известная фигуристка. - Она может лишь поддерживать жизнь на последней стадии. А в спорте ребенок получает адреналин, чувство радости от победы, разочарование от поражения - словом, весь эмоциональный спектр, - рассуждала прославленная фигуристка. - А чем наши дети отличаются от американских? У них такие же проблемы. Дети по всему миру одинаковы...»

(ИА «Двина-Информ», Любовь Шепурева)

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 16 фев 2009, 20:00 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
Ирина Роднина провела мастер-класс для архангельских фигуристов
Татьяна ГУДКОВА
Опубликована: 16 февраля 2009 18:04:02


В воскресенье Архангельск посетила трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина.

Знаменитая спортсменка открыла «Лыжню России – 2009» на городском пляже. Перед стартом первого забега школьников Ирина Роднина пожелала всем удачи, а также посоветовала всем, как можно чаще вставать на лыжи.

Роднина пожурила фигуристов за лень
После этого легендарная фигуристка отправилась в архангельский Дворец спорта, где провела мастер-класс для юных спортсменов – воспитанников спортивной школы. Надев коньки, она вышла на лед, где ее уже ждали наши надежды фигурного катания. На трибунах за мастер-классом наблюдали родители спортсменов. Ирина Роднина выразила им свое восхищение и подчеркнула, что в воспитании здоровых и спортивных детей роль родителей очень велика. В детстве Ирина была болезненным ребенком (одиннадцать раз болела воспалением легких), и именно тогда родители привели ее на лед, решив, что это единственный верный путь выздоровления дочери.

В течение часа Ирина Роднина тренировала архангельских ребят. Со льда то и дело раздавались ценные советы многократной чемпионки мира, а также легкие укоры: «Что ж вы такие ленивые? Обед не заслужили!». После мастер-класса Ирина Роднина ответила на несколько вопросов:

Чемпионы из провинции
- Как вам наши ребята? И что для вас значит проведение подобных мастер-классов?

- Катя – молодец (девочка , выступившая перед Родниной под музыку «Время вперед») мне сказали, что у нее травма, но она справилась. Это очень хорошо, что у нее есть своя полноценная программа. С ребятами, действительно, было интересно поработать. Я постаралась дать им какие-то советы, хотя познакомиться с ними поближе за такой короткий срок, не получилось. Если пригласите еще, обязательно приеду.

- А почему все наши чемпионы из Москвы и Санкт-Петербурга? В провинции сильного спортсмена не воспитать?

- Фигурное катание требует больших финансовых затрат, поэтому в каждом городе создать необходимые условия не получиться. Но многие наши чемпионы, которые к своим победам готовились уже в столицах, родились в других городах. Это и Евгений Плющенко, и Татьяна Тотьмянина и другие.

Поддержка со звездой – это иллюзия
- Как вы относитесь к ледовым шоу на отечественном телевидении?

- Они делают фигурное катание популярным. Люди берут коньки, идут кататься.

Тем более зритель сам сделал свой выбор, ему приятней наблюдать за красивыми, узнаваемыми люди, соревнующимися между собой, чем смотреть то, что показывает, например, канал НТВ.

- Неужели взрослые люди за два месяца могут научиться, так хорошо кататься, что даже делают поддержки?

- Они не делают ничего сложного. Это заблуждение. И нельзя допускать, чтобы дети поверили в то, что они тоже за два месяца смогут стать чемпионами.

Фигурное катание – это очень сложный технически вид спорт и требует от спортсмена колоссального труда. Не забывайте, что звезды, которые принимают участие в подобных шоу, работают с настоящими профессиональными. А то, что вы называете поддержками, это в лучшем случаи поддержки партерные, танцевальные. Поддержки делаются над головой.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 12 мар 2009, 23:23 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.bulvar.com.ua/arch/2009/10/49b7fde1d7dd2/

Ирина РОДНИНА: «Внешний вид меня никогда не устраивал — мечтала быть худой длинноногой блондинкой»


В этом году легендарной фигуристке исполнится 60 лет, 55 из которых она отдала спорту

Ровно пять лет назад, вопреки прогнозам недоброжелателей, легендарная Ирина Роднина вернулась-таки из Соединенных Штатов в Россию. Несмотря на долгое отсутствие, — с 1990 года она тренировала фигуристов за океаном — дома ее не забыли, вот только сомневаюсь, что самой Ирине Константиновне (которая, впрочем, предпочитает обращение без отчества) собственная популярность и назойливое внимание масс-медиа доставляют удовольствие. Российские газеты пестрят «сенсациями»: «У Родниной угнали почти новый «БМВ», «За вождение автомобиля в нетрезвом виде трехкратную олимпийскую чемпионку лишили водительских прав», «После пластической операции Роднина попала в реанимацию»... Этак молодежь, пожалуй, и знать не будет, чем же прославилась величайшая спортсменка ХХ столетия.

...Все началось более полувека назад, когда пятилетнюю Иришу отец привел на каток, залитый в одном из московских парков, и впервые поставил там на коньки. Ботинки старшей сестры были ей велики — пришлось надеть их прямо на валенки, но, несмотря на странную конструкцию, шустрая кроха сразу же отважно покатила вперед и, кажется, с тех пор никогда не оглядывалась...

Много лет стремительная, энергичная Роднина бесстрашно выполняла головокружительные поддержки, подкрутки и прыгала, будто подброшенная пружиной. Ее стиль называли фейерверком на льду, бурей и натиском, и хотя менялись партнеры, тренеры и обстоятельства, она неизменно поднималась на верхнюю ступеньку пьедестала почета. Дотошные поклонники фигурного катания подсчитали, что за свою карьеру Ирина собрала в виде наград почти килограмм золота. Кстати, вес мог быть и больше, но медали из драгоценного металла 750-й пробы вручают только на чемпионатах мира и Европы: олимпийские — позолоченные (как-то у Родниной спросили, где она их хранит, и услышали: «В сейфе»).

Увы, к великим в прошлом спортсменам относятся на постсоветском пространстве не так бережно, как к золотому запасу, — вот и Ирина, которую в СССР с помпой именовали национальным достоянием, стала первой советской фигуристкой, уехавшей по частному контракту на Запад. Подписала она его, не веря, что так просто отпустят, но в Федерации необходимые бумаги подмахнули мгновенно, будто спешили избавиться... К тому времени Роднина, которую выжили с должности старшего тренера «Динамо», работала скромным почасовиком в институте физкультуры, и, встретив как-то ее в коридоре, ректор, сам олимпийский чемпион, спросил: «Что ты тут бегаешь? Неужели до сих пор не закончила?». Он даже не знал, кто у него преподает...

«Пессимизм — это настроение, а оптимизм — черта характера», — любит повторять Ирина. Ее несгибаемый характер дал сбой только однажды в Америке — в ходе длительного бракоразводного процесса со вторым мужем. Делили они «самую ценную медаль» — так спортсменка называет свою дочь, которую родила в 36. «Общение с Аленой было расписано судом на 10 лет вперед, — вспоминала она. — Четные годы, нечетные, его дни рождения, мои... Оговаривалось даже, что встречаемся на середине пути, что какую-то часть я могу проделывать с ребенком без его согласия, а на какие-то территории входить не имею права». От переживаний Роднина старела, седела, становилась
Крупную слезу на щеке Родниной, поднявшейся на олимпийский пьедестал почета в Лейк-Плэсиде, показали телеканалы всего мира
непохожей на растиражированный коммунистической пропагандой плакатный образ, но однажды сын ей сказал: «Мама, посмотри на себя! Какая ты некрасивая!». Именно это заставило хорошенько встряхнуться...

После разлуки Москва увидела ее эффектной, подтянутой, по-боевому настроенной. Увидела и оценила... Сегодня Роднина — председатель общественной организации «Спортивная Россия», член Совета по физкультуре и спорту при президенте, депутат Государственной Думы. Никакие жизненные передряги не способны выбить эту миниатюрную женщину из рабочей колеи, а когда дома, пусть и нечасто, собираются дети: женатый сын, выпускник Строгановского училища, и дочь, студентка американского университета, — Ирина чувствует себя счастливой.

Что же касается скандальных публикаций... Глупо, на мой взгляд, обижаться на журналистов, если укусить стараются даже свои, коллеги. Столько лет молчал Олег Протопопов, и вдруг в интервью, зная, что покойный тренер не может ответить, заявил, что Станислав Жук кормил Александра Зайцева допингом. (Еще он сказал, что Зайцев стал импотентом и поэтому, дескать, Роднина его бросила). Бог, как говорится, ему судья, а Ирина... Она научилась отгораживаться от отравляющих жизнь сплетен после первых побед, когда с удивлением обнаружила, что «человек способен простить ближнему все, кроме успеха».



Дмитрий ГОРДОН
«Бульвар Гордона»



«ВЫХОДЯ НА ЧЕМПИОНСКУЮ ТРОПУ, ЖАЛЕТЬ СЕБЯ СПОРТСМЕН НЕ ИМЕЕТ ПРАВА»

— Я, Ира, хорошо помню, как, затаив дыхание, огромная советская страна следила буквально за каждым вашим движением на льду, молилась за вас, переживала, и вы, надо сказать, всегда наши надежды оправдывали. Если не ошибаюсь, за всю спортивную карьеру у вас не было ни одной серебряной медали — только золото...

— Что да — то да: серебра не имею.

— Вы, я напомню читателям, трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира, 11 раз выигрывали первенство континента. Как это вам удавалось?

— (Улыбается). Отвечу, что тяжело, — никто не поверит, похвалюсь, что легко, — тем более заподозрят в неискренности. Очевидно, стабильные результаты невозможны без потрясающих родителей, хороших наставников, партнеров, в конце концов, с которыми интересно работать. В общем, у меня это все было, поэтому и не растеряла азарт, желание побеждать.

— Когда, вернувшись после вызванной родами паузы в большой спорт, вы в третий раз подряд поднялись на олимпийский пьедестал почета и в Лейк-Плэсиде зазвучал советский гимн, весь мир увидел, как скатилась по вашей щеке крупная слеза. Это, как говорят сегодня, было по-настоящему круто...
За свою спортивную карьеру Ирина Роднина собрала в виде наград почти килограмм золота. 1984 год


— ...(смеется) с точки зрения молодежи.

— Почему вы заплакали? Вам было жаль себя, затраченных ради возвращения на лед титанических усилий, вы вспоминали, как в очередной раз все превозмогли, или то были слезы усталости?

— Практически вы сами уже на свой вопрос дали ответ... (Пауза). Знаете, спортсмен не имеет права себя жалеть: женщина ты или мужчина, но когда выходишь на чемпионскую тропу, эти чувства забудь.

Может, в тот раз не сдержалась, потому что понимала: подведен итог достаточно большого и очень тяжелого пути. В глубине души сознавала: вряд ли кому-нибудь удастся мой результат повторить, потому что спорт стремительно совершенствуется, правила то и дело меняются. Чего те победы мне стоили, знала одна я — думаю, даже партнеры и тренеры не всегда это понимали...

— Потому что мужчины?

— Да нет, пол тут ни при чем — просто я лучше могла оценить собственные усилия и возможности, чем кто-то со стороны, вдобавок сознательно на все это шла...

Наверное, плакала еще и потому, что атмосфера вокруг была гнетущая. Для меня это были третьи олимпийские игры, но в столь тяжелой обстановке выступала впервые. Нам в фигурном катании грех жаловаться: публика всегда была очень доброжелательная, и зрители никогда не принимали хуже-лучше в зависимости от того, какой ты веры, на каком говоришь языке или из какой страны. Естественно, шла борьба двух направлений: советской школы, которая развивалась бурно и основательно заняла в фигурном катании лидирующие позиции, и принципов, которые исповедовали страны капиталистического мира, — но раньше мы не чувствовали в зале предвзятости...

— Американцы так рьяно поддерживали подпиравших вас чемпионов США Тай Бабилонию и Рэнди Гарднера?

— Возможно, Тай с Рэнди и хотелось составить нам конкуренцию, но, по большому счету, никого они не подпирали, и говорю так не потому, что могу уже быть откровенной. Эту пару соперниками мы никогда не считали: высшим их достижением в соревнованиях, где вместе участвовали, было пятое место, а у нас всегда было первое...

— ...и это, как говорят в Одессе, две большие разницы...

— При таких исходных позициях вряд ли можно ожидать серьезного накала страстей — просто политическая обстановка была очень тяжелой, так как накануне Советский Союз, как вы помните, ввел войска в Афганистан. Мы, повторяю, впервые столкнулись с нежеланием публики нас воспринимать, и если в футболе, баскетболе, хоккее — особенно когда играют мужские команды! — на площадке идет маленькая война, то в фигурном катании, поскольку это вид неконтактный и очень красивый, такого противостояния никогда не было.
В 1976-м Ирине вручили орден Ленина. Она и сама понимала: то, что делает, — «это всерьез и надолго»


— Думаю, если бы хороший голливудский режиссер задумал снять фильм о третьей победе Ирины Родниной на Олимпийских играх, он обязательно бы схватил крупный план: огромные глаза, слезы... Наши спортивные руководители не советовали вам накануне: «Ирина, если все будет нормально, заплачь»?

— Господь с вами! (Эмоционально). Ну, разумеется, нет.

— Все равно лучший кадр трудно представить...

— Это смешно, но я и не знала, что меня снимали, — пьедестал почета был установлен в самом центре катка, и я не видела, как телекамеры подобрались. Поблизости не было даже фотографов — их, как правило, подпускают уже после церемонии награждения, когда отыграют гимн. Я не догадывалась, что мою минутную слабость кто-то заметил, а тем более зафиксировал, пока на пресс-конференции не стали задавать об этом вопросы. Помню, так удивилась: откуда это известно, ведь стояли мы далеко от публики? Сама я увидела эти кадры только во время Олимпиады в Москве, когда их повторили.

«ГЕНЕРАЛЬСКОЙ ДОЧКОЙ БЫЛА МИЛА ПАХОМОВА, А МОЙ ОТЕЦ ДО ЛАМПАСОВ НЕ ДОСЛУЖИЛСЯ»

— Насколько я знаю, ваша мама родом из Украины...

— Не просто из Украины, а украинка — по женской линии у меня абсолютно украинские корни...

— Наверняка многое вас с Украиной связывает: детские воспоминания, многочисленная родня?

— Сегодня (грустно) там практически никого уже не осталось — разъехались по всему Союзу.

— С мамой разобрались — перейдем теперь к папе. Говорили, я помню, что ваш отец — генерал и сильно вам якобы помогал...

— Ох уж эти слухи! Генеральской дочкой у нас была Мила Пахомова — за глаза все ее так и называли. Миле отец, действительно, помогал и очень ею гордился, а мой папа хотя и военный, но в отставку ушел полковником, до лампасов не дослужился.

— Авторитетнейшие издания и специалисты признали вас величайшей спортсменкой ХХ века, и думаю, в этом нет никакого преувеличения. Вы осознаете себя самой-самой?

— По-моему, лучше с такими оценками не спешить — пусть время все по местам расставит. Да, я считаю себя одной из самых удачливых: уже почти 30 лет не выступаю, а все равно обо мне говорят, меня помнят... Это, конечно, приятно, тем более что на моих глазах уходили не менее великие, как мне кажется, спортсмены, о которых достаточно быстро забывали.

Многое просто зависит от вида спорта, от ситуации. Я в этом плане человек счастливейший, но жить с чувством собственной уникальности или значимости для истории, с моей точки зрения, невозможно. Даже не знаю, какие мозги для этого надо иметь, хотя, если рассматривать то, что было сделано мной вместе с партнерами и наставниками, то, конечно, я понимала: это всерьез и надолго.

— Вообще-то, в голове не укладывается, как слабенькое московское дитя, хилая девчонка с Таганки, до школы 11 раз переболевшая воспалением легких и состоявшая на туберкулезном учете, стала великой спортсменкой. Как эта болезненность переросла в громкие победы?
Визитной карточкой Ирины Родниной и Александра Зайцева стала «Калинка». 1980 год


— В принципе, большинство детей, рожденных, как и я, после войны, были ослаблены, но нам очень повезло с родителями: вернувшись домой с фронтов Великой Отечественной, они были поколением победителей, и нам от них многое передалось. Эти люди перенесли самое страшное, что может быть, и поэтому на ценность жизни, на ее значимость совершенно по-другому смотрели.

Помню, мы жили в большой коммуналке, где размещалось ни много ни мало пять семей. Все соседские дети занимались в кружках, обязательно ходили в бассейн, а когда у нас первых появилось пианино, практически вся квартира взялась этот инструмент осваивать. Когда меня повели на фигурное катание, взяли и девочку помладше, то есть одной компанией мы и в школу ходили, и на всевозможные секции. Тогда наши увлечения не считались спортом, да и детских спортивных школ еще не было.

В бытность тренером меня страшно коробило то, что, приведя ребенка, многие родители просили: «Посмотрите, получится из моего сына или дочери — даже не спортсмен! — чемпион?». Никто из наших отцов и матерей таких планов не строил, задача была одна: чтобы дети росли здоровыми, чтобы их времяпровождение было интересным, насыщенным и приносящим радость.

Наши родители ценили все, что укрепляло тело и дух, будь то комплекс ГТО или уроки физической культуры. Многие из этих людей в юности занимались спортом совершенно не ради каких-либо достижений (до войны в международных соревнованиях Советский Союз участия не принимал) — это было нормально, в порядке вещей. Если в те годы на свитере или на пиджаке у парня не было значка «Мастер спорта», к нему относились снисходительно, считали слюнтяем и тюфяком, чего-то недопонявшим в жизни. Сейчас это, конечно, ушло, и к спорту отношение другое.

— Теперь не на бицепсы смотрят, а, скорее, на банковский счет...

— (С укоризной). Ну зачем же нас, женщин, так обижать? Или вы сами неуверенно себя чувствуете?

— Да нет, речь-то как раз не обо мне...

— Можно подумать, если у вас нет счета, вы чем-то значимым обделены.

— Просто мужчины жалуются на излишнюю меркантильность современных дам...

— Как по мне, наши «супермены» сами до такого состояния ситуацию в обществе довели. Не надо на нас, кого вы так любите называть слабым полом, списывать ваши моральные комплексы и проблемы.

«ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ БЫЛО ДЛЯ СОВЕТСКИХ ЛЮДЕЙ ОКНОМ В МИР»

— Ира, сейчас и в России, и в Украине люди постоянно смотрят сериалы — от телеэкранов их просто за уши не оторвать, а я хорошо помню время, когда буквально все взрослое и детское население СССР не пропускало никаких состязаний по фигурному катанию: от турнира на приз газеты Nouvelles de Mockou до чемпионатов мира, Европы и Олимпийских игр...

— (С улыбкой). Так больше ведь ничего не показывали!

— Ой, я вам такое сейчас расскажу... В конце 70-х в Киеве было легкое землетрясение — из Румынии докатилось, так вот, когда у нас дома закачались люстры и ходуном заходил сервант, когда соседи стали выскакивать на улицу, моя бабушка не покинула кресло перед телевизором, потому что выступали вы с Зайцевым и она это не могла пропустить ни при каких обстоятельствах. Почему у нас так любили фигурное катание?
Ирина Роднина и Александр Зайцев поженились в 1977 году, а развелись в 1985-м


— Частично я уже ответила: мало что показывали. Вы вспоминаете 70-е годы, а я застала еще времена, когда телевидение только появилось. Стоял «КВН» с линзой, которую вся квартира промывала, меняла по очереди воду. Телевещание в СССР лишь в центральных городах было, и изначально трансляция велась два или три дня в неделю по четыре часа — это потом уже мы доросли до трех каналов и четвертого учебного...

Также, что очень важно, в отличие от футбола и хоккея фигурное катание — очень демократичный вид спорта. Его и мужчины смотрели, и женщины, и дети, и старики — всех, независимо от возраста и пола, оно интересовало, и даже не потому, что мы побеждали. Фигурное катание было для советских людей окном в мир: страна все-таки жила закрыто, а тут выступали иностранцы, звучала музыка, которой мы никогда не слышали (многие, кстати, ее переписывали).

— А какие красивые были на фигуристах костюмы!

— Да, да! Компенсируя недостатки черно-белого телевидения, наши комментаторы пытались описать особенности покроя и оттенки платьев, а если учесть, что дальтониками бывают только мужчины, можно представить (смеется), каких усилий им это стоило.

— Женщины от красавцев-спортсменов не могли оторвать глаз...

— Да и от спортсменок тоже — они изучали их прически, мэйк ап (хотя нет, тогда этого слова в нашем лексиконе еще не было), пытались понять, как косметикой пользоваться. Было очень много всего, сопутствующего...

— Хорошо вы сказали: это действительно было окно в мир!

— Именно потому фигурное катание и привлекало всех, а потом, это особый вид: на грани спорта и... Нет, в то время я не сказала бы, что искусства, потому что катание на льду все-таки из другой сферы, просто оно еще не было таким сложным. Люди видели детей, которые прыгали, как заведенные, и всем казалось, что этому можно научиться, а ведь когда публика чувствует свою сопричастность, она живее реагирует, воспринимает оценки.

Почему мне кажется, что сейчас, с введением новой системы судейства, мы начинаем терять зрителя? Да потому, что раньше все происходило на глазах: спортсмены и тренеры показывали свою работу, свои, так сказать, заготовки, судья выставлял за них баллы, а тем временем и зритель увиденное оценивал...

— ...и сравнивал со своим восприятием...

— Если его мнение совпадало с судейским, он думал: «Ага, я тоже кое-что понимаю», а если заметно отличалось, он либо вносил в свой подход коррективы, либо осуждал судей.

— Все, иными словами, окрашивалось эмоциями...

— Конечно, и само по себе это было прекрасно.

«ЕСЛИ УЖ ВЫШЕЛ НА СТАРТ: БОЛЬНОЙ, ХРОМОЙ, БЕЗ РУКИ, — ВЫЛОЖИТЬСЯ ДОЛЖЕН НА ВСЕ СТО»

— В 89-м году, беря интервью у Станислава Алексеевича Жука, я спросил, какое воспоминание стало самым в его жизни ярким, и он без промедления произнес: «73-й год, Братислава, чемпионат мира. На лед вышла недавно сформированная пара Роднина — Зайцев, и вдруг посреди программы музыка неожиданно оборвалась... Казалось бы, выход один — прекратить выступление и все повторить сначала, но я крикнул им что есть силы: «Не останавливайтесь!», и они сделали невозможное — откатали положенное до конца. Без музыки! На едином дыхании!»...
Тренер Станислав Жук (слева) с питомцами: Родниной и Улановым. «Он был абсолютным фанатом своего дела...»


— Даже если бы он ничего нам не крикнул, мы все равно бы не остановились, потому что у нас было заведено: если дано задание показать программу или какой-то ее отрезок, выполняй, что бы там ни случилось... Как это — остановиться? Такое было попросту невозможно, тем более у Жука. Если уж вышел на старт: больной, хромой, без руки, — неважно какой, выложиться должен на все сто...

— Выше знамя советского спорта?

— Дело не в знамени, а в том, что задание, которое получил, обязан выполнить.

— Это и есть профессионализм?

— Тогда мы такого слова еще не знали, и вообще, понятие «профессионал» стало проникать в любительский спорт уже после моего ухода... Не потому, что распался такой спортивный монстр, как СССР, а потому, что стала меняться сама система, особенно в олимпийских видах. Союз конькобежцев, который был одной из самых богатых федераций в мире, оказался и самым консервативным. Он дольше всех сопротивлялся новшествам, поэтому у нас любительский статус был совершенно четко прописан, хотя при этом были и профессиональные соревнования, и профессиональные спортсмены.

— После подавления Пражской весны Советский Союз в Чехословакии ненавидели. Как вы думаете, вам специально остановили музыку или это чисто технический был прокол?

— Кто его знает?!. Лично мне кажется, это было как-то продумано и спланировано, а с другой стороны, в тот вечер было много накладок. Когда перед нами выступала пара из Соединенных Штатов Америки, на площадку была выброшена монета (а ведь не секрет, что монеты сразу вмерзают в лед), поэтому вряд ли можно сказать, что это была подножка нам или американцам. Видимо, в стране назрел некий внутренний протест, который именно так выражался.

— Это правда, что судьи дружно поставили вам одни шестерки?

— Ну, не совсем дружно и не совсем шестерки... Вообще, это был достаточно сложный момент. Правила предусматривали, что оценивается программа, прокатанная под музыку, но не было указано, всю ее или какую-то часть следует отработать с музыкальным сопровождением. Подобный случай произошел в 60-е годы на Олимпийских играх, но там музыка не доиграла около восьми секунд, а у нас — половину выступления. Тогда еще не было оговорено, что, если рефери подает сигнал, ты обязан остановиться, и, естественно, произошла жуткая заминка... Судьи решали: что делать?

— Вы были готовы все повторить?

— Нет, только не это. Когда мы подъехали к рефери, он объявил, что у нас есть три варианта: либо показать еще раз все целиком в самом конце (а мы были предпоследними), либо ту часть программы, которую мы откатали без музыки, либо нам снизят оценки за отсутствие музыкального сопровождения. Я сразу поняла, что полностью все повторить невозможно.

— Ушли эмоции...

— ...и силы, что самое главное. Демонстрировать кусок — тоже не выход: потеряется целостность, и я без колебаний сказала: «Нет! Выставляйте оценки». Рефери принялся вновь втолковывать, что балл будет снижен, и вдруг в наш разговор вклинился Жук...

— Он, видимо, популярно, по-русски, объяснил судье, как ему дальше жить...
На льду рождались не только великие пары, но и семейные союзы ...
Александр Горшков и Людмила Пахомова, Александр Зайцев и Ирина Роднина. 1976 год


— (Улыбается). В принципе, тренер не должен в такой ситуации вмешиваться, и хотя особых прав у нас не было, я всегда чтила правила: это первое, что нужно знать, когда выходишь на старт, тем более в международных соревнованиях. Впрочем, даже не явление Жука было самым большим нарушением — вскочил, пытаясь подключиться к беседе, советский судья, после чего начал оттаскивать Жука, поскольку понимал: тот, владея только одним языком...

— ...мог и ударить?

— Нет, ну что вы, зачем о нем так грубо? Просто это мешало... Рефери говорил по-немецки, я тоже (благо училась в немецкой спецшколе) — ну чем Жук, который объяснялся по-русски, в этой ситуации мог помочь? Короче, за то, что встал наш судья, и он, и мы, и наш результат подлежали дисквалификации. Спасла публика... Сначала в зале повисла полная тишина. Первый и единственный раз в жизни я каталась на турнире, слыша скрип собственных полозьев.

— Ну и ну!..

— Такая тишина, когда находишься в огромном зале, просто даже неестественна: только наше дыхание и скрежет коньков... Длилось это, правда, всего несколько секунд: потом был разбег, мы выполнили комбинацию прыжков, и когда закончили четвертый, зал разразился шквалом аплодисментов, которые не смолкали уже до конца. На протяжении остававшихся двух минут зрители стали нашими аккомпаниаторами...

«ПО ОТНОШЕНИЮ КО МНЕ СЕКСУАЛЬНЫХ ДОМОГАТЕЛЬСТВ СО СТОРОНЫ ЖУКА НЕ БЫЛО»

— Жук говорил мне, что мороз шел по коже...

— ...и это действительно было так. Когда произошла заминка, публика, тоже все понимая, стала требовать оценку. Очевидно, и судейская бригада отступила от правил, поскольку осознала: это форс-мажор и стандартно тут поступать нельзя...

— Сколько поставили?

— Ну, шестерок не было — все судьи дали 5,9 балла. Нам все-таки снизили оценку за то, что катались без музыки...

— ...но этого для победы хватило?

— С лихвой, поэтому считаю ее коллективной, завоеванной вместе с залом, который поддерживал нас и переживал. Люди видели, что ситуация нездоровая, и были уже, можно сказать, на взводе, потому что дважды приходилось останавливать соревнования, чистить лед... Дело в том, что проблемы возникли еще у двух пар, которым музыку включили не вовремя... Это объяснимо — раньше же были пленки...

— ...бобины...

— ...но самое удивительное то, что накануне ночью все это мне приснилось. Нет, даже не приснилось, а привиделось во время аутогенной тренировки. Сосредоточиться всегда тяжело, и нас специально учили (многие спортсмены это умеют) закрыть глаза и пройти свою программу или дистанцию от начала до конца, от первого шага до последнего. Между прочим, это ужасно сложно: выполнишь тот или иной элемент и на что-то обязательно отвлечешься, так вот, когда я мысленно это проигрывала, остановилась музыка.
Ирина Роднина — Дмитрию Гордону:
«Серебра не имею...»

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО


Я видела, как вдоль борта бежит Жук, а я по ходу ему кричу (потому что мы же продолжаем кататься), с какого момента подключить музыку. Потом у меня даже мелькнула мысль: уж не сама ли накликала на себя неприятности? Не знаю, но когда все случилось, внутренне я была к этому готова. Главное, думала, чтобы Жук не двинулся с места и не начал руководить, потому что это бы точно все нарушило и разорвало какую-то незримую связь.

— За Станиславом Алексеевичем Жуком (и при жизни, и особенно после смерти) тянулся шлейф невообразимых скандальных слухов. Его называли великим тренером и большим хамом, рассказывали, что он много пил, был неравнодушен к женскому полу и требовал от воспитанниц любви. Где, Ира, тут правда, а где ложь?

— Положа руку на сердце, я бы не сказала, что он был хамом. Да, очень жесткий и грубый, может, в чем-то нецивилизованный...

— ...деспотичный?

— Даже не знаю — все-таки слово «деспот» подразумевает какое-то чисто физическое воздействие.

— Ну а ударить мог?

— Меня — нет! На маленьких замахивался, но это было уже после того, как я ушла. Я ведь, когда к нему попала, была одной из самых младших...

— ...и самых наверняка талантливых...

— Не то что талантливых — просто в ЦСКА, где я в тот момент уже занималась в группе, Жук начал готовить взрослых, а мы, молодняк, подкатывались.

— Он злоупотреблял алкоголем?

— Да!

— Мог прийти пьяным на тренировку?

— Приходил много раз, и на соревнованиях это случалось, но когда я начала у него тренироваться, он вообще не пил. В принципе, первый раз Станислав Алексеевич позволил себе у меня на глазах бокал шампанского, когда у него родилась дочка, — с этой новостью на каток примчался его друг, потому что Жук отвел супругу в роддом, а сам побежал на тренировку.

— Фанат!

— Абсолютный, и при этом предельно ответственный человек. Понимаете, фанатизм и ответственность — это чуть-чуть разные вещи: все-таки фанат может быть...

— ...и безалаберным...

— Да, ведь почему я так долго у него тренировалась и мне было с ним интересно? Просто Станислав Алексеевич очень жестко относился прежде всего к себе. Сам в прошлом спортсмен, добившийся больших результатов при весьма ограниченных способностях к фигурному катанию и себя создавший, он и в роли тренера отнюдь не рассчитывал на то, что ученик должен быть талантливым или способным...

— Лепил чемпионов?

— Полагался только на кропотливую работу, на пролитый пот. Его систему можно подвергать сомнениям (позже, когда я стала старше, у меня их было с избытком), но она дала результат...

— Его сексуальные домогательства к фигуристкам — правда?

— По отношению ко мне ничего подобного не было, а что происходило после, когда я ушла, не знаю... Одно могу сказать точно... Думаю, все тренеры: и женского, и мужского пола — своих учеников любят, но это чувство болезненное. Они обожают их, опекают и все равно выводят на большую работу, на сумасшедшие нагрузки. Представляете, как для этого питомца надо ценить, как, по большому счету, следует жить его жизнью, поэтому очень часто тренер, особенно если берет маленького человечка, а затем доводит его до вершины, смотрит на него как на свою собственность.

— И когда тот, повзрослев, вдруг в кого-то влюбляется, начинается ревность?

— Даже не в ревности дело — просто ученик вырастает, а проблема отцов и детей, как мы знаем, непреодолима. Сколько бы книг ни писали на эту тему, сколько бы телепрограмм ни снимали, она не исчезает и настигает, в конце концов, многих.

«ВИНО У НАС ДОМА НЕ ПЕРЕВОДИЛОСЬ, И УЖЕ ЛЕТ С ВОСЬМИ К «БУКЕТУ МОЛДАВИИ» Я ПРИВЫКЛА»

— Я слышал, что поклонялся «зеленому змию» не только Жук — этой слабости были подвержены и многие другие тренеры. Кому-то из них якобы вы даже прилюдно, на тренировке сделали замечание: мол, от вас так перегаром несет, что невозможно стоять рядом...

— Это как раз Жуку я сказала — еще и банку огурцов на опохмел принесла. Вы спросите, почему я так долго терпела и до поры до времени мало кто догадывался, что он пьянствовал? Во-первых, как-то нехорошо выносить сор из избы, а во-вторых, я знала его как человека, который ничего лишнего не употреблял. Напротив, если, скажем, ученикам надо было сбросить вес, он вместе с ними сидел и худел, не ел — вдохновлял, так сказать, личным примером...

Потом, когда Жук стал появляться в нетрезвом виде на люди, это покатилось, как с горы снежный ком. Увы, крайне неприглядную роль сыграло окружение — я просто знаю нескольких людей, которые совершенно сознательно его спаивали. Что делать, у российского человека это в крови: как можно не угостить, как не опрокинуть рюмку-другую за нашу победу? Ах, ты отказываешься со мной выпить? Значит, не уважаешь!

— А меры же нет...

— Главная причина — я это точно знаю! — в другом: в юности у Станислава Алексеевича была сильнейшая контузия. Помню, когда мне вручили первый орден, выходим с Жуком, также получившим правительственную награду, из Кремля (это было весной 72-го года, мы с Улановым уже не катались), и он говорит: «Ириша, пойдем, это нужно как-то отметить». Я удивилась: «Куда? Дома у меня уже стол накрыт». Ну что, поехали ко мне. Мама моя готовила потрясающе, а тут вообще расстаралась (для родителей это была колоссальная радость)... В силу того что мамина сестра вместе с супругом-военнослужащим много лет жили в Молдавии, вино у нас не переводилось. По воскресеньям мы собирались (так было заведено) на семейный обед, и уже лет с восьми я привыкла, что мне дают вино, разбавленное водой...

— «Букет Молдавии» небось?

— Угадали (смеется) — это было настолько нормально... Короче говоря, выпив по торжественному случаю (мне два бокала налили вина, а Жуку, может, три), мы поехали на тренировку. Я прыгаю там, скачу, а он просто весь по бортику растекается, и смотрю, у него портится настроение. «Станислав Алексеевич, — спрашиваю, — в чем дело?». Он нахмурился: «Теперь пойми, когда ты на льду под градусом, а когда нет». У него, кстати, сразу нарушалась координация — сказывалась контузия...

— В голову?

— Да, и поэтому выпивка была ему абсолютно противопоказана... Будучи спортсменом, соблазнам он не поддавался — не пил, не курил, а вот когда тренером стал, понемножку начал...

Я не считаю это болезнью, потому что человеку, страдающему алкоголизмом, мало чего в жизни надо... Жук алкоголиком не был: в сложных ситуациях, когда жизнь буквально загоняла его в угол и спортсмены не показывали результат, он начинал отчаянно вкалывать и все это время держался, не пил. Это как раз показатель того, что причиной его неприятностей была банальная человеческая распущенность и окружение, вдобавок у тренера, который так много работает на других, всегда есть чувство неудовлетворенности: и ученики, дескать, не понимают, и руководство шпыняет...

— ...и семья, наверное, недовольна...

— Естественно! Любой женщине тяжело, когда из 24 часов, составляющих сутки, минимум 18 муж на работе проводит, а приходя домой, говорит только о ней. Нелегкое испытание!

— Ваш уход от Жука сопровождался скандалом или прошел мягко?

— Я вообще слово «скандал» не очень воспринимаю...

— Ну хорошо, вы объявили: «Станислав Алексеевич, мы с Сашей от вас уходим»... Был крик, шум?

— О нет — ничего подобного не наблюдалось, хотя давление, естественно, было. Мало того, никто не хотел принимать решение, то есть назрела совершенно революционная ситуация, когда верхи не могут, а низы не хотят. Министр спорта (я была у него) говорил: «Ира, я целиком и полностью тебя понимаю, но дать добро не могу — вы спортсмены армейские»...

— А что же министр обороны?

— До него еще нужно было дойти. Сначала я встретилась с одним из его замов — известным военачальником Павловским, который в армии отвечал за спорт, но разговор оказался безрезультатным, и тогда я все-таки прорвалась к министру — маршалу Гречко.

С первых же минут почувствовала, что передо мной человек государственного ума, у которого за плечами сложная жизнь и огромный опыт. Он на меня испытывающе посмотрел... «Та-а-ак, — сказал, — для меня главное, чтобы ты по-прежнему выступала за ЦСКА». — «Да-да, конечно», — киваю, а он продолжает: «Это первое, и второе — чтобы был результат. Как ты его покажешь: с этим тренером или с другим, — уже твои проблемы». То есть я увидела...

— ...умение принимать решение...

— Вот именно, но при этом, предоставив мне право выбора, Гречко и ответственность за последствия переложил на меня. Оказалось, кстати, что это самое сложное, — никогда еще мне не было так тяжело. Боялась не оправдать доверие, подвести себя, партнера, нового тренера, свое спортивное общество, не завоевать золото, которое люди уже ждут... Когда на плечах такой груз, не будешь ни есть, ни пить, а только делать дело.

«КРУЖИТЬСЯ ОТ СЛАВЫ МОЕЙ ГОЛОВЕ БЫЛО НЕКОГДА — С УТРА ДО ВЕЧЕРА ПРИХОДИЛОСЬ ТРЕНИРОВАТЬСЯ»

— Много лет вы были символом СССР, лицом страны, и любого школьника тогда спроси: «Кто наши самые большие герои?» — он называл Гагарина и обязательно Роднину — обязательно! Когда вы почувствовали, что, по сути, уже не принадлежите себе, что на вас равняются, с вас берут пример?

— Конечно, я очень остро ощущала свою ответственность... Мало кто уже помнит чемпионат Европы 68-го года в шведском курортном местечке Вастарас — самый для меня первый. Вокруг все было в диковинку, я даже на самолете летела впервые, и мне безумно хотелось оттуда сверху увидеть границу Советского Союза — ту вспаханную полосу, о которой нам столько рассказывали. Поскольку год это был олимпийский, соревнования проходили в самом начале января, и вот мы попадаем в Швецию, которая только-только отметила Рождество, встретила Новый год. В каждом окошке стояли фонарики, свечи...

— Для советской девчонки, даже москвички, это был космос...

— Ну просто рождественская сказка, и на фоне всего этого после короткой программы мы занимаем вдруг третье место — среди пар, которые раньше видели только по телевизору. Меня потрясло уже то, что я вместе с ними катаюсь, а когда еще и обогнала их — это был шок. Помню, перед стартом старший тренер сказал мне: «Ира, ты представляешь, сейчас на тебя весь Советский Союз смотрит», а я... Я, признаюсь, в детстве шкодливой была и немножко попортила дома стену, так вот, не сумев исправить изъян, родители просто завесили его громадной картой СССР.

— То есть немножко вы ориентировались, что это за страна?

— Я очень любила географию, поэтому карту хорошо знала и зрительно себе все представила... Поверьте, это очень тяжелый груз! Может, виновато волнение, может, мы оказались к такому уровню не готовы, но это единственные соревнования, когда по пальцам легко пересчитать, что сделали в полную силу...

— В результате хоть выиграли?

— Увы, с третьего места спустились на пятое, поэтому на Олимпийские игры в том году не попали. Падений, каких-то срывов не было, но катались мы, как в тумане, — сумбур был во всем: в движениях, в исполнении элементов... Зато я отчетливо помнила слова старшего тренера о том, что на нас весь Союз смотрит, и карту...

С другой стороны, выступая на соревнованиях и бывая где-то с показательными выступлениями, мы ездили на предприятия (раньше это было обязательным!) и встречались с нашими тружениками. Множество раз спускались в шахты, посещали металлургические комбинаты и видели сумасшедше тяжелый и очень опасный труд. Боже мой, с каким восторгом и обожанием усталые взрослые люди относились к нам, в общем-то, малолеткам! Волей или неволей это подстегивало, подтягивало, и я уже понимала, что не могу их разочаровать...

— Голова от такой славы не закружилась?

— Когда? Кружиться ей было некогда, потому что с утра до вечера приходилось тренироваться...

— ...лед, лед, лед!..

— ...и конечно, учиться. Тогда никаких специальных классов еще не было, правда, из немецкой спецшколы пришлось уйти. Мы как раз поменяли квартиру, и, поскольку ездить через всю Москву в школу и на каток было крайне тяжело, родители приняли такое решение. Вернее, видя, как я устаю, дрогнула мама и перевела меня в обычную общеобразовательную школу. Когда папа наш заговор вскрыл, в семействе — впервые в жизни! — разразился страшный скандал. До этого я никогда не слышала, чтобы родители друг на друга повысили голос, а когда еще через полгода мне пришлось перейти в школу рабочей молодежи, я думала, что все закончится разрывом-разводом. (Пауза). Больше мне поблажек не давали...

У меня, так получилось, было несколько напряженнейших лет, и, если честно, даже не знаю, как это выдержала (потом уже, когда все вспоминала, сама удивлялась). В шесть утра мне надо было уже войти в метро, которое в это время открывало двери. От дома до станции было пять остановок на автобусе, но транспорт ходил редко и переполненный, поэтому легче было добежать, и где-то без четверти шесть я пулей вылетала на улицу. После утренней тренировки ехала в школу рабочей молодежи на три урока, буквально на немножечко успевала заскочить домой, затем отправлялась еще на три урока, а отзанимавшись, шла на вторую тренировку.

Особенно изматывающими были октябрь, ноябрь, декабрь... В эти месяцы (если, прибегая домой, успевала чуть-чуть поспать), заслышав звон будильника, я первым делом пыталась вспомнить: утро сейчас или день, потому что в пять утра и пять вечера темнота примерно одинаковая. Для меня это имело огромное значение, потому что, если было утро, предстояло решить, как распределить силы на весь день, а если наступил вечер, мне оставалась лишь одна тренировка. Естественно, почти все уроки я делала устно и только в метро — некогда было, а еще и возраст, что называется, сложный...

У меня не было проблем с весом — вернее, я с ним справлялась, но собственный внешний вид никогда не устраивал: почему-то, когда в зеркало на себя смотришь, обязательно хочется большего... Я всегда мечтала быть худой длинноногой блондинкой, но по природе не получалось. Приходилось бороться за то, чтобы приблизиться к идеалу и не поправиться, а это было непросто, поскольку, повторяю, мама готовила, как, наверное, и все украинские женщины, очень вкусно.

Родители давали мне деньги только на проезд — пять копеек на автобус, пять на метро и, соответственно, на обратную дорогу, а поскольку бесплатно в метро не проскочишь, единственное, на чем можно было сэкономить, — это автобус. Правда, в таком случае рано утром или поздно вечером приходилось бежать, но в то время 10 копеек были суммой... Ну, пирожки с маслом и повидлом я не очень любила, но за два дня можно было скопить на мороженое.

Такие моменты приходилось учитывать, а зазнаваться было некогда. Уставала дико, но не дай Бог сказать директору школы, что уезжаю на соревнования, или попросить: «Отпустите меня пораньше!» — это никак не приветствовалось. На тренировке у Жука тем более не посачкуешь — он совершенно не воспринимал словосочетание «не могу» (о «не хочу» или «не получится» вообще не шло речи!). Если я говорила: «Не могу этого выполнить» — ответ был один: «Обязана сначала попробовать, а уж потом я решу, можешь ты или нет».


«ВРУЧИВ БРЕЖНЕВУ ЦВЕТЫ, ДЕВОЧКА НЕУВЕРЕННО НАЧАЛА: «ДОРОГОЙ ЛЕОНИД...», И ОН ПОДСКАЗАЛ: «...ИЛЬИЧ»

— В те годы радио, телевидение и газеты твердили, как заклинание: «Политбюро ЦК КПСС и лично Леонид Ильич Брежнев»... Лично Леонид Ильич Брежнев с вами общался, вы разговаривали?

— Неоднократно...

— О чем, если не секрет?

— Если честно, особенно ни о чем.

— Не тряслись, стоя перед ним — всесильным Генеральным секретарем ЦК КПСС?

— Да нет — однажды его даже стало жалко. Мы тогда готовились в Казахстане: одна тренировка проходила на высокогорном катке «Медео», а вторая — в Алма-Ате, и в это время Брежнев прибыл туда с визитом. Во-первых, накануне алмаатинцы остановили сель — я сама видела плотину, которую ударно нарастили, по-моему, метров на 10 (она вся сочилась, но держалась — если бы обрушилась, половина города бы погибла), а во-вторых, республика собрала сумасшедший урожай зерна.

Естественно, хозяева решили продемонстрировать Брежневу главные местные достопримечательности, в том числе спортивный комплекс в урочище Медео. Там умудрились заморозить лед на вираже беговой дорожки, и мы должны были Леониду Ильичу на этом пятачке что-то показывать.

Сначала нас, правда, изрядно помурыжили... Уже в девять утра велели надеть ботинки и ждать Генерального секретаря, хотя любому трезвомыслящему человеку было ясно: Брежнев, который прилетел из Москвы (а там четыре часа разницы с Алма-Атой), в это время будет еще спать. Вообще, такие вещи никогда спозаранку не начинают, но мы уже с девяти катались...

— Вы же советские спортсмены!

— Какие бы ни были, все равно и кушать хотелось, и, извините, в туалет, а на коньках, понимаете ли, неудобно. Короче говоря, час прошел, два, три...

— ...а Брежнева все нет...

— Во-первых, нет, а во-вторых, за каждым углом куча охранников. Организаторы обо всем, кажется, позаботились, но о том, чтобы предложить нам поесть или попить воды, никто даже не побеспокоился. Естественно, Брежнев приехал лишь в третьем часу, а где-то с полудня, когда в горах начинается самая жара, лед на Медео тает — каток-то открытый. Сцена разыгралась удивительная... Вот стоит нормальный человек — Леонид Ильич, и все: министр спорта Казахстана, куча каких-то чиновников — в один голос рассказывают ему об уникальности катка под открытым небом (там, действительно, вода необыкновенная, лед фантастический), с восторгом расписывают его особенности: мол, на такой высоте над уровнем моря мировые рекорды бьем... Между тем Брежнев же не слепой и видит: никакого льда нет, вдоль труб, проложенных для замораживания, журчит вода, все тает...

Потом — ему всех представили! — с недоверием спросил у нашего тренера: правда ли это? Жук, глядя ему в глаза, подтвердил: «Лед замечательный». Леонид Ильич повторил вопрос нам с Зайцевым... Ну, я промолчала, а Саше пришлось вроде головой покивать. В общем, все дружно пожилого человека обманывали.

— Как он к вам обратился: Ира?

— Ирочка! Было, с одной стороны, неловко, а с другой — так смешно: никогда этого не забуду. Все-таки тогда, в 74-м году, любили в глаза пыль пустить — да вы и сами эти наши советские дела помните. По замыслу организаторов надо было найти девочку-казашку, которая бы умела не только стоять на коньках, но и говорить по-русски.

— Чтобы хлебом-солью высокого гостя встретить?

— Нет, требовалось просто вручить цветы. Почетную миссию возложили на семилетнюю малышку — ей нужно было выучить всего лишь одно предложение: «Дорогой Леонид Ильич, спасибо вам за вашу отеческую заботу». (Видите, как я запомнила!). Эту мизансцену репетировали все... Девочка говорила: «Дорогой Леонид Лукич...», «Дорогой Леонид Фомич...», «Дорогой Леонид Кузьмич...», в общем, что угодно, только не Ильич, и сколько ни бились, все равно она путала или забывала отчество напрочь, от чего начальники падали в обморок. Дальше было не лучше. «Спасибо вам за вашу... — она еще произносила, но на слове «отеческую» повисала пауза, потом следовал вздох (это слово я все равно не воспроизведу), — заботу о нас, спортсменах».

В конце концов, решили, что мы с Зайцевым будем стоять у нее за спиной и в случае чего подстрахуем. Вручив Брежневу букет, девочка неуверенно начала: «Дорогой Леонид...», а он, видно, как человек, у которого уже растут свои внуки, подсказал: «...Ильич». — «Спасибо вам за вашу, — продолжает она, пауза, — заботу о нас, спортсменах». Коварное слово «отеческую» она так и не выговорила.

Брежнева усадили за столик: перед ним фрукты, боржоми, над головой зонтик. Дети стали кататься, мы с Зайцевым танцуем «Калинку», а льда уже нет — под ногами вода...

«МНЕ ВООБЩЕ ГРЕХ ЖАЛОВАТЬСЯ — Я БЫЛА НАРОДНОЙ ЛЮБИМИЦЕЙ»

— Это ж такую можно было получить травму, что карьере вообще бы пришел конец...

— Ну, во-первых, никто нашего согласия не спрашивал, а во-вторых, мы что, совсем уже? Естественно, делали то, что худо-бедно позволяли условия, а когда откатали, Брежнев попросил: «Еще что-нибудь покажите». Было видно, как утомил его перелет из Москвы, как не хочется ему подниматься, куда-то ехать, что-то смотреть... Он так устал от своих государственных дел!

— Живой человек!

— К тому же немолодой... Ой, вспомнила... Когда в «Калинке» звучали слова: «Спать положите вы меня...», я принимала такую позу, что едва не касалась головой льда. Естественно, телевидение все снимало, работали камеры, а я снизу вижу, что под столом, на котором фрукты и минералка, Леониду Ильичу наливают коньяк. Мне кажется, он был куда человечнее, чем все его окружение, и, надо отдать ему должное, таким и остался...

— Чувствовалось, что он к вам хорошо относится?

— Да, да... Мне вообще грех жаловаться — я была народной любимицей.

— Не говорите «была» — нехорошее слово!

— Сейчас, 30 с лишним лет спустя, смотрю на все по-другому, но в то время... Щеки румяные, глаза блестят! Я обожала кататься, делала то, что нравилось, и не очень-то задумывалась о проблемах страны, общества. Все это, очевидно, приходит с возрастом.

— Вы ощущали, что Советский Союз в мире не любят?

— Ой, не то слово. Сегодня вот иногда говорят, что к России с предубеждением, плохо относятся... Господь с вами! — хочется сказать: это несравнимо с тем, что в свое время испытывали мы...

Кстати, даже такого названия — Советский Союз — никто толком не знал. Помню, когда первый раз, в 69-м, мы чемпионами мира стали, встречались в Колорадо-Спрингс с американскими студентами, изучавшими русский язык, и даже им, как мы убедились, объяснять, что такое СССР, было без толку — они знали только Россию. Пришлось и нам называть так свою страну задолго до того, как она вернула себе историческое имя...

— В душе тем не менее вы понимали, за что СССР так не празднуют?

— Честно говоря, не очень.

— Даже после того, как побывали в Швеции?

— Как вам сказать... Мы же ни с кем особенно не общались — смотрели на чужую жизнь из окон автобуса, когда куда-то передвигались. В том же, 69-м, выиграв чемпионат Европы, мы прилетели домой буквально на три дня — нужно было поменять паспорта, сделать прививку (если не ошибаюсь, от оспы, потому что в США без нее не пускали) — и сразу махнули в Штаты на чемпионат мира.

Затем целый месяц — показательные выступления по американскому континенту, еще пару недель — турне по Европе, и вот, наконец, мы в Москве... Естественно, в первый же вечер я родителям все рассказываю, подарки им достаю. Мы стоsлько успели поменять стран и городов, за два месяца научились понимать практически любого, на каком языке он бы ни говорил, но я очень хорошо помню лицо папы, когда в красках описывала увиденное, — он у меня был все-таки военный политработник, ревностный, можно сказать, служака. «Это американская пропаганда», — вымолвил он. Я удивилась: «Как — я же по-английски ни слова не знаю и делюсь только тем, что сама видела и пережила». Не исключаю, что многое оценивала по-своему, но все равно для него это была пропаганда. Мама тихо произнесла: «Ира, ты нам тут кое-что рассказала...

— ...теперь забудь!..

— ...и больше никому об этом не надо».


(Окончание в следующем номере)

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 20 мар 2009, 13:26 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.bulvar.com.ua/arch/2009/11/49c0e29ee67b0/

Лед и пламень
Ирина РОДНИНА: «Я хорошо знала, как физически падают, но в моральный нокдаун меня послали впервые. Умерла мама, был при смерти папа, на руках двое детей, по настоянию бывшего мужа полиция контролирует каждый мой шаг... Были минуты, когда хотелось сесть в машину и на полной скорости — с обрыва»



Фото Александра ЛАЗАРЕНКО
Часть II

Дмитрий ГОРДОН
«Бульвар Гордона»



(Продолжение. Начало в № 10)



«Белоусова и Протопопов остались за рубежом потому, что посчастливилось получить от одной дамы наследство»

— Когда ваши предшественники Людмила Белоусова и Олег Протопопов сбежали за рубеж, вы осуждали их?

— Ну, они не сбежали — уехали... Даже не знаю, что вам ответить...

— Это был шок для советской системы, правда? Двукратные олимпийские чемпионы, четырехкратные чемпионы мира...

— Дело в том, что в других видах спорта такое время от времени происходило, но в фигурном катании не было никогда. Просто Олегу в тот момент очень многое не только в нашей стране не нравилось, но и в его жизни. Мне, наверное, сложно понять, какие он чувства испытывал, потому что я никогда не проигрывала, а для многих спортсменов, которые проиграли, это была незаживающая рана.

Я видела знаменитого штангиста Юрия Власова, когда он пытался вернуть себе чемпионский титул, — мы ходили тогда в зал штанги, работали с тяжестями, и его тренер Богдасаров нам помогал. Помню, еще спросила Сурена Петросовича: «Как вы думаете, Власов вернется?» — и услышала: «Нет!». — «Почему?» — удивилась я (мне было, наверное, лет 16-17). «Понимаешь, — сказал он, — спортсмены есть разные. Одни постепенно идут к результату, точно так же, как в жизни, балансируют то выше, то ниже — сегодня на одну-две ступеньки могут упасть, а завтра подняться и к этому, в общем, готовы. Другие стремительно врываются на пьедестал, но если вдруг падают, обратно, как правило, не возвращаются».

Это мне крепко запомнилось, и знаете, когда спустя много лет Власов уже стал народным депутатом СССР, участником Межрегиональной группы, все равно было заметно (во всяком случае, мне), что это в нем не зажило. Так же болезненно реагировали на поражение и другие спортсмены. Лично я на соревнованиях никогда не испытывала страха, но дико боялась до этого: едва начинался новый сезон, теряла покой. Чтобы не прийти с этим ужасом на очередной чемпионат, работала как ненормальная, делала все и даже больше.

— Наверняка до вас доходили слухи, что в новой жизни Белоусова и Протопопов неплохо устроились — выступают в крупнейших ледовых шоу и зарабатывают совершенно другие деньги. Не было мысли остаться по их примеру за рубежом?
С Улановым Роднина каталась недолго. Перед тем как их пара окончательно распалась, поговаривали, будто Алексей специально уронил Ирину, чтобы уйти от нее к фигуристке Людмиле Смирновой, на которой впоследствии и женился


— (Твердо). Никогда — я же знала, как остались они... Должна сказать, что буквально через три дня после этого мы выступали в Вене, и нас, конечно, предупреждали...

— ...чтобы не общались с прессой?

— Это раз, и что журналисты будут наседать, потому как тема горячая, — два. Самое удивительное, что вопросов по Белоусовой и Протопопову практически не было, и я поняла, что на Западе это не сверхсенсационное событие. Начнем с того, что уехали спортсмены, которые уже сошли с арены, люди в возрасте, вдобавок, насколько известно мне, гонорары у них, по большому счету, были копеечные. Да-да, хотя они и двукратные олимпийские чемпионы, но катались за мизерные деньги, а остались, потому что им посчастливилось получить от одной дамы наследство...

— А, так вот оно в чем дело!

— Белоусова и Протопопов всячески это скрывают, а я их секрет совершенно случайно узнала, и, когда где-то сказала о нем, они на меня дико обиделись.

— Наследство хоть большое?

— Думаю, не очень. Оно им досталось на предъявителя — есть такая форма, но все-таки первопричина их поступка — в психологии людей, всю жизнь посвятивших фигурному катанию и проигравших...

Поверьте, я не пытаюсь их осуждать... По молодости вообще относилась к каким-то моментам спокойно: ну проиграла — и проиграла... Азарт появился потом, и хотя работала профессионально, к вершине меня подводили долго — это не случилось в один день...

Постепенно желание победить стало моей мечтой, идеей фикс, ради которой я могла расстаться со всем. Просто Жук очень четко мне объяснил, что срок, который отмерен в спорте, короткий, и остальные радости в жизни можно получить позже — все, кроме этой... Кому-то на достижение высочайших результатов отведено три-четыре года, счастливчикам — целых шесть... У меня этот период оказался несколько больше.

— 12 лет!

— Тем не менее это все равно немного, хотя на подобный успех мало кто может рассчитывать. Сейчас, когда спорт стал более профессиональным, фигуристы взыскательнее относятся не к тому, что показывают, а к тому, сколько их карьера продлится... Ничего не попишешь — это уже стало бизнесом...

— ...и каким бизнесом!

— Естественно, теперь на лишние травмы во имя идеи, из моральных, так сказать, побуждений мало кто из ребят идет.

— По такому льду, как в Медео, кататься уже не заставишь — правда?

— Наверное, нет, хотя тогда было как раз очень смешно и интересно... Вместе с тем любой спортсмен — человек увлекающийся и иногда может всех так удивить...


«Я не из тех, кто ломаются и соглашаются кушать дерьмо, — у меня другие вкусовые предпочтения»

— Выиграв третью Олимпиаду, в зените славы вы перешли на тренерскую работу. Почему новые сотрудники встретили вас, мягко говоря, недружелюбно и первым делом предложили поесть дерьмо, которым, по их словам, сами сыты по горло?

— Тренером, должна заметить, я стала не сразу — до этого год, вернее, 11 месяцев, проработала в ЦК комсомола... У меня изначально, не знаю даже почему, было желание покинуть мир спорта, выйти за этот меловой круг... В команде я мало с кем общалась и дружила, и если бы не тренер (сперва Жук, потом в меньшей степени Татьяна Анатольевна Тарасова) и два моих партнера, была бы очень одиноким человеком.

Все тот же Жук меня научил, что только дурак может дважды наступить на одни и те же грабли, а знаете, чем отличается от других высококлассный спортсмен, да любой, кто успешно занимается бизнесом, политикой, чем угодно и хочет чего-то добиться? Тем, что хотя от ошибок не гарантирован, извлекает из них урок и второй раз уже не промахнется. Мне приходилось от многого отгораживаться, потому что существуют такие моменты...

Одного никак не пойму... Если ревнивца могут иногда оправдать, потому что человеку это чувство неподвластно и им неконтролируемо, то, значит, и к завистнику нужно относиться со снисхождением? Зависть, однако, это абсолютно того же поля ягодка, что и ревность, только вот круг ее куда шире.


Остановись, мгновенье! Александр Зайцев (слева), Ирина Роднина и их тренер Станислав Жук
— Ваши коллеги так и выразились: поешь, мол, теперь дерьма?

— Сказано было примерно так: «Ну что, позвездила? Теперь давай, как мы»...

— Стало обидно?

— Конечно же, нет. Во-первых, я не из тех слабаков, которые ломаются и соглашаются кушать дерьмо, — у меня другие вкусовые предпочтения, а во-вторых, люди, которые мне это сказали, даже не знали, что такое звездить, — они никогда на таком уровне не работали, не летали.

Чем вообще спорт прекрасен? Когда ты стоишь на пьедестале почета (он может быть олимпийским, областным, городским — разным, и не только, собственно говоря, в спорте), у тебя возникает ощущение полета, вырастают крылья... Это чувство не передать словами: однажды его испытав, ты или загораешься и становишься еще упорнее и целеустремленнее, или успокаиваешься — мол, один раз у меня это уже было. Большинство, я точно знаю, не успокаивается, но тому, кто этого не пережил, летавшего понять не дано.

— С вашего позволения, коснусь деликатной темы: правда ли, что партнеры на льду почти всегда становятся любовниками?

— Далеко не всегда, хотя многие пары через это прошли или пытались попробовать. Это естественное желание...

— ...когда то и дело друг друга касаешься?

— Нет, вот как раз когда касаешься... (Улыбается). Дело в том, что для спортсмена, во всяком случае, в фигурном катании, тело — инструмент, и за что меня трогают: за колено, бедро, плечо или спину, — совершенно не важно...

— Важно, как трогают?

— Нет (смеется), главное, чтобы элемент получился и был для меня безопасен.

— Допустим, но каково партнеру?

— Не знаю (смеется) — вот здесь ничего сказать не могу.

— То есть сближение все-таки происходило?

— Все это очень, поверьте, индивидуально, хотя многие действительно поддавались каким-то романтическим порывам и искушению физической близости. Сделав этот шаг, одни пары убеждались, что работа и личная жизнь — вещи несовместимые, но, уже попробовав, перешагнув через это, можно тренироваться дальше. Другие создавали семью или начинали более длительные отношения, третьи распадались — единого, повторяю, рецепта здесь нет.

— В Алексея Уланова — первого своего партнера — вы были влюблены?

— Нет, никогда. Лешка — он очень странный: мы несколько раз с ним сходились и расходились... Когда разбежались впервые, он объяснял: «Понимаешь, я хотел не просто кататься в паре, но и создать семью», а мне было тогда лет 18 — какая семья? Он и сам еще чувств этих не испытал, не понял...

— Может, Уланов был в вас влюблен?

— Тоже нет, потому что умом, думаю, понимал: это не то все... Не исключаю, ему хотелось изменить жизнь, потому что в его родной семье в тот момент было плохо. Лешка же поначалу катался с сестрой, но расстался с ней, чтобы стать партнером другой девочки, а ведь не так-то просто было на такой поступок решиться... Дома это восприняли как трагедию: его мама прибегала на лед, устраивала истерики, а отец тихонько, чтобы дочь и жена не знали, сына поддерживал.


«Я дважды была замужем, но ни разу — за мужем»

— Была, помню, пара Смирнова — Сурайкин: вечно вторые после вас и Уланова. Потом Людмила Смирнова стала женой Уланова...

— Ну и память у вас!

— Правда ли, что однажды Алексей специально вас уронил, чтобы дальше кататься с ней?

— Нет, что вы — исключено... (Пауза). Вообще, когда Жук впервые эту версию высказал, мне было странно от него такое услышать. Любой профессионал, особенно тренер (я в этом потом на собственном опыте убедилась) знает, что подозрения сеять нельзя. Ну как это — не доверять партнеру, когда катаешься в паре? Никто от ошибок не застрахован: и лед не гладкий, и человек может быть уставшим или что-то у него не сложилось, но никогда партнеры друг другу такое не сделают специально или назло, да так и не сыграешь.

— Чувство к Александру Зайцеву с вашей стороны было или вы вышли за него замуж, потому что пришло время выбрать мужчину для жизни?

— Ну, зачем же так грубо и примитивно: выбрать мужчину?.. К Саше было огромное чувство доверия и уважения, и мне показалось, что с ним я буду более защищенной.

— Тем не менее такого, чтобы ах, любовь до головокружения, не было?

— Нет. Может, я еще была к такому «Ах!» не готова...
1971 год, чемпионат мира в Лионе. I место — Ирина Роднина и Александр Зайцев, II место — Людмила Смирнова и Андрей Сурайкин и III место — Алисия Старбук и Кеннет Шелли


— Зайцев, говорят, сильно пил...

— Сашка? Нет, все это очень раздуто и преувеличено — у нас ведь, как вы знаете, пила вся страна. Я, например, ушла из ЦК комсомола потому, что поняла: там надо или играть в эти игры, или спиваться...

— Ну, это святое!..

— То же происходило в ЦК партии, в профсоюзах — как в городских, так и в районных... Точно сказал Путин: «Мы у другого соринку в глазу замечаем, а у себя не видим бревна». То, что другие делают, нас возмущает, а себе все прощаем, хотя примерно то же, если не хуже, сами творим. Не скрою, был у Саши период, когда ему стало скучно.

— Хорошо как сказали: скучно!..

— Ну да, мы же начинаем пить, когда нет дела, которое тебя греет, нет дорогого мужчины или женщины, еще чего-то или кого-то... Это, вообще, трагедия очень многих, но я всегда была и буду на стороне спортсменов, потому что сама это пережила, через это прошла...

Знаете, сильнее допинга, чем спорт, особенно если добился больших результатов, вообще ничего в жизни нет. Сами судите: каждая тренировка, соревнования — это борьба и победа в первую очередь над собой, это смена эмоций, которые ты, как правило, не должен показывать и обязан еще, как тигра, засовывать в клетку. Если же ты вдобавок еще и очень успешный, найти второе такое дело — по накалу, по отдаче, когда можешь и личную жизнь, и учебу забросить и жить только им! — практически невозможно.

— Однажды у Александра Зайцева спросили: «Когда вы почувствовали себя третьим лишним?», и он грустно ответил: «Едва завершили кататься, Ира пришла и сказала: «Я влюбилась». Все так и было?

— К этому моменту мы покинули уже лед давно. Он образно так выразился: несколько лет собрал сразу в одну кастрюлю. Мне, если честно, казалось, что Саша мне станет опорой, ведь мы с ним через такое прошли... Он для меня был очень надежным партнером в спорте, но я не могу сказать, что так было и в жизни: абсолютное понимание на льду в семье таковым не стало...

Очень часто обо мне говорят: лидер, но лидер не тот, кто командует, а тот, кто за собой тянет. Получилось, что на льду я была таким, знаете...

— ...локомотивом...

— ...тягачом, толкачом — всем вместе, и с этим же столкнулась дома...

— Устали?

— Дело не в том даже, что устала, — любая женщина, особенно, как мне кажется, живущая в нашей стране и воспитанная на нашей литературе, мечтает о принце или, по крайней мере, о человеке, которым будет любима. Я же всегда говорю, что дважды была замужем, но ни разу — за мужем: такое вот несоответствие реальности и желаний.

— Каким же, простите, должен быть муж, чтобы вы, лидер, держались в его тени? Это, по-моему, невозможно...

— Глупости — я очень ласковая, нежная, послушная и хочу, чтобы мужчина был прежде всего самим собой. Ни под кого не надо подстраиваться! Чем вот спорт в паре прекрасен? Тем, что можно особенности партнеров соединить. Неправильно одного под другого ломать, пытаться лепить заново...

Мне казалось, что Зайцев это поймет, тем более если у нас нет безумной влюбленности, хотя он-то влюблен был достаточно — это я таких чувств не испытывала (может, потому что еще не совсем оттаяла, вся была в спорте). Вместе с тем я была уверена, что это мужчина, на которого могу рассчитывать... Нет, мне не надо было за него прятаться, но я знала, что спина у меня прикрыта, а когда стала получать не только плевки в лицо, но и стрелы, наступил момент, что (пауза)... В общем, возник вопрос: а надо ли?.. Если он не умеет и не хочет этого делать, если ему так комфортно... Потом, когда начались случаи чисто человеческого предательства, руки у меня уже были развязаны, появилось чувство свободы...

— ???

— Какую свободу имею в виду? Я понимала, что моральных обязательств у меня уже нет, и была, очевидно, готова к любви: ушли спорт, ответственность, запредельные нагрузки...

— ...комсомол, слава Богу, ушел...

— Как бы не так: мне повезло, что там поработала. Благодаря комсомолу у меня получился очень хороший, плавный переход от большого спорта к нормальной жизни — я оказалась в окружении достаточно энергичных и очень амбициозных мужчин: была в отделе единственной женщиной.

— Но какой!

— Это (смеется) другой вопрос. По линии ЦК ВЛКСМ я много ездила и впервые увидела громадную страну, которую раньше знала только по каткам и гостиницам — совершенно не такую, какой себе ее представляла. Меня часто спрашивают: неужели вы раньше ничего не замечали? Да, очень многое из того, что творилось в Союзе, проходило мимо. Когда я вкалывала по восемь часов в день, хотелось лишь одного: между тренировками отоспаться, а ведь еще надо было померить костюмы, найти музыку — ну массу всего сделать, и телевизор мы даже не включали.

Когда все это закончилось, я, бывая в командировках, могла сравнить то, что есть у нас, с тем, что видела в других странах, и вы даже не представляете, как стало обидно за наших людей. Чувствовала себя оскорбленной, даже когда пробивала квартиру родителям.

Оба они фронтовики (мама прошла финскую, всю Отечественную!) и заканчивали войну в Китае, но мне приходилось выбивать им жилье — такие вещи в голове не укладывались. Повторяю, я благодарна комсомолу за то, что очень много за эти 11 месяцев узнала, вот только страной, которую увидела, я бы никогда не гордилась.


«В парном катании я всегда любила поддержки и утверждаю, что это архитектурный вид спорта». После Уланова уже до конца своей спортивной карьеры Роднина каталась с Александром Зайцевым
— Человек, ради которого вы бросили Зайцева, был принцем?

— Знаете... (Пауза). Я Сашу не бросила...

— Оставили?

— И даже не оставила. Дело в том, что к этому моменту мы с ним... вместе уже не жили...

— Отношения исчерпались?

— Мы продолжали существовать в одной квартире, но семьи уже не было.

— Новый возлюбленный оправдал ваши надежды?

— На очень короткий период, тем не менее я очень ему признательна, во-первых, за то, что сама испытала прекрасные чувства и получила их в ответ, а во-вторых, за то, что у меня замечательная дочка. За детей я обоим своим мужьям благодарна.

— Дочь Алена родилась в США?

— Нет, здесь, в России.

— Как символ большой любви?

— Абсолютно.


«Если другим женщинам нужна, чтобы выплакаться, подушка, то мне — руль»

— Теперь, если позволите, цитата из вашего интервью. «У мужа появилась подруга, и когда всеми законными способами он пытался отобрать дочь, были минуты, когда хотелось сесть в машину и на полной скорости — с обрыва». Неужели это правда?

— (Грустно). В общем-то, да. Как ни странно, машина для меня очень многое значит — это мой мир, где и плакать могу, и ругаться, и с собой разговаривать, и на всех кричать. Если другим женщинам, как говорят, чтобы выплакаться, нужна подушка, то мне — руль. У меня было много разных авто: сколько я в них пережила, столько они со мной пережили — и бились, и ломались... Техника, очевидно, дает сбой, когда трещат по швам человеческие отношения, и если моя машина начинала барахлить, значит...

— Вы что же — на полном серьезе хотели... с обрыва?

— (Пауза). Там, где мы жили, была гора, и хотя сейчас я смеюсь, в тех местах у водителей екало сердце, потому что наверх вела абсолютно «Военно-грузинская дорога». Когда же в южной Калифорнии выпадал снег, это была настоящая катастрофа — я столько всего насмотрелась!.. В принципе-то, достаточно один раз чуть-чуть не повернуть руль...

— Неужели вы, сильная, столько всего испытавшая женщина...

— (Перебивает). Нет, это малодушие, конечно, хотя всяко бывало... Знаете, в чем, наверное, моя сила? Я говорю вслух о трудностях, которые пережила, которые уже не причиняют боль, правда, то, что еще не зарубцевалось, никогда никому не открою. Думаю, моменты слабости есть у любого, и стесняться их не надо. Вот говорят, что мужчины не плачут... Еще как плачут, и я уважаю тех, кто может пролить не пьяные слезы.

— По слухам, когда в Америке у вас совершенно разладилась личная жизнь, вы начали тихо в одиночку спиваться...

— Ой, да глупости какие — спиваться! Я говорила вам, что по воскресеньям у нас обязательно были семейные обеды, и бокал вина даже в спорте мне не вредил. Нет, ну сами представьте: дети спят, я одна, у родителей, оставшихся здесь, в Москве, катастрофа. Чокалась со своим отражением в зеркале...

— Это было одиночество?
Ирина Роднина и Александр Зайцев: «Обручальное кольцо — не простое украшенье...»


— Я бы так не сказала: с детьми, да если еще есть работа, женщина никогда не одинока. Это, скорее, была замкнутость, потому что, во-первых, оказавшись во враждебном пространстве, уехать я не могла, а во-вторых...

— ...в родной стране творилось тогда черт-те что...

— Это как раз меня не пугало — напротив, даже больше интересовало в ситуации, когда привязали помимо твоей воли... Конечно, рвалась домой, но отец Алены добился, чтобы суд запретил ей покидать США до 18 лет, а куда же я без нее? В какой-то период Америка казалась мне злобной кошкой, хотя, прожив там много лет, я многое в этой стране люблю. Знаете, кстати, за что я очень ей благодарна? За то, что снова там состоялась — как тренер, как человек. Приехав туда, не зная английского, я быстро во всем разобралась и отказалась от контракта, потому что поняла: мне это невыгодно. Я научилась зарабатывать, распоряжаться деньгами, быть независимой...

— ...плюс ваша пара — фигуристы из Чехии Радка Коваржикова и Рене Новотны — стала чемпионами мира!

— Чисто профессионально мне это далось еще тяжелее, чем собственные победы в спорте, причем начинать пришлось, когда все вокруг рушилось (на коленях я не стояла: этого не было никогда! — но была, так скажем, в падении). Я хорошо знаю, как физически падают: встала, потерла ушибленное место или тебя вынесли со льда и заморозили, но в моральный нокдаун меня послали впервые в жизни, и подниматься предстояло самой.

Умерла мама, был при смерти папа, на руках двое детей, которых по американским законам до 13 лет нельзя оставлять дома одних. Нужно было много работать, чтобы их кормить, одевать, платить за жилье, а по настоянию бывшего мужа полиция следила за ситуацией в доме.

Тогда вот и возникло ощущение абсолютно голой спины, которого у меня практически никогда не было. Кто-то еще на тебя облокачивается, а падать уже некуда: вот из такого состояния выйти — это, скажу честно, больше, чем выиграть золото Олимпиады.

— За эти годы вы сформировали для себя образ идеального мужчины?

— Во-первых, он должен быть состоявшимся, самостоятельным человеком, а во-вторых, для меня важно, чтобы уважали мое прошлое... Меня коробит, когда говорят: «Я хорошо к тебе отношусь не потому, что ты олимпийская чемпионка»... Извините, но я — олимпийская чемпионка...

— ... притом неоднократная!..

— ...отдавшая спорту много здоровья и сил — так как же не принимать это во внимание? Некоторые уверяют: «Мы воспринимаем тебя как человека, а не твои заслуги», но эти заслуги от моих человеческих качеств неотделимы! Я не считаю такие слова похвалой или проявлением особого пиетета и жду, что к моему прошлому будут относиться с уважением, даже если оно сделало в чем-то неудобным мой характер или затруднило мою жизнь.

Не собираюсь оценивать мужчину в зависимости от того, есть у него банковские счета или нет, — хочу просто уважать его деятельность и достижения, даже если он не достиг каких-то безумных высот. В мужчине меня совершенно не прельщает известность и популярность — в том, чтобы все время быть на виду, есть, наверное, какая-то прелесть, но больше все-таки сложностей. Обращаю внимание прежде всего на его «я», его целостность, жизнелюбие и оптимизм, потому что, когда у человека и чувство юмора есть, и потребность путешествовать, и красивое тело, которое он сам формирует, — словом, все вкусности жизни, это обязательно проявляется в любви...


«Я хоть и мягкая, добрая, но если ко мне относились несправедливо, могла и подраться»

— Простите за, может, бестактный вопрос: у вас сейчас есть любимый?

— Я что же (смеется), похожа на одинокую женщину?

— Нисколько, но хочу еще вот что спросить: с Улановым и Зайцевым вы общаетесь, знаете, что с ними, чем они занимаются?

— Леша в Америке, но периодически сюда приезжает, и мы созваниваемся. К сожалению, и у него семья не сложилась — видимо, построить прочный брак только на фигурном катании тяжело. У Лешки очень хороший старший сын — я видела его и Люду несколько раз в Питере, а Саша работал в Штатах, но сейчас живет в основном в Москве — он у нас «многократный» пенсионер.


Александр Зайцев-младший родился, когда Роднина и Зайцев закончили выступать и начался новый этап в их жизни. «К Саше было огромное чувство доверия и уважения. Мне показалось, что с ним я буду более защищенной, но абсолютное понимание на льду в семье таковым не стало»
— Когда встречаетесь с одним и другим, сердце не екает?

— Честно говоря, не с чего екать — чувств давно нет, но взаимное уважение друг к другу осталось. Такие позади годы, и прожиты они по-разному: мы и падали, и ноги сбивали, и ошибок наделали — ой! Мне кажется, мы тепло, по-доброму друг к другу относимся, потому что признаем промашки, уколы, которые некогда себе позволяли, — а как без этого?

Я хоть и мягкая, добрая, но с малых лет жутко обижалась, если ко мне относились несправедливо, — могла и подраться запросто, а так как словами не всегда можно человека достать (у него или спина есть, чтобы спрятаться, или бегемотова кожа), у меня не раз возникало детское желание сделать обидчику больно физически. Наверное, при моем росте и комплекции это смешно, но иногда по-прежнему очень хочется... Теперь между нами этого нет — не потому, что простили, а потому, что прошло время... О чем-то уже вспоминаем со смехом, с юмором, у каждого сейчас другие проблемы, переживания из-за детей.

— Вы сказали: ноги сбивали, — и я, глядя на ваши красивые туфли, вспомнил, как пресса писала, что, надевая новые ботинки, вы натирали кровавые мозоли...

— Ой, это была трагедия, не напоминайте — в плане обуви я ненормальная. Ботинки приходилось менять раз в два года, и пока я их обкатывала, все знали: близко ко мне лучше не подходить — характер резко портился. Минимум неделю меня старались не трогать...

— Травм у вас было много?

— Хватало с лихвой, случались и тяжелые. Хотя повезло — обошлось без таких, которые выбили бы из сезона или остановили бы движение вперед. Был вот одиночник Вова Ковалев, и когда он первый раз выиграл чемпионат мира, мы оказались на встрече с болельщиками. Кто-то задал вопрос: «Ну как — тяжело вам приходится?» — и давай Вова рассказывать, как ему и это непросто, и то, и се... Слушая его, я все время ловила себя на мысли: «А что, разве мне легко? И здесь пришлось зубы сцепить, и там»... Потом одернула себя: «Вроде тяжко, но не настолько, чтобы всем жаловаться». Хотелось спросить Ковалева: «Зачем плакаться? Ты же пережил это, преодолел».

— Все-таки он одиночник, а вы могли поделиться переживаниями с партнером...

— Причина опять-таки в другом.

— В характере?

— Не совсем, а чтобы было понятно, расскажу вам один случай. Как раз у меня начались романтические отношения со вторым будущим супругом, но нас просто загнали в клетку: у меня неприятности на работе, у него... Все мое окружение не воспринимало меня в этом новом, как они считали, романе, хотя мне казалось, что это уже нечто большее. Вдобавок и дома конфликт, и Саша маленький — в общем, катастрофа... Мы с Леней снимали квартиру, и вот выходим однажды в московский замызганный двор, сзади нас хлопает дверь подъезда, и стая ворон с жутким криком поднимается над мусорным ящиком. Над головой серое небо, куда ни ткнись, проблемы, а я говорю: «Ленечка, видишь, птички летают». Он на меня изучающе так посмотрел: «Ириш, это вороны».

Я это, собственно, к чему? Любую ситуацию можно истолковать так или эдак: одному все больно, а другой старается не унывать. Синяки и шишки — это тоже часть нашей профессии, поэтому нужно уметь превозмогать себя, проходить через боль. Кроме того, следует знать, что к травмам и неудачам приводят либо техническая или методическая ошибка тренера, либо твоя несобранность, то есть зачастую ты сам в своих неприятностях виноват и, получив по заслугам, должен это пережить.

— В том, что прямо на льду умер чемпион мира Сергей Гриньков, виновато фигурное катание?

— Нет, конечно, — наверное, не виноват никто. У Сережи было больное сердце: досталось ему по наследству, — просто, пока человек в спорте, за ним по пятам ходят врачи и достаточно серьезно обследуют, а когда он становится профессионалом, должен сам, не скупясь, тратиться на медицину, следить за режимом...

— Мы вспоминали американцев Тай Бабилонию и Рэнди Гарднера: правда ли, что прямо из олимпийского Лейк-Плэсида Гарднер попал в психушку, а его партнерша увлеклась наркотиками и едва не погибла от передозировки?

— Ну нет, психушка — это вообще наше слово. Привыкли: если человек туда загремел, он или диссидент, или совсем не в себе — на нем сразу ставят клеймо, и бедолага становится невыездным. У Рэнди был просто психологический срыв: вследствие очень тяжелой стрессовой ситуации он действительно оказался в больнице. Мы в таких случаях пытаемся выкарабкаться самостоятельно, а американцам помогает психолог, который работает с каждым отдельно, назначает какие-то препараты, лечебные процедуры. Что же касается Бабилонии, то проблемы с наркотиками возникли у нее гораздо позже — в то время они с Гарднером уже выступали в профессиональном шоу. Опять-таки разыгрались чувства: у нее была не очень взаимная любовь.


«Оксана Баюл во многих вещах осталась ребенком: мозги, образование у нее даже не на уровне старшеклассницы»

— Как человек, воспитанный советским обществом и впитавший его устои и моральные нормы, вы никогда не устраивали из своей жизни — тем более личной! — шоу. Как вы относитесь к тому, что периодически устраивает в Соединенных Штатах украинская фигуристка Оксана Баюл? Что думаете о ее скандалах, эпатажных признаниях, экстравагантных поступках?

— Лично мне эту экзальтированную девочку жалко, и я не случайно ее так называю. Оксана росла без семьи, при этом никто из взрослых не взялся подготовить ее к самостоятельной жизни (хотя были все же несколько человек, которые пытались помочь ей, но без особого успеха). Она безумно талантлива, однако во многих вещах осталась ребенком: мозги, образование у нее даже не на уровне старшеклассницы.

— Плюс смещенные ориентиры?

— Конечно. Помню, когда впервые выиграв первенство Европы, она приехала на чемпионат мира, американцы попросили меня помочь с переводом. Тогда Баюл спросили о причинах ее перехода к Змиевской (до этого она готовилась у другого специалиста), и Оксана ответила: «Вы знаете, я была просто голодная, а Галя Змиевская не только тренировала — она еще и кормила».
«Сильнее допинга, чем спорт, особенно если добился больших результатов, вообще ничего в жизни нет». Светлана Хоркина, Ирина Слуцкая, Евгений Плющенко, Ирина Роднина


— Ужас!

— Когда я перевела это американцам, они были в шоке. Почему я называю ее экзальтированной? Потому что она стала часто пользоваться запрещенными приемами, и если в начале это была правда, то уже потом игра на публику, желание подогреть к себе интерес...

— Американцы такие истории любят!..

— Умные — нет!

— А сколько их, умных?

— Не надо иронизировать — ничуть не меньше, чем у нас. Благодаря Задорнову мы стали смотреть на Америку примитивно, но она перед первым встречным не раскрывается. Могу вам сказать, что не один год там проработала, прежде чем меня впервые пригласили в семью на праздник...

У них частная жизнь абсолютно закрыта, и хотя они не двуличные, вполне могут искренне сопереживать, сами откровенничать не станут. Наверное, это правильно, а то у нас как? На кухне друг другу душу открыли, а потом тем, что узнали, в спину ударили. У нас испокон веку анонимки писали, а у них понятия «анонимность» не существует — зато есть лояльность, потому что они давно привыкли доверять своему государству. Если американцы о ком-то говорят или пишут, то не из желания утопить этого человека, а потому что пекутся об интересах страны.

— Ира, скажите, а у нынешних фигуристов лучше техника, выше мастерство, чем у ярчайших представителей вашего поколения?

— Сравнивать в корне неверно, да это и невозможно. Никто не лучше, не хуже: у каждой эпохи свои технические особенности, свое музыкальное сопровождение, свои, в конце концов, правила — где-то раз в 10 лет их меняют, и естественно, появляется другая техника. Да и развитие телевидения вынуждает вносить приличные коррективы...


Владимир Путин, Ирина Роднина и президент Международного союза конькобежцев Оттавио Чинкванте на торжественной церемонии открытия чемпионата мира по фигурному катанию
— Думаю, вы и сегодня не потерялись бы, правда?

— Знаете, мне было очень комфортно в моем времени, и ни на какое другое не претендую. Пусть проявят себя молодые — пришел их час, и путаться у них под ногами, наверное, ни к чему. У нас в фигурном катании была судья-англичанка — необычная женщина, мощная личность. Судила она все: и танцы, и пары, и одиночное катание, — такие универсалы наперечет, — и когда я видела ее в судейской бригаде, чувствовала себя спокойнее, потому что она была объективна. Эту состоятельную даму, которая держала крупнейшие магазины золота и столового серебра на Оксфорд-стрит...

— ...нельзя было купить...

— Дело даже не в том, что кто-то может польститься на деньги, а кто-то нет: каждый человек — это клубок понятий, стремлений, противоречий... Мы тем не менее знали: если она судит танцы, жди переворота, потому что эта женщина была, как мне кажется, великим комбинатором не только в финансах, но и в покере. Вместе с тем в ней ощущалась какая-то основательность, и вдруг она мне сообщает: «Это мои последние соревнования». — «Да вы что?» — удивляюсь. Англичанка вздохнула: «Пришло другое поколение — я это фигурное катание уже не понимаю, а раз так, не могу и судить».

Рано или поздно такие слова должен себе сказать каждый, и меня, например, нынешнее судейство, мягко говоря, озадачивает. Не потому, что оно хуже-лучше, — просто то, что у нас считалось техническими ошибками, теперь называют каким-то высшим коэффициентом сложности.


«Вы думаете, я поесть не люблю? Особенно уважаю шампанское с хорошим украинским салом»

— Когда вы последний раз катались?

— Совсем недавно — канал «Россия» предложил поучаствовать в телепроекте «Танцы на льду». Единственное, о чем я попросила, — подобрать мне партнера. Остановились на кандидатуре Артура Дмитриева: я видела его на соревнованиях, на тренировках, в жизни — очень надежный человек, исключительно.

— А почему вы не захотели кататься с Зайцевым или с Улановым?

— Леша уже не может поднять, Саша тоже, а что за парное катание без поддержек?

— Неужели с тем же Зайцевым выйти на лед уже невозможно?

— Шура очень толстый — надо ему похудеть (хотя Артур тоже не худенький, но зато мощный). Знаете, я ведь тоже понимала, чем рискую, соглашаясь на предложение телевизионщиков. Во-первых, тренировалась на льду, по большому счету, дней 12 до выступления, во-вторых, ботинки опять новые (те, в которых я выступала, пролежали пять лет и обветшали)... Что интересно, ботинки у меня всегда были мягкие, а у тех, что для современных фигуристов шьют, жесткие колодки — на них только с гор спускаться. Тем не менее я пошла на все это, чтобы вновь себя испытать, проверить.

— И как?

— Да нормально. Для начала надо было привести себя в форму, и я это сделала. Каким образом? Полтора месяца каждый день пробегала по 10 километров, перешла на очень ограниченное питание — последний прием пищи не позже пяти вечера, и только салат. Главное, я поняла, что до сих пор могу победить себя.

— Ноги, тело вспомнили то, что умели?

— Что-то вспомнили, что-то нет. Не буду лукавить: тело, конечно, уже не то.

— Вы вот скользили по льду, партнер вас поддерживал, подбрасывал... Это вызывало радость, бурлила кровь?

— Да, ну естественно. В парном катании я всегда любила поддержки, и почему утверждаю, что это архитектурный вид спорта? В отличие от танцоров и одиночников, мы можем выстраивать поддержки и вверх, и в сторону, можем переплетаться по-разному, а не только на уровне живота, как в танцах...

— Легендарный спринтер Валерий Борзов говорил мне, что если бы он сейчас побежал стометровку, у него бы все поотрывалось...
Ирина Роднина и Дмитрий Гордон, Москва


— (Улыбается). Немудрено.

— У вас такого ощущения не было?

— Ну, мы же катались без фанатизма — выполняли лишь то, что могли по своему физическому и техническому состоянию, да и площадка была маленькой (хотя все равно это колоссальный труд).

— Я уж не спрашиваю, как удается вам так хорошо выглядеть, не спрашиваю и о диетах — все уже ясно...

— Диета полезна и для здоровья, особенно когда есть проблемы с почками, желудком, пятым-десятым. Наша советская медицина научила меня не попадаться ей в руки — каждый раз, когда это случалось, я загадывала одно желание: чтобы больше такое не повторилось. Вообще, стараюсь все делать так, чтобы потом не было мучительно больно. Вы думаете, я поесть не люблю? Как бы не так! Особенно уважаю шампанское с хорошим украинским салом...

— ...потом наверняка мороженое...

— Нет, вот к мороженому как раз равнодушна, но есть, как известно, продукты, вызывающие в организме конфликты и революции. Значит, надо от них отказаться, иначе получается (в этом наш советский характер), что сначала мы создаем сложности, а потом их преодолеваем и чувствуем себя героями.

— Вашим характером я восхищаюсь. Скажите, а вы когда-нибудь плакали?

— Конечно.

— И до сих пор это случается?

— Самое ужасное, что я достаточно сентиментальна — заплакать могу даже в кино. Я совершенно не могу видеть боль и кровь, не выношу всяких гадов, любое физическое насилие для меня ужасно. От многого можно плакать в кино: во-первых, никто не видит, во-вторых, это очищает душу, — но вот когда умерла мама, слез не было. Ужасно, ужасно!.. Мне очень больно, что я не смогла приехать, когда она болела, даже на ее похоронах не была. Господи, я так страдала, а глаза были сухие... Есть просто вещи, от которых человек всю жизнь будет плакать, но по-другому...

— По-моему и Россия, и Украина, и другие бывшие республики некогда нашей общей страны были и остаются неблагодарными по отношению к людям, которые составляют гордость этих стран, этих народов. Я не считаю зазорным (напротив — это большая честь!) сказать вам в глаза, что вы великая женщина. Спасибо за то, что вы есть, и дай Бог, чтобы все у вас складывалось хорошо!

— (Растроганно). Благодарю вас за теплые слова (уверена, они искренние), но как женщина не должна ждать благодарности от своего ребенка, так, наверное, и любой человек, который чего-то добился... Мы живем, трудимся, в чем-то себе отказываем и совершаем поступки вовсе не потому, что рассчитываем на чье-то спасибо. Тот, кто этого ждет, никогда ничего не получит, а вот если своей дорогой идешь и занимаешься делом, которое безумно тебе интересно и приносит удовлетворение, если плоды твоего труда многим еще и помогают, как правило, само собой все и складывается.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 10 апр 2009, 11:28 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://gudok.ru/index.php/70273

Я дорого платила за победы

Ирина Роднина о жизни за бортом


Она и сегодня с улыбкой скользит по судьбе
Ирина Роднина была одним из символов СССР. Живым воплощением понятий «советский спортсмен», «советский характер». В 1980 году, уйдя из большого спорта, Ирина Роднина работала в ЦК ВЛКСМ, затем – старшим тренером в «Динамо», преподавала в Институте физкультуры. А в 1990-м уехала в США, где прожила 12 лет. Тренировала юные дарования в Американском международном центре по фигурному катанию в Лейк-Эрроухеде. А когда вернулась на Родину, вновь оказалась востребованной. Вошла в совет при президенте по физической культуре и спорту. Возглавила добровольное общество «Спортивная Россия».

– Во все времена вы были связаны с властью. Кто тут в ком больше нуждался и нуждается?
– Я думаю, это неравный брак.

– С чьей стороны?
– С обеих сторон. Если бы не Советское государство, у моих родителей не было бы возможности отдать меня в школу фигурного катания. Что такое школа фигурного катания? Это лёд. Это тренер. Это спортивная форма. Это поездки на соревнования. Мы недешёво обходились государству. Но мы и возмещали все затраты нашими победами. Естественно, государство считало себя вправе использовать нас в пропагандистских целях. Хотя, наверное, не стоит прибегать к таким терминам, как «использование». Особое отношение к знаменитым спортсменам существует во всех странах.

– Хорошо, назовём это сотрудничеством. Сегодняшнее сотрудничество с властью помогает вам?
– Безусловно. Оно помогает воплотить в жизнь те программы, над которыми работает возглавляемое мною общество «Спортивная Россия». Например, программу развития детского массового спорта. В том числе и программу вовлечения в спорт детей-инвалидов. Общество «Спортивная Россия» заключило договор о сотрудничестве с партией «Единая Россия». Эта партия на три следующих года пробила бюджетное финансирование семи детских и студенческих турниров.

– Ваши представления об успехе со временем изменились?
– Пока я не ушла со льда, успехом для меня была победа. Чем примечателен спорт? Чёткие цели, чёткие планы, всё наперёд расписано. Мы ведь жили в своём особом мире, как бы отгороженном от обычного мира высокой стеной.

– Вообще-то такая отгороженность от обычного мира – серьёзная плата за будущие успехи.
– Наверное, можно так считать. После девятого класса я перешла в школу рабочей молодёжи, потому что у меня были две тренировки в день. Когда её оканчивала, мои бывшие одноклассники успели поступить в институты. Однажды встречала с ними Новый год. И вдруг поняла, что за эти полтора года, что не виделись, мои бывшие одноклассники, с которыми раньше я шла вровень, ушли вперёд. Это было обидно. И я помню, о чём мы, профессиональные спортсмены, тогда мечтали: вот закончится спорт – и начнётся нормальная жизнь.

– И какой же вы её себе представляли – нормальную жизнь?
– Нормальная жизнь после ухода из спорта – это прежде всего определённая свобода, которой прежде не было.

– А не было страха перед будущим?
– Нет, это всё журналистские выдумки. Мол, известный спортсмен, пережив пик славы, теряет почву под ногами, впадает в депрессию, спивается. Это абсолютно не так. Хотя какие-то опасения у нас, конечно, были. Мы всё-таки катались в паре – муж (Александр Зайцев) и жена. И вдруг оба лишились дела. Даже не мировой известности, а дела. Появились некоторые финансовые затруднения. Знаете, когда муж и жена одновременно уходят из спорта…
Если к цели мы шли вдвоём, то теперь каждый сам начал искать себе дальнейший путь. Мне тогда было тридцать лет, Саше – чуть поменьше. Вообще поколение спортсменов того времени попало в непростую ситуацию. И не только потому, что распался СССР и вместе с ним – система советского спорта. Произошли глобальные изменения ещё и в олимпийском движении. Так что вновь найти дело, которое тебя держало бы на плаву, было нелёгкой задачей.

– Но вы же запросто могли уйти в ледовое шоу, как сделали многие знаменитые фигуристы.
– Для меня это было исключено.

– Почему?
– А неинтересно. Уровень ледовых шоу был настолько ниже моих возможностей, что даже смешно говорить. Как если бы вы окончили университет, а потом снова вернулись учиться в школу. Да и сегодняшние наши ледовые шоу, особенно телевизионные, от которых вся страна, извините, «торчит» и балдеет, – убогое зрелище. Там половина людей вообще кататься не умеют. Нет, я никого не осуждаю, пусть себе. Но для меня это неприемлемо. Жуткое понижение и вкуса, и качества.

– Ваша подруга Оксана Пушкина, собиратель женских историй, поведала широкой публике, что, покинув ледовую арену, вы много чего испытали: «Началась жизнь, отравленная завистниками и недоброжелателями».
– Да нет, она погорячилась. Просто раньше я находилась на льду, а теперь оказалась рядом с этими людьми.

– Вы о ком?
– О тренерах. Я ведь тоже тренером стала. И мои новые коллеги стали немедленно говорить: дескать, ты постояла на пьедестале и хватит, давай теперь вместе с нами дерьмо хлебать.

– Не понимаю. Что они вам предлагали конкретно?
– Да ничего не предлагали. Предлагали работать, как они: спустя рукава. А я так не умею. И на льду была максималисткой, и у бортика хотелось. Может быть, потому и в Америку укатила.

– Но всё та же Оксана Пушкина утверждает, что и в Америке вам несладко жилось. Мол, случались минуты, когда вы сидели одна перед зеркалом и чокалась со своим отражением. Жуть какая-то!
– Оксана работает в жанре женской мело­драмы. Поэтому всегда сгущает краски – хочет выжать слезу у телезрителя. Я действительно переживала в Америке не лучший свой период. Но градус моих переживаний здесь явно завышен.

– А выглядит так, будто вы в одиночку тихо спивались.
– Да ерунда всё это. Понимаете, когда вы живёте одна с двумя детьми... Детей уложила спать. И что дальше? Хочется общения, а ты одна. Вот и нальёшь себе бокал вина. Напротив стола – зеркало. Поднимала бокал и говорила: «Ириша, будь здорова!» Роднина из зазеркалья меня поддерживала. Всё очень просто, и ничего душераздирающего.

– Годы жизни в Америке – в чём они вас изменили?
– О, я, например, научилась считать деньги. Приехав из страны сберкасс, я узнала, что такое банковский кредит. Поняла, что такое аренда дома, медицинская страховка, плата за обучение детей. Но я не стремилась чем-то серьёзным – скажем, собственным домом – привязать себя к Америке. Мне казалось, что, если я там что-то куплю, это будет как якорь.

– Долгие годы вы были витриной СССР. Роднина, плачущая на пьедестале почёта под звуки родного гимна, – никакая казённая пропаганда не могла бы сотворить столь убедительный, согретый живым чувством образ советского патриота.
– Конечно, я понимала, что на меня смотрят. Может быть, даже равняются. Когда меня начали узнавать на улице, а мне было тогда 18 лет, это был такой кайф! Вы даже представить себе не можете. Но в силу молодости я тогда ещё не очень следила за своими словами и поступками. И, конечно, получала по башке за свою юношескую если не глупость, то избалованность.

– А приходилось получать?
– Не то слово! Взрослое население страны тебя как бы держало в определённых рамках. Эти нормы общественного поведения не были навязаны кем-то сверху. Просто люди так жили. Было взаимоуважение, были чёткие представления о порядочности. А уж нам, известным спортсменам, тем более приходилось, что называется, блюсти себя. В глазах страны мы стояли на пьедестале не только в спорте. Наши спортивные достижения на стадионах автоматически переходили в нашу жизненную поступь. Когда ты становишься не то чтобы символом, но очень заметной фигурой, ты сам себя в людских глазах должен уважать. И пренебрегать этим никак нельзя.

– В ту эпоху, признайтесь, вам было комфортнее?
– Я и тогда себя чувствовала уверенно, и теперь держусь так же.

– За успех надо платить?
– Конечно.

– Вы дорого заплатили?
– Наверное, столько, сколько смогла. Мы ведь за всё платим. Но, например, приходя в магазин, мы покупку чего-то соизмеряем со своим кошельком. Вот и, «прицениваясь» к успеху, каждый делает то же самое – учитывает свои ресурсы.

Беседовал Пётр Невзоров

© «Гудок», 10.04.2009

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 23 июн 2009, 22:41 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.rian.ru/sport/20090623/175185613.html

МОСКВА, 23 июн - РИА Новости. Ледовый дворец трехкратной олимпийской чемпионки по фигурному катанию, а ныне депутата Госдумы Ирины Родниной может появиться на востоке Москвы уже через два - три года, сообщил РИА Новости префект Восточного административного округа столицы (ВАО) Николай Евтихиев.

Разговоры о строительстве в Москве Ледового дворца со школой фигурного катания Ирины Родниной начались еще лет десять назад. На Шлюзовой набережной Москвы-реки даже выделялся участок под строительство, но экспертиза показала, что только для укрепления набережной потребуются колоссальные средства, и проект был оставлен. Сейчас речь идет о строительстве дворца на территории ВАО, недалеко от Гольяновского пруда.

"Дворец Роднина готова построить за свой собственный счет. Месяц-полтора назад она была у меня со своими сотрудниками, которые занимаются подготовкой градостроительной и проектной документации. И как только документация будет готова, они выйдут на строительство", - рассказал Евтихиев.

"'Мне было дано конкретное подтверждение, что деньги есть, и все нормально", - добавил он.

По словам префекта, это будет "серьезный" спортивный центр "со льдом" и необходимой для катка инфраструктурой.

Евтихиев сообщил, что в беседе с ним Роднина согласилась, что, помимо школы фигурного катания, объект должен использоваться для нужд живущего рядом населения.

"Он (Ледовый дворец) должен очень мощно работать на население окружающее. Там обязательно будут залы для фитнеса, обязательно будут игровые залы, кроме льда, чтобы жители окружающих домов могли заниматься физкультурной", - отметил префект.

По словам Евтихиева, специалисты планируют завершить проектирование объекта уже в 2009 году.

"Если это получится - такой объект строится года полтора. Думаю, реально, что в 2011 году, к концу, или в начале 2012 года проект будет реализован", - отметил Евтихиев.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ирина Роднина
СообщениеДобавлено: 26 июн 2009, 21:32 
Не в сети
ex Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 47725
Откуда: Южная Некультурная столица
http://mirtv.ru/content/view/67624

Известная российская фигуристка Ирина Роднина посетила Северную Осетию
26.06.2009 06:56
По всей России выпускные балы в самом разгаре. В этом году для школьников Беслана это событие стало особенно ярким: ведь на их выпускной вечер приехала трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию Ирина Роднина. 58 выпускников получили аттестаты зрелости из рук легенды советского спорта.

А во Владикавказе, в недавно построенном Ледовом дворце, Ирина Роднина дала мастер-класс. На льду спортивного комплекса тренируется первое поколение осетинских фигуристов. Этот вид спорта только начал набирать популярность в республике. Но Роднина сразу поставила ребятам очень высокую планку: «Если вам неинтересно, вы никогда не будете работать до семи потов, «кусаться и драться» за результат. Хочу пожелать ребятам, чтобы никогда в жизни им не было за себя стыдно».

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 147 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 10  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 10


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB