Текущее время: 19 авг 2019, 23:27

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 26 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 19 ноя 2013, 18:50 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.sport-express.ru/velena/reviews/38117/

Рафаэль Арутюнян: "Я знаю, что Плющенко знает..."

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Он тренировал чемпиона России Александра Абта, чемпионок США Сашу Коэн и Мишель Кван. В 2008-м сразу двое его подопечных – Мао Асада и Джеффри Баттл выиграли золото мирового первенства. О себе же Рафаэль Арутюнян говорит просто: "Фигуристы звонят мне, как в службу 911, – когда все совсем плохо..."
| +
КОЭН, КЭРОЛЛ И НИКС
– Она маленькая совсем была... – Арутюнян на мгновение замолкает, улыбаясь каким-то своим воспоминаниям. – Но именно она "продюсировала" меня в Лейк-Эрроухед на место Фрэнка Кэролла – порекомендовала владелице катка. Хотя я тогда тренировать Сашу отказался. Поскольку считался уже американским тренером, не мог взять к себе спортсменку, не получив на это официального согласия ее прежнего наставника. Помню, Коэн даже рассмеялась, сказала: "Как же так? Я тебя сюда привезла, а ты мне отказываешь?" Но вызвалась сама поговорить с Джоном Никсом, у которого каталась в Лос-Анджелесе. Никс, которому тогда было уже за 70, сел в машину и лично приехал в Лейк-Эрроухед, чтобы встретиться со мной. Сказал, что ему нравится, как я работаю, и что он не против, чтобы Саша каталась не только у него, но и у меня. Так она и стала ко мне приезжать. А год или полтора спустя заявила, что хочет вообще уйти от Никса и тренироваться только у меня. Я отказал.

– Боялись нарушить американские представления об этике?

– Нет. Для меня гораздо важнее свои собственные представления на этот счет. Как я мог забрать спортсменку у человека, который сам мне ее доверил? Если бы я сказал Саше "да", то никогда в жизни внутренне не отмылся бы.

Коэн все равно ушла – к Татьяне Тарасовой. Потом перешла к Робин Вагнер, потом вернулась к Никсу, потом вообще закончила кататься. Через какое-то время снова позвонила мне, спросила, не возьмусь ли я подготовить ее к Играм в Ванкувере. Начала приезжать на тренировки, но потом передумала. Сказала, что того времени на подготовку, что считаю необходимым я, у нее просто нет.

КВАН
– После Коэн к вам пришла Мишель Кван?

– Да. Она сначала пришла за чисто технической помощью – у нее тогда разладились все прыжки, да и общее состояние оставляло желать лучшего. А проработали мы в общей сложности два года. Помню, мне позвонил из Детройта Олег Эпштейн и спросил: "Рафик, ты что, правда на тренировках кричишь на Мишель? У нас весь город уже об этом говорит".

Я тогда действительно работал с Кван достаточно жестко. Но должен сказать, что она – потрясающий профессионал. И в работе, и в отношении к себе. Однажды она появилась на тренировке за 15 минут до начала льда. Я сделал замечание: мол, разминаться перед катанием следовало бы получше. Мишель посмотрела на меня и говорит: "Ты думаешь, я дома чай пила?"

У нее, оказывается, дома был зал, и Кван всегда очень тщательно готовила себя к каждому занятию. Разминалась, растягивалась. Просто ко мне Мишель пришла уже серьезно травмированная, и "кроить" программы приходилось из того, что было. Но даже при этом случались тренировки, когда из-за боли она ничего не могла делать – только молча ездила по кругу.

УРОК НА ВСЮ ЖИЗНЬ
– Вы когда-нибудь жалели о том, что не смогли продолжить работу с Мао Асадой?

– Жалею до сих пор. Последний раз я был с ней в конце декабря 2007-го: сначала на финале "Гран-при" в Турине, где Асада стала второй, выиграв произвольную, затем на чемпионате Японии. Потом уехал в США. Мы договорились, что Мао приедет ко мне 14 января. Вся ее подготовка к чемпионату мира в Гетеборге у нас уже была расписана самым подробным образом, но в назначенный срок Мао не явилась. По телефону она спросила, не могу ли я приехать к ней сам. Я, разумеется, не мог, поскольку работал с Джеффри Баттлом. Но послал в Японию свою помощницу. И сказал Мао, что по-прежнему жду ее в Лейк-Эрроухед.

Дело в том, что в Японии Асада всегда очень плохо тренировалась: слишком много отвлекающих факторов, как вокруг любой звезды. Мао это не нравилось, она замыкалась в себе, перенося это состояние на лед... В общем, закончилось все тем, что я достаточно жестко поставил условие: либо она возвращается, либо мы больше не работаем вместе.

А потом я узнал, что у мамы Асады как раз тогда диагностировали рак. Семья держала эту информацию в секрете, вот и мне ничего не сказали. Хотя я, естественно, нашел бы в таком случае возможность поехать в Японию сам. И уж как минимум не стал бы ставить столь жесткие условия.

Тот случай, кстати, очень многому меня научил. В частности, тому, что тренер никогда не должен принимать решение, не докопавшись до причин. Ведь получилось, что не Асада от меня ушла. А что я сам вынудил ее уйти, хотя она до последнего не хотела этого делать. Даже на чемпионате мира моя фамилия стояла у Асады в протоколе вплоть до начала произвольной программы: Мао, видимо, рассчитывала, что я приеду в Гетеборг с Джеффри Баттлом и встану у борта, когда она будет кататься. А я не приехал в Швецию вообще.

– Почему?

– Да именно потому, что понимал, что должен буду встать у борта и тем самым возобновить с Асадой отношения. Пошел на принцип, короче говоря. Как дурак. Думаю, такого прецедента в истории фигурного катания вообще не случалось ни разу: два ученика становятся чемпионами мира, а тренера вообще нет на катке.

ЭТАЛОНЫ ТРЕНЕРСКОГО ЦЕХА
– Почему Баттл так быстро закончил карьеру?

– Он пришел ко мне и сказал: "Извини, я больше не могу себя заставлять". К сожалению, это случилось не сразу после чемпионата мира, а в сентябре, когда уже не было возможности получить сильных учеников. Поэтому какое-то время я занимался всем подряд. А сейчас работаю с Эшли Вагнер, которую тоже отправил ко мне Никс.

– Видимо, американские тренеры за что-то вас любят…

– Я думал об этом. Возможно, дело в том, что я никогда не пытался кого-то к себе переманить: ни с одним из спортсменов, которые у меня катались, я не вел предварительных переговоров. А в Америке на это обращают внимание. Там вообще в этом плане все очень четко. В российской системе, думаю, ни один из американских тренеров выжить бы просто не смог.

– Вы ведь больше не работаете в Лейк-Эрроухеде?

– Нет. Отработал там 12 лет, а 1 сентября ушел – на каток Мишель Кван. И сразу после моего ухода центр в Лейк-Эрроухед закрылся – владелец посчитал его нерентабельным. Сама Мишель работает в Белом доме, вышла замуж, у нее все хорошо. А катком руководит ее отец. Когда он узнал, что я собираюсь уезжать из Лейк-Эрроухеда, позвонил мне со словами: "Скажи, что тебе нужно для работы, и приходи. Все будет".

– В разговоре со мной вы как-то сказали: "Ну я же не Фрэнк Кэролл". А чем, собственно, вы хуже?

– Во-первых, я намного моложе.

– Разве это минус для тренера?

– Понимаете, для меня такие глыбы тренерского цеха, как Никс и Кэролл, – это совершенно особые люди. Эталонные во всех отношениях. Образцы того, как тренер должен себя вести. Тот же Никс, решив в начале июля прислать ко мне Вагнер, позвонил и сказал, что хотел бы приехать и рассказать о некоторых моментах, о которых я как тренер должен, на его взгляд, знать. Я попытался его отговорить от поездки: все-таки Джону в этом году исполнилось 84 года, а дорога в Лейк-Эрроухед местами такая, что у молодого и здорового человека может закружиться голова от перемен атмосферного давления. Но он все равно приехал, посадив на всякий случай в машину свою дочь. Мы разговаривали целый час. Знаю, что Вагнер к нему приезжает до сих пор, если нужно посоветоваться. Когда Никс узнал, что я перебираюсь из Лейк-Эрроухед вниз, тут же предложил свою помощь – он совладелец одного из катков. Мне это было приятно, потому что Никс – легенда фигурного катания. И Кэролл легенда.

Я ЗНАЮ, ЧТО ОН ЗНАЕТ
– Вы сейчас работаете с фигуристкой, вполне способной стать чемпионкой США и поехать на Олимпиаду первым номером американской сборной. Ответственность не давит?

– Тут дело в другом. Вся база на сезон закладывается в основном в апреле. А Эшли пришла ко мне летом. Все говорят, что она стала лучше. Но мы, безусловно, были крайне лимитированы по времени. Вообще могу сказать, что тренеру, для того чтобы его работа со спортсменом проявилась полностью, одного-двух лет недостаточно. С тем же Баттлом я работал четыре года. И мне было достаточно обидно читать статью одного из американских комментаторов, который после чемпионата мира написал, что Баттл "пробежал под каплями дождя и занял первое место". А ведь Джеффри тогда, не имея четверного прыжка, обыграл людей, которые по своему потенциалу обязаны были его бить.

– Кстати, как вы вообще относитесь к таким ситуациям? К победе Эвана Лайсачека на Олимпийских играх в Ванкувере, например.

– Очень просто отношусь: если мы придумали определенную систему очков, то вопрос, на чем именно ты набрал эти очки, становится совершенно второстепенным. Не нравится – придумайте другую систему, в которой четверной прыжок стоил бы миллион. И тогда вообще не стоял бы вопрос, что делать на льду. А как иначе? У меня, например, в этом сезоне 14-летний мальчик Натан Чен со всеми тройными прыжками, кроме акселя, выиграл два этапа юниорского "Гран-при". Опередил, в частности, 18-летнего японца, который прыгает два тройных акселя и четверной. А дело всего лишь в том, что практически за все элементы мой мальчик получает плюсы и делает четыре прыжка на последней минуте программы.

Вообще четверной прыжок, по моему разумению, должен быть у фигуриста, как вишенка на торте. Есть она – все вообще классно. Еще лучше, когда этих вишенок несколько. Но если их нет – торт все равно останется тортом. Хотя должен сказать, что иметь сейчас в мужском катании один четверной – стыдно. Плющенко в свое время прыгал их четыре, причем разных. Я точно знаю, что еще десять с лишним лет назад помимо четверных тулупа и сальхова он пробовал в тренировках и четверной лутц, и четверной риттбергер. Причем отдельные попытки были весьма успешны.

А вот у всех остальных – тех, кто якобы с Плющенко соперничал, – четверные прыжки были, как поход на рыбалку. Когда сидишь с удочкой и гадаешь: клюнет или не клюнет? А если клюнуло – то вытащишь или не вытащишь? Понятно, что для самого Плющенко в те годы лутц и риттбергер были такой же рыбалкой. Но четверной тулуп он мог исполнить, что называется, с закрытыми глазами в любое время дня и ночи. Поэтому и был столько лет совершенно недосягаем. Сейчас – нет. Сейчас в мужском катании совсем другая ситуация. И сам Плющенко гораздо лучше, чем кто другой, это понимает. Как и то – способен он что-то "наловить" в Сочи или уже нет. Я это не обсуждаю, но точно знаю, что он – знает. Такие ребята, как он, как Лайсачек, как Мишель Кван, знают все.

ИКОНА СТИЛЯ
– Каким видится вам женский олимпийский турнир?

– Какие-то прогнозы делать сложно. За пределами первого-второго места там может случиться все, что угодно.

– Две первые позиции вы отдаете Юне Ким и Мао Асаде?

– Возможно.

– А вас не смущает, что Асада хронически недокручивает прыжки и приземляет аксель на две ноги?

– Покажите мне протокол, в котором вы это увидели.

– Хотите сказать, что судьи смотрят на лед под другим углом?

– С недокрутами все на самом деле достаточно просто: когда спортсменам тяжело, они все начинают недокручивать прыжки. Просто иногда судьи это "видят", а иногда – нет.

– Другими словами, Международный союз конькобежцев настолько заинтересован в Асаде как в спортсменке, что заведомо предоставляет ей своего рода зеленый коридор?

– Это сказали вы. Я же не исключаю, что для судей Асада просто очень большая икона фигурного катания. Мао, в отличие от Ким, никуда не уходила после Олимпиады, она способна в любом состоянии "держать" зал. Она прыгает тройной аксель, в конце концов. А это, с одной стороны, уникальный для женского катания элемент, а с другой – упрек всем тренерам мира. Это ненормально, что тройной аксель до сих пор не прыгает никакая другая спортсменка. Думаю, в ближайшее время ситуация изменится, причем произойдет это, скорее всего, в России. Слишком много там сейчас собралось сильных девочек. Кто-то из них наверняка попытается прорваться вперед за счет сложности. Я бы и сам хотел найти девочку, которая реально захочет делать такие прыжки.

– Ну так возвращайтесь, что мешает?

– Поздно. Я уже слишком привык к комфорту и хорошей погоде.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 05 янв 2015, 19:48 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
http://sportstories.rsport.ru/ss_person ... 94183.html

Рафаэл Арутюнян: Гаишнику сказал: "Я не пил, я еду Мишель Кван тренировать"

Авторы: Андрей Симоненко, Мария Воробьева

Мировая тренерская элита в фигурном катании включает в себя всего несколько фамилий, и Рафаэл Арутюнян входит в этот список. В российские времена он стал известен благодаря работе с чемпионом страны, двукратным медалистом чемпионатов Европы Александром Абтом. После отъезда в Америку специалист тренировал многих знаменитых фигуристов, в частности, американку Мишель Кван, японку Мао Асаду, канадца Джеффри Баттла. У Арутюняна огромное количество жизненных историй, и некоторыми из них он поделился в разговоре с корреспондентами агентства "Р-Спорт" Марией Воробьевой и Андреем Симоненко.

| +
Мировая тренерская элита в фигурном катании включает в себя всего несколько фамилий, и Рафаэл Арутюнян входит в этот список. В российские времена он стал известен благодаря работе с чемпионом страны, двукратным медалистом чемпионатов Европы Александром Абтом. После отъезда в Америку специалист тренировал многих знаменитых фигуристов, в частности, американку Мишель Кван, японку Мао Асаду, канадца Джеффри Баттла. У Арутюняна огромное количество жизненных историй, и некоторыми из них он поделился в разговоре с корреспондентами агентства "Р-Спорт" Марией Воробьевой и Андреем Симоненко.

- Рафаэл Владимирович, начать мы хотим с разговора о вашей самой известной на данный момент ученице - американке Эшли Вагнер. Далеко не все российские фигуристы сумели безболезненно пережить то внимание, которое обрушилось на них после Олимпийских игр в Сочи… Как Эшли прошла период после Олимпиады?

- К Эшли внимания не было никакого. В Америке все это проходит очень тихо. У меня был такой случай: я раньше жил и работал в Лейк-Эрроухеде, в горах. И туда на каток приезжал иногда тренироваться Эван Лайсачек, который соревновался с Плющенко и его, в общем-то, на Олимпиаде 2010 года победил. Однажды он попросил разрешения переночевать у меня дома в гостевой комнате, чтобы потренироваться еще и на следующий день. Ну, я, конечно, согласился. А у Лайсачека машина дорогая, "Ауди", не знаю точно модель, но стоит дорого. И он поставил ее рядом с моим домом. И мой сосед, когда ее увидел, сказал: "Ба-а-а… Рафаэл, ты что, машину такую купил?" Я отвечаю: "Ты чего, издеваешься? Мне никогда таких денег не заработать. Это машина олимпийского чемпиона, американца Эвана Лайсачека". А он спрашивает: "Кто это такой?" Так что вот такое в Америке "внимание" к фигурному катанию. В Америке знают только одну фамилию. Точнее, еще помнят - Мишель Кван. Вот ее везде и всегда узнавали. Даже когда мы на роликах катались. А больше там никого не знают и не помнят. Какая-то она другая, эта Америка. До сих пор понять не могу, какая именно.

- Но ведь когда была знаменитая история про Нэнси Керриган и Тоню Хардинг, к фигурному катанию в США было огромное внимание, не так ли?

- Да, конечно. Может быть, их менталитет построен по-другому. Кто-то кого-то ударил прутом по коленке, и идет всплеск внимания. А так - нет внимания. Либо есть, но совсем уж к легендам, как Кван. Как когда-то в Советском Союзе все знали, кто такая Ирина Роднина.

- А чем объяснить, на ваш взгляд, феномен популярности Юлии Липницкой?

- Это, видимо, какой-то неуправляемый процесс, как многие процессы, причин которых мы не понимаем. Знаете, Мао Асада ведь приехала ко мне в Америку именно из-за этого. Она в Японии просто не могла нигде ходить. Ее популярность была такая сумасшедшая, что когда я ее года два-три тренировал, японцы знали мое имя. Я не знаю, почему именно Асаду раскрутили до такого уровня. Вот, видимо, и Липницкая попала в такую же историю. И мы не знаем, попадет ли в нее следующая девочка. А может, еще больше ее раскрутят.

- Понятно, что случаи с Асадой и Липницкой - перегибы. А той же Эшли Вагнер не обидно, что ее вообще никто на родине не знает, хотя она далеко не последняя фигуристка в мире?

- Ну, вообще на определенном уровне ее знают. Она недавно стала cover girl в одном из журналов. Наверное, это свидетельство определенной популярности, хотя вам, молодым, виднее. Но вообще я, если честно, не знаю, обидно ей или нет, потому что для меня неважно, cover girl ты или не cover girl. Пришла на работу - делай свое дело (улыбается). Не знаю, как сейчас в России, но в Америке если человек умеет работать, он справляется с любой популярностью. Например, Мишель Кван была, как я это называю, "рабочим" человеком, профессионалом высшего класса. С ней было очень легко. Хотя вы же понимаете, что по большому счету она была миллионершей. Сейчас она, умница, работает в Белом Доме, муж у нее баллотировался губернатором штата Род-Айленд. Он из семьи с политическими традициями. В общем, понятно, в какой обстановке девочка находилась. Но на работе это вообще никак не сказывалось. Я тренер, а она ученица. И никаких больше вопросов.

- Вообще никаких. Человек знал свое дело, а я к тому времени, когда стал с ней работать, знал свое. Мне очень помог тот опыт, который у меня был еще в Советском Союзе. Я проработал там до отъезда в США 25 лет. Жизнь была нелегкая, начал я с периферии, приходилось бороться с такими в хорошем смысле "монстрами", как Тарасова и другие. Повторю, я говорю это исключительно в хорошем смысле, потому что Таня мне очень много помогала, и я с ней в хороших отношениях. Так вот, а потом, 14 лет назад, я попал в Америку, и весь предыдущий опыт мне очень сильно помог. У меня было три национальных чемпиона: Мао Асада из Японии, Джеффри Баттл из Канады и Мишель Кван из США. Они попали ко мне, и я смог с ними работать. А если бы у меня не было советского и российского опыта, то, скорее всего, не смог бы.

- Что для вас было самым неожиданным в Америке?

- Вначале то, что у меня появилось столько денег, что я не знал, куда их девать. Сейчас, правда, понял, что их тогда было совсем не так много (смеется). А тогда, как все нормальные советские граждане, я стал покупать какие-то штаны, майки… Потом осознал, что мне столько не нужно - у меня всего одна... эта самая (улыбается), да две ноги.

- О том, чтобы куда-то вкладывать деньги, не думали?

- Какой там вкладывать! Там, куда меня пригласили, раньше работала Ирина Роднина. Потом она уехала, место опустело, и им стал нужен тренер, который мог бы привлечь какой-то народ. Позвали меня. Владелица предоставила мне место, сделали рабочую визу, я приехал… И когда на второй год она решила, что больше не хочет этим заниматься, она пришла ко мне и говорит: "Не хочешь каток купить?" А я вообще не понимал, как это делается. Оказывается, все было очень просто, и она готова была мне его продать вообще по дешевке. Это была ее игрушка, которую купил ей муж, и она таким образом развлекалась. Мишель Кван там выросла, были и другие хорошие спортсмены и тренеры. Ну вот, в общем, не было проблем выплатить какую-то сумму первым взносом, потом внести остальное, и у меня был бы свой каток. Но я тогда просто заулыбался и ушел. В итоге каток купил другой парень, который намного моложе меня. Просто он китаец и знал, как это делается (смеется). А я проработал там чуть больше 10 лет.

- А в плане тренерской деятельности к чему пришлось привыкать?

- Наверное, к умению не диктовать, а советовать и воспитывать. Приходит к тебе спортсмен, а ты ему говоришь: я тебе предлагаю сделать так-то и так-то. Он не делает. Ты ему еще раз говоришь: я тебе предлагаю. Потом ты понимаешь, что он не хочет это воспринимать. В России в такой ситуации что можно сделать? Наверное, выгнать с тренировки. А здесь это получится оскорблением, ведь он пришел, чтобы отдать тебе свои деньги. И даже сказать "забери свои деньги обратно" - это уже какой-то конфликт глобальный, на уровне бизнеса, философии… Такие вещи часто имеют неприятные последствия, поэтому такого стараешься не делать. Максимум, что я могу сказать: давай я тебе дам адрес, и ты просто будешь присылать мне чек, не приходя на каток. Это шутка такая, и она иногда срабатывает. Но если не срабатывает, то потом либо ты не обращаешь на это внимания и продолжаешь советовать, ожидая, когда оно отпадет само. Либо форсируешь, чтобы отпало.

- Как же вы тогда выводите такого спортсмена на соревнования? Не переживаете за него совсем?

- Дело в том, что у меня очень много спортсменов. На чемпионате США будет шесть человек - разного уровня. Точнее, не у одного меня, мы работаем командой вместе с моей женой и Надей Канаевой, это бывшая ученица Елены Буяновой, известная в прошлом фигуристка, третья в мире по юниорам была. А чемпионат США в Америке даже больше, чем серия Гран-при. Это я к тому, что бизнес идет нормально, переживать некогда. Работаем хорошо, вот только условия очень плохие. Ужасные даже, я бы сказал. Вы даже не представляете, как мы тренируемся.

- Это вы шутите про ужасные условия в Америке?

- Нет, совершенно серьезно. У нас ограничение - 20 человек на льду одновременно. На тех сессиях, где выступают такие фигуристки, как Вагнер, оно, как правило, соблюдается, а так может быть и больше народу. Среди этих 20 человек - две пары. Можете себе это представить? Перед Олимпиадой на нашем катке по субботам льда у нас не было совсем, и мы с Вагнер ездили в другое место. И там моя ассистентка вытаскивала из-под ее ног детей, чтобы Эшли могла тренировать прыжки. Это было за два дня до отъезда в Сочи. Так что условия у нас действительно не сахар. Но мы не жалуемся, что есть, то есть. Вот, например, расскажу вам, как мы готовились к чемпионату США прошлого года. В связи с Олимпиадой его сдвинули на самое начало января, и подготовительный период пришелся на рождественские праздники. А вы, наверное, знаете, что такое Christmas в Америке. В обычные дни у нас лед до двух часов дня, а тут сделали до 12:00 - чтобы больше людей привлечь на массовое катание. Вот так мы и готовились, потому и очень плохо выступили. Эшли заняла четвертое место, но я же не буду кричать, почему мы проиграли, у нас это не принято. А ей приходилось кататься с 9 до 12 три часа подряд, потому что потом льда не было. Потом, у нас на одном катке с профессионалами вполне могут находиться и обычные люди. Он упадет, будет сидеть на льду, раскинув руки-ноги, а я тренирую и ничего сказать ему не могу, потому что он заплатил точно такие же деньги.

- Так извините, сразу возникает вопрос - а куда смотрит федерация?

- Вот, очень хороший вопрос, потому что в федерацию я сразу же и позвонил. Как нормальный советский тренер. Они ответили: "Да, мы тебя понимаем". И больше не ответили ничего.

- У них вообще никаких рычагов влияния нет в таких случаях?

- Совершенно. Это не их зона ответственности. Их работа - купить мне билет, прислать на соревнования. Их представитель будет стоять неподалеку от бортика, хлопать в ладоши и кричать "Go, USA!" Воду принести могут или носовой платок. В общем, другие там совсем реалии. Ты должен все делать сам, и спортсмены все должны делать сами. Почему там появляются такие фигуристы, как Лайсачек? Потому что он очень организованный парень, и работал как зверь. Я ему немножко помогал, когда ему это было нужно. Саша Коэн тоже иногда приезжала. Так вот, они очень организованные люди, и они сами все сделали. Они и в обычной жизни такие же. Другие там не выживают. Никакие поддержки, никакие федерации тебя не выручат. И мне, в общем-то, это нравится.

Считаю, что на Олимпиаду должна была ехать не моя ученица



- Иногда вообще кажется, что советская, а теперь российская система, когда спортсмену не нужно ни о чем заботиться, развращает, и из спорта человек выходит, не приспособленный к жизни.

- Раз на раз, наверное, не приходится. Но мне кажется, что испортиться у человека шансов больше, когда все делают за него. Когда ты кого-то ведешь за ручку по жизни, ты, скорее, себя реализовываешь. А ученик или ученица - это твоя марионетка. В Америке же так невозможно. С одним спортсменом я работаю 20 минут, со вторым 40 минут, с третьим опять 20. Хорошему спортсмену я что-то сказал, и он самостоятельно это делает. Нехороший вместе со мной повторил то, что я ему сказал, а потом ерундой занимается. Я это вижу, но сказать ему ничего не могу, и он, условно говоря, погибает. Так и происходит естественный отбор. В России я тренировал своего спортсмена 3-4 часа в день. В Америке такого быть не может - никто не заплатит мне за это время. Мао Асада, если бы хотела, смогла бы, наверное, но и то не делала такого. Я с ней два часа в день работал. С Мишель Кван - один час в день, или 40 минут. С Джеффри Баттлом иногда 20 минут, иногда 40 минут в день.

- Российские фигуристы сейчас вам не поверят.

- А было именно так. И не только, кстати, потому, что они не могут заплатить, хотя в основном поэтому. Просто потому, что у тебя есть еще и другие спортсмены. В фигурном катании же нет контрактной системы. И я не могу дать одному спортсмену три часа своего времени, потому что если он уйдет, я рискую потерять свой бизнес. И мне выгоднее работать с десятью фигуристами по 20 минут, чем с одним - три часа. Это закон бизнеса, который я понял не сразу, как приехал в Америку. У нас же нет зарплат. У нас есть только наш бизнес. Единственное, что у нас может быть - если ты очень хороший тренер и к тебе приезжает много учеников, то владелец катка не берет с тебя деньги за то, что ты там работаешь. Он даже может платить тебе некоторую сумму за то, что ты организовал бизнес на его катке. Но если твой бизнес пойдет вниз, он тут же перестанет тебе платить и, более того, еще может заставить платить тебя. Или что-нибудь придумает и выгонит. Так что, когда мне рассказывают, что многие русские тренеры вернулись в Москву, то я думаю, это потому, что многим из них было тяжело в Америке. А в России, если ты находишься в фаворе, в какой-то коалиции, то тебе там может быть легче. А я просто никогда не был в России в фаворе, поэтому мне было нечего терять, пришлось адаптироваться там, где я есть. И я не жалею об этом.

- Кажется, сейчас как раз наступил момент задать неудобный вопрос. Когда вашу ученицу Эшли Вагнер, занявшую четвертое место на чемпионате США, включили в олимпийскую сборную, а Мираи Нагасу, бронзовую медалистку, в Сочи не взяли, поднялся очень серьезный шум. Видимо, как раз из-за всего того, о чем вы рассказываете - фигуристка платила деньги, попала в тройку, а ее оставили вне сборной?

- Конечно! Более того, я вам так скажу: я Мираи знаю, какое-то время тренировал ее, потом помогал Фрэнку Кэрроллу работать с ней, и на чемпионате США подошел к ней и сказал: "Я считаю, что они неправы. Ты выиграла - ты должна ехать на Олимпиаду". И я до сих пор так думаю. Просто федерация посчитала, что Эшли может сделать больше для завоевания медали в командном турнире. И так, в принципе, и получилось - она не подвела сборную на Олимпиаде. Так что решение федерации, скорее всего, было верным, потому что никто не знал, как оценят Мираи в Сочи. Но такие решения федерация принимает крайне редко.

- Да вообще писали, что чуть ли не впервые в истории.

- Очень может быть. У них спортивный принцип, и я считаю, это правильно. Если спортивный принцип работает, ты никогда не будешь сравнивать - а помните, как там было, а помните, как здесь было. Все намного проще. Первый, второй, третий - поехали. И все! На мой взгляд, это верно, но я не официальное лицо, у меня своя работа, которую я делаю. Что я не умею делать, то не делаю.

- Если позволите, еще один вопрос об отношениях тренера и спортсмена в Америке. Виктория Синицина и Никита Кацалапов рассказывали, что их тренер Марина Зуева старается следить за тем, что они делают, даже в выходные дни. То есть контролирует их не только на льду, но и за его пределами. У вас такое бывает?

- Нет, с американцами такого не бывает. Вообще стараюсь как можно меньше в их личную жизнь вмешиваться, это не мое. С русскими, может быть, так надо делать - все-таки другая страна, и тех, кто недавно туда приехал, просто надо научить, как там жить. Скорее всего, Зуева именно для этого так делает. В Америке многое по-другому, и там нельзя нарушать установленные порядки. Я всегда, кстати, говорил: кто любит жить по закону, Америка - ваша страна. Кто любит "фейерверк" - езжайте в Россию. Я в США езжу на мотоцикле, езжу на автомобиле, и у меня нет ни одного нарушения за 14 лет, что я там живу. Просто потому что я не нарушаю. Помню, как приехал в 2005 году на чемпионат мира в Москву. Еду утром из Кунцево по Кутузовскому проспекту в Лужники. Хорошо одетый, в костюме, в пальто, а у меня тогда еще машина "пятерка" BMW была. Меня милиционер останавливает и дает мне ту штуку, в которую надо дуть. Наверное, он думал, я еду из ночного клуба. Я подул. Он такой: "Красный. Пил?" Я говорю: "Вы что, я на работу еду. Мишель Кван у меня катается! Тренировка в 6 утра". Он подумал, покрутил эту штуку, говорит: "Ну, ладно, что-то не работает". Меня остановили тогда три раза за пять дней в Москве. Три раза за пять дней!

- Машина у вас примечательная, наверное, была.

- Да лицо у меня, во-первых, армянское. И машина, да… Ну, я это все понимаю, но просто смешно - что в Америке за 14 лет ни разу, а тут трижды за пять дней. Конечно, бывает, что вопросы возникают, с визой, например. Но все это решается на законных основаниях, и не нужно никаких побочных звонков.

Не обращаю внимания на судейство - наверное, поэтому все еще и тренирую

- В российском фигурном катании много разговоров о том, что есть сильные и слабые регионы, есть административная поддержка, есть свои судьи и не свои... В Америке такого нет вообще?

- В некотором виде есть. Они тоже учатся этому, должен признаться. Я им сам даже сказал: вы стали прогрессировать в этом направлении. Знаете, когда-то у нас был такой функционер, Кабанов, сейчас его уже нет. Так он мне однажды сказал: "Рафик, ты же не входишь ни в одну коалицию, как ты вообще выживаешь?" И тут же добавил: "Наверное, это к лучшему". Сейчас я работаю в Америке, и там этого, правда, меньше. Да, появляются какие-то коалиции, любимчики. Но если я уж в России мог с этим жить, то там они просто дети по сравнению с тем, что было здесь. Я вообще уехал в Америку именно в поисках такой вот свободы и считаю, что нашел ее. Меня там до сих пор иногда называют русским тренером, но если у меня были чемпионы Японии, Канады, США - какой же я русский тренер? Я international тренер. Хотя я, конечно, горжусь тем, что начинал в Советском Союзе и много работал с Мишиным, с Тарасовой, с Галиной Змиевской…

- Вы много лет тренировали Александра Абта. Причем пробивались с ним наверх в тот период, когда делали ставку только на Кулика, Ягудина и Плющенко…

- Мы с ним работали около 13 лет и сделали, я считаю, очень много. К сожалению, он физически был не очень здоров. С детства у него была астма, ему было сложно дышать, и программы он недокатывал как раз по этой причине. Любая нагрузка для него выливалась в истощение, а не в набирание формы. Поэтому он и травмы получал - здоровья не хватало, и это было самой большой сложностью. Я знаю, как восстанавливались те фигуристы, о которых вы сказали, а Саша восстанавливался очень долго. У меня был случай с ним: на тренировку пришла его мама, и он ради нее так постарался, что потом неделю не мог кататься вообще, так выложился. Но фигурист был очень талантливый. Пробиться в то время, когда был олимпийский чемпион Урманов, олимпийский чемпион Кулик, олимпийский чемпион Ягудин, потом Плющенко, было очень сложно. Но мы сделали все, что могли.

- Характер был у него зверский, наверное.

- Это да, сломать он мог себя, да и травмировался как раз во многом по этой причине. Ну и у меня была мотивация пробиться с ним наверх.

- Вспоминается чемпионат Европы 2002 года в Лозанне. Если есть какое-то олицетворение несправедливости в фигурном катании, то это было второе место Абта при чистом катании. При том что Ягудин упал два раза, шестеро судей из девяти поставили его первым.

- Многие об этом говорили, да. Но я философски к этому отношусь. Если бы Абт был здоров и выдал бы такие прокаты, как тогда в Лозанне, несколько раз, то судьи отнеслись бы к нему по-другому. Так-то у нас много несправедливостей в фигурном катании. Даже с новой системой. Придумали ее с лейтмотивом, что она справедливая. На деле то же самое осталось. Только цифры другие. Показывают мне, говорят - вот, здесь минус, здесь плюс, поэтому ты на этом месте, а не на том. Да знаем мы, как это делается, что разговаривать! Есть хорошее выражение: спортсмен должен кататься, тренер должен тренировать, а судья должен судить. Все. Это мое кредо. Я люблю разговаривать со старыми тренерами - Фрэнком Кэрроллом, Нобуо Сато, Петером Грюттером… Себя-то я пока молодым считаю (улыбается). Они умные люди. И Сато мне сказал: "Рафаэл, если бы я обращал внимание на то, что происходит в фигурном катании, я давно бы бросил им заниматься". Вот и я тоже не обращаю на все это внимания. Не знаю, кто и как судит, я занимаюсь фигурным катанием. И, может быть, этот подход дает мне возможность все еще делать то, что я делаю.

- Кажется, в вас есть внутренняя гармония - в отличие от очень многих людей этого вида спорта…

- Конечно. Я вижу молодых ребят, которые бегают туда-сюда… Я никогда этим не занимался. Работаю - и все. Пока еще работаю. Амбиции, конечно, есть. Как без них? Я хочу, чтобы мои ребята побеждали. Но я не могу для этого переступить какую-то грань. Когда я сказал Мишель Кван: "Ты уже немолодая спортсменка, тебе, может быть, нужна какая-то поддержка?", она ответила: "Я никогда не буду пользоваться ничем, чтобы себе помочь. Буду тренироваться на том, что у меня есть".

- Удивительно. У нас бы спортсмена, скорее всего, даже не спросили - дали бы ему таблетки и сказали, принимай.

- Не знаю. Я рассказываю о том, что было у нас с ней. У нее была травма, и она могла выехать на лед, проехать два круга, покачать головой, сказать - нет, не могу. И уйти к врачу.

- Почему Мишель не уходила из спорта, если травма была такая серьезная?

- Думаю, было несколько причин. Во-первых, она не понимала, что ей делать - она была настоящей спортсменкой. Был случай, когда один мой друг предложил ей выступить в шоу. Одно выступление - 20 тысяч долларов. И она отказалась. Сказала: "Я не люблю шоу. Я люблю соревноваться". Друг меня уговаривал убедить ее поехать, но я пошел даже не к ней, а к ее менеджеру. И тот мне сказал так: "Не проси ее, пожалуйста. Я знаю, что она тебе не откажет. Но также я знаю, что она не хочет". И я не пошел к ней. Ненавидела она все эти шоу, а вот адреналин соревнований любила. Как, думаю, и Женя Плющенко. Он такой же. Интересные они люди.

- Как работа с Кван отразилась на вас?

- Отразилась очень хорошо. Благодаря работе с ней я понял, что есть такие люди, звезды, с которыми можно совершенно нормально работать. Очень трудно рассказать о том, какие они. Их надо знать. Но они очень хорошие ребята. Они состоялись, знают, как себя вести, где, что и как сказать. Что называется, спортивная интеллигенция. Всем бы пожелал когда-нибудь встретить таких людей. Я работаю сейчас на катке, который она построила для себя. Так она заходит каждый раз, когда там появляется, здоровается, обнимает, приглашает куда-нибудь на обед. Вот и весь разговор. И Мао Асада, конечно, интересная была девочка.

- Про нее вы как-то сказали: "Она не катается, наверное, только когда спит".

- Это правда. Она сама тренировалась восемь часов в день. Я ее спросил как-то: "Зачем так много?" А она ответила: "Просто люблю кататься". I love it (смеется). Она приехала в Лейк-Эрроухэд, сняла огромный дом. Думаю, что за большие деньги. И через какое-то время переехала в маленький домик. Я спросил: "Чего это вы оттуда съехали?" Они говорят: "Да мы в этом доме все равно не бываем. Уходим в девять, приходим в девять". А Мишель Кван каталась в протертой до дыр тренировочной форме. Говорю ей как-то: "Ну купи ты уже что-то себе!" "Нет, - говорит. - Это как моя вторая кожа. Слишком комфортно". Можете себе представить такое? Какие проблемы ей или Мао выложить лишние деньги? Никаких. Но они настолько мотивированы были тем, что делают, что ничего вокруг их практически не интересовало. Вот это настоящие чемпионы.

- Русские спортсмены такие бывают?

- У меня таких не было. Мао, Мишель… И Джефф (Баттл) последние годы моей с ним работы. Это спортсмены, для которых, кроме спорта, ничего не существовало. Когда я был молодой, сам, кстати, был такой же. Ненавидел субботу и воскресенье.

- Почему?

- Потому что не мог в эти дни работать! Не знал, что делать, чем заняться. Ждал понедельника, чтобы опять прийти на работу. Сейчас, если честно, я так сказать не могу (улыбается). Потому что я уже люблю много чего. А тогда я познавал, как и что. Первая моя зарубежная поездка была в Болгарию на Универсиаду с одним из моих учеников. Так я чемодан собрал за два дня до отъезда. Сейчас я чемодан собираю за десять минут до момента, как выйду из дома. И смотрю билет свой накануне вечером, когда у меня вылет.

- Вы бы хотели, чтобы вам встретился еще один спортсмен уровня Мишель или Мао?

- Знаете, я помню такую картинку из прошлого. По телевизору идет фигурное катание, идет разминка, и показывают стоящих у бортика Чайковскую и Тарасову. Вот у меня была мечта: когда-нибудь стоять с ними рядом. И она сбылась. На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, когда выступала сильнейшая разминка, стояли Мишин, выводивший Плющенко, Тарасова с Ягудиным и я - с Абтом. И вот тогда я понял: это момент всей моей карьеры. А сейчас такого вопроса, хочу ли я что-то еще, для меня не существует. Последнее время я часто говорю: "Спасибо, Господи, кажется, все, что я хотел, у меня было". Thank You, God. Я счастливый человек, и больше мне особо ничего не нужно.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 06 янв 2015, 11:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 янв 2006, 20:44
Сообщения: 8445
Откуда: Europe
Цитата:
"Я не пил, я еду Мишель Кван тренировать"

всем заголовкам заголовок О)__(О
Симоненко, эээх *...*

_________________
Изображение
- Ковтун в амплуа брошенного в воду котенка (с) ЕСВ
- Котёнок... Изображение (с) Искра


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 29 июн 2015, 10:22 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.sport-express.ru/se-velena/reviews/890928/

РАФАЭЛЬ АРУТЮНЯН: "ПЫТАТЬСЯ ИЗБЕГАТЬ БОРЬБЫ В СПОРТЕ БЕССМЫСЛЕННО"

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Удивительно, но за свою достаточно длинную тренерскую карьеру Рафаэль Арутюнян не заработал ни одного официального титула. Заслуженным тренером страны не был признан даже в 2002 году, когда его ученик Александр Абт стал вице-чемпионом Европы. Возможно, помешала как раз приставка "вице", хотя многие до сих пор считают Абта победителем тех соревнований – настолько убедительным выглядело его катание.
Но воды тех баталий давно утекли. Арутюнян же наконец встретился со своей первой наградой: был удостоен звания тренера года. Правда, не в России. В Америке.
| +
На мои поздравления отреагировал бесхитростно:
– Не думал, что дадут. Честно.
– Почему?
– Потому что в соперниках у меня там были очень неплохие тренеры – пять номинантов, включая Игоря Шпильбанда и Кори Адэ – наставника Джейсона Брауна. Наверное, свою роль сыграл тот факт, что мои спортсмены хорошо выступили не только на взрослом уровне, но и в юниорах.
С другой стороны, я и сам ни на что не рассчитывал. Никогда не был, как сейчас модно говорить, "в тусовке". Не искал должностей, связей. Поэтому, наверное, не имел никаких титулов ни в России, ни в Грузии, ни в Армении. Хотя в свое время в Армении мой спортсмен Исаак Мхитарян стал чемпионом СССР среди юниоров и поехал на первенство мира – небывалый для фигурного катания случай. Но в сборную команду меня тогда не взяли – посчитали, что слишком молодой. Мхитарян же, катаясь без тренера, стал на тех соревнованиях только шестым.
– От Эшли Вагнер, с которой вы стали работать два года назад, тоже ведь никто не ожидал, что она станет чемпионкой США, поднимется на подиум в финале "Гран-при" и завоюет золото в составе американской команды на World Team Trophy в Японии.
– Мне даже Скотт Хэмилтон (олимпийский чемпион 1984 года. – Прим. Е.В.) выразил по этому поводу свое восхищение. Признался, что не понимает, как я это сделал. Я даже рассмеялся. Мол, если Эшли прислали ко мне, чтобы нас обоих таким образом и похоронить, то не стоит удивляться тому, что мы начали столь активно сопротивляться.
В каком-то смысле это действительно уникальный случай: не так много спортсменов в этом возрасте способны прогрессировать. А Эшли прогрессирует.
Могу сказать, что отношение к русским тренерам в Америке понемногу меняется. Возможно, потому что американские спортсмены стали несколько "проваливаться". Например, не так давно меня пригласили провести семинар для тренеров парного катания – по прыжкам. Просто для того, чтобы тебя заметили, приходится постоянно пробиваться. С другой стороны, а где этого делать не надо?
Я почему-то часто вспоминаю, как в юности попал в ЦСКА и познакомился там с Михаилом Мамиашвили. Жили мы прямо в зале, потому что в гостинице не было мест. У нас с Мамиашвили кровати стояли рядом. Соответственно, мы довольно много разговаривали. Катался-то я в те времена за Грузию.
– С армянской фамилией?
– Это вообще отдельная история. Но я тем не менее двукратный чемпион Грузии. А Мамиашвили произвел на меня колоссальное впечатление – своей целеустремленностью и какой-то всепоглощающей добротой к окружающим. Сейчас с удовольствием читаю его интервью и могу сказать, что эта целеустремленность, нацеленность на результат никуда не делись. Столь же сильное впечатление в этом отношении на меня произвел Леонид Аркаев.
– Великий тренер, который уже много лет работает в Саранске с детьми и фактически отстранен от большой гимнастики?
– Вот такого в Америке не может произойти в принципе. Каким бы ты ни был, тут не могут тебя "зарезать" – лишить профессии.
– Но ведь есть достаточно много примеров, когда у российских тренеров отбирали учеников, стоило тем подняться на мало-мальски заметный уровень. Можно вспомнить, например, Александра Уряшева, у которого до сезона-2013 каталась Грейси Голд.
– Ну и что? Тренер должен уметь переживать такие вещи. Голд отдали не кому-то, а Фрэнку Кэроллу – видимо, посчитали, что это способно дать на Олимпиаде более мощный прогресс. Но это ведь не помешало нам с Эшли Вагнер опередить Грейси на чемпионате США? Хотя на такой поворот в Америке действительно никто не рассчитывал.
Когда я говорю, что тренера не могут "зарезать", имею в виду прежде всего то, что никто не может запретить человеку прийти на тот или иной каток и там работать. Своих катков и права распоряжаться ими, как душа пожелает, в Америке ни у кого нет.
– А как же каток, который построила в Лос-Анджелесе ваша бывшая подопечная пятикратная чемпионка мира Мишель Кван?
– Так ведь сама она, когда там тренировалась, каталась с восьми утра до часу дня. А потом лед забирали хоккеисты. На этот счет существуют жесткие законы бизнеса. Хоккей – это 700 долларов в час. Поэтому отец Кван, распоряжавшийся катком, не предоставлял Мишель абсолютно никаких привилегий. Даже когда она готовилась к Олимпийским играм.
Я же до сих пор помню, как мне закрыли вход на все профсоюзные катки из-за конфликта с одним из ведущих тренеров. Мои спортсмены начали тогда довольно серьезно "покусывать" его учеников, и он просто меня спровоцировал – оскорбил, упомянув в ругательстве мою мать. Вы, думаю, понимаете, что это такое для человека, выросшего в Грузии. Я был просто обязан его ударить. Это в крови у каждого грузина. Еще в детстве, помню, если во дворе кто-то хотел подраться, достаточно было произнести эти слова вслух. Не важно, какого возраста и какой весовой категории твой оппонент – ты был обязан в подобном случае дать ему в морду. Иначе тебя стал бы презирать весь двор.
А тогда я какое-то время помыкался без работы, до тех пор пока меня не приютили в "Динамо". Потом, понятное дело, все сгладилось.
– Тренерский семинар в Миннесоте, на который вы были приглашены, посвящался только парному катанию?
– Нет. Это большое мероприятие, ежегодно организующееся Ассоциацией фигурного катания США. И в его же рамках проводится награждение лауреатов года. Вручают призы лучшему тренеру, хореографу, отмечают лучшие программы, все проходит очень торжественно. И никто заранее не знает имен лауреатов. Я, например, совершенно не был готов услышать свое имя. Удивился и тому, что лучшим хореографом был назван специалист, работающий с Кори и Брауном. Хотя назвать лучшего в этой категории всегда сложно. Вкусы-то у всех разные.
– А что лично вы вкладываете в понятие "сильный хореограф"?
– Это прежде всего специалист, который из года в год не опускается ниже определенного уровня и постоянно придумывает что-то новое. Есть ведь программы, которые смотришь не отрывая глаз. Мне нравится, как работает Том Диксон в Колорадо-Спрингс, Шэ-Линн Бурн. Хорошим хореографом становится Джеффри Баттл. Считаю, что совершенно не случайно под Олимпийские игры в Сочи трехкратный чемпион мира Патрик Чан оставил короткие программы предыдущего года, которые ему ставил Баттл. Да и Юдзуру Ханю выиграл олимпиаду с короткой программой авторства Джеффри.
Баттл потрясающе слышит музыку, знает, как с ней обращаться. И он очень хорош в направлениях – знает, куда прыгать. Я в свое время очень много с ним этим занимался. И считаю, что в золотой медали Баттла на чемпионате мира в 2008 году есть достаточно большой процент моего труда. Он ведь до того, как мы начали вместе работать, никогда не был сильным прыгуном. А на том чемпионате не упал только потому, что мы с ним сделали все прыжки в правильном направлении.
– Расшифруйте хотя бы в общих чертах про направления.
– В каждом прыжке есть три основные составляющие. Это направление, позиция и ритм. Если человек ошибается в направлении, это искажает позицию и меняет ритм. Все просто. Примерно как бросить человека в воду с вышки по неудобной для него траектории – чтобы вам было понятнее. И потребовать, чтобы он безошибочно выполнил всю комбинацию вращений.
Все это придумал, конечно же, не я. Еще Станислав Жук, помню, говорил ученикам на тренировках, не вдаваясь в детальные объяснения: "Едешь вон туда и прыгаешь там". Если спортсмен отклонялся от указанного направления хотя бы на метр, Жук мог вообще выгнать за это со льда. Когда Станислав Алексеевич начинал мне рассказывать о каких-то тонкостях тренерской работы, я, признаться, не понимал и половины, хотя в то время у меня уже были неплохие спортсмены, выигрывавшие юниорские соревнования. Сейчас думаю: мог спросить – и не спрашивал. Ну не дурак?
– Вы уже достаточно много лет работаете в связке с Надеждой Канаевой. Это необходимость или своего рода тренерская благотворительность, помощь соотечественнице?
– В одиночку в спорте давно уже никто не работает. Надя действительно очень много мне помогает. У нее достаточно непростая судьба: в 14 лет она потеряла маму, а после того, как отец повторно женился, ей стало попросту негде жить. Какое-то время она жила у Лены Водорезовой, у Ольги Марковой, работала в ЦСКА – в том числе и со Станиславом Жуком, потом приехала в США. Причем сразу попала в Лейк-Эрроухед, где всегда были хорошие спортсмены – и Мишель Кван, и Мао Асада, и Джеффри Баттл. Надя сразу стала помогать всем. Эта помощь оказалась настолько эффективной, что до сих пор к ней присылают своих спортсменов многие американские тренеры. Мне кажется, что она давно созрела для того, чтобы работать самостоятельно. Вообще считаю, что молодых тренеров надо выпихивать в самостоятельную жизнь.
Для себя же я решил: если Надя действительно через какое-то время захочет работать одна, я обязательно возьму к себе в помощники трех или четырех молодых тренеров, буду их учить. Тем более что сейчас мне предлагают уехать из Лейк-Эрроухеда в другое место, где будет больше своего льда. Так что обеспечить людей работой я сумею.
– Речь идет о российских тренерах?
– Не только. Но российских взял бы с удовольствием. Это совершенно иной уровень базового мастерства.
– Как давно вы почувствовали в себе желание работать с тренерами, а не со спортсменами?
– Не скажу точно, когда это произошло, но действительно почувствовал такую потребность. Видимо, приходит время, когда ты понимаешь, что работать со спортсменами становится уже не так интересно, как раньше. Было время, я не спал ночами. Просыпался, вставал перед зеркалом и проверял позиции, пытаясь понять, как все это может работать на льду. Если бы кто меня тогда увидел, наверняка решил бы, что я сумасшедший. Выходные я ненавидел, потому что прекращался процесс познания. Ждал понедельника так, как большинство людей ждут субботу и воскресенье.
Сейчас могу уже признаться, но был период, когда в моей группе те спортсмены, которых я толком не тренировал, катались лучше и увереннее, нежели те, с кем я возился чуть ли не круглосуточно. Меня это дико бесило. И вот эта дверка в настоящую тренерскую жизнь открывалась очень медленно. А когда открылась, то понял, что все самое интересное я уже прошел. Поэтому, наверное, и хочется делиться знаниями. Да и потом, сколько лет я еще смогу активно работать на льду? Максимум два олимпийских цикла. В 2022 году мне будет 65. И что потом?
– Продолжает же работать на льду в свои восемьдесят Джон Никс, передавший вам Вагнер?
– О-о-о! Никс – это вообще отдельная история. Я всегда к нему приезжаю, когда удается выкроить время. Люблю "дедов", которые уже сделали результат. Они такие мудрые, спокойные. Знают цену успеху, цену самим себе. Мне всегда льстит, когда Никс, видя меня на своем катке, останавливает тренировку и подходит со мной поздороваться.
– Работу тренера со спортсменом часто называют неблагодарной. Не боитесь, что столь же неблагодарной может оказаться работа с коллегами?
– Это не сильно меня беспокоит. Я ведь не для кого-то хочу это делать, а прежде всего для себя. Знаю, что получу от этого удовольствие и заведомо не жду ни от кого благодарности. Это же действительно огромное удовольствие – видеть, как у людей вдруг начинает получаться то, что раньше не получалось.
– Как думаете, каким получится сейчас возвращение в спорт вашей бывшей ученицы Мао Асады?
– Она правильно делает, как мне кажется, что возвращается. Ей нет замены в Японии. По крайней мере я не вижу ни одной японской фигуристки, которую отличала бы похожая стать, порода. Которая по своему "калибру" могла бы встать рядом. К тому же Мао уже не просто девочка с хорошей техникой. Она взрослая, сложившаяся личность. Не так давно Асада сказала в интервью, что успела понять, что такое жизнь вне спорта, сколько в этой жизни всего интересного. И теперь мне очень интересно увидеть, что из этого нового опыта Мао сумеет принести на лед. Изменится ли в плане эмоций, хореографии. Все-таки при всех своих титулах она всегда была достаточно зажатой на льду. Раскрывалась в своем катании процентов на тридцать, не более.
– В серии "Гран-при" на турнире в Японии Мао как раз встретится с Вагнер. Распределением своих спортсменов по этапам вы довольны?
– Я всегда относился к таким вещам просто: если у спортсмена есть серьезные амбиции, ему должно быть безразлично, кто именно оказывается в соперниках. Помните, как во взрослое катание пришел 15-летний Женя Плющенко? Пришел – и всех разорвал.
Пытаться избегать борьбы в спорте бессмысленно: все равно ты рано или поздно со всеми встретишься. Поэтому я никогда не озадачиваюсь на тему жеребьевок. Ну да, кому-то в силу расстановки по этапам бывает проще пробиться в финальную шестерку. Но для меня никогда не было самоцелью попасть в финал. Гораздо интереснее, чтобы мои спортсмены могли в этом финале бороться. И не думали о том, дадут им что-то или нет. А приходили и брали.
Хотелось бы, конечно, иметь больше льда. Большинство фигуристов далеко не так профессиональны, как была в свое время Мишель Кван. Никогда не нужно было следить, как и что она делает. Остальных же приходится в этом отношении отслеживать. А как отслеживать, если лед заканчивается в два часа дня и после этого времени все спортсмены предоставлены сами себе?
– Неужели лучшему тренеру страны не полагается больше льда?
– Разве что в стакане с виски.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 16 ноя 2015, 20:46 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
TSL's Conversation with Rafael Arutyunyan


_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 04 янв 2016, 20:31 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
http://rsport.ru/interview/20160104/885937126.html

Рафаэль Арутюнян: прицепи поролоновую попу,что-то из силикона, и покатайся на коньках

Знаков вопроса российский-американский тренер Рафаэль Арутюнян расставил в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Анатолием Самохваловым очень много. Это при том, что специалист, который привез на декабрьский Финал Гран-при в Барселону опытную Эшли Вагнер и юного Натана Чена, на всё имеет свой ответ. Зачем Патрику Чану нужен Алексей Мишин? Окончательно ли Евгения Медведева с Еленой Радионовой выбили Юлию Липницкую? И почему Виталию Мутко нужно посетить американские катки?

| +
Девочка с телом мальчика соревнуется с женщинами

- Рафаэль Владимирович, на каком уровне сейчас женское одиночное катание?
- В нем происходит частая смена лидеров. Главная опасность, которая надвигается – тенденция к появлению таких, как Медведева. Бах! И она появилась. В Финале Гран-при она была фаворитом. В прошлом году была Радионова, в позапрошлом - наша звезда Липницкая. И это пугает, меня во всяком случае.
- Почему?
- Потому что мир привык к установившимся стандартам. Как в школе: чем чаще о чем-то говорят, тем лучше это запоминается. Например: Тайгер Вудс, Мишель Кван, Мао Асада.
- А сейчас: Женя, Лена, Юля, Поля…
- И что с этим будет? У меня вопрос: что с этим будет происходить?
- Они вырастут.
- Вырастут, и придут следующие? Через два года? Мы не будем запоминать имена и, может, нам это надоест? Или вам не надоест, и вы будете ждать…
- …новую Машу?
- Да.
- Посмотрим, а после будем пересматривать архивы.
- Если немножко уйти вглубь истории, то была (Ирина) Роднина. Эта фамилия - эпоха. А тут: одна, другая, третья…
- А это от спортсменов зависит?
- У меня такое ощущение, что мы, омолодив спорт, пришли к тому, что девочка с телом мальчика соревнуется с женщиной. Неравные условия. Я бы давал этим девочкам 12-летним бандаж, прицепил бы попу из поролона, еще что-то спереди из силикона и сказал бы: иди-ка, покатайся, попробуй. Пусть сможет раскрутиться, когда у нее навешано всего помимо костюма.

Скоро десятилетка исполнит тройной аксель

- Нищает сам вид спорта от агрессивной моложавости?
- На мой взгляд, да. Взрослый человек преподносит образ по-другому, со своим пониманием, что он хочет сказать на льду. А маленький – верткий, мобильный, без груза медалей. Он выходит и начинает вертеться. А так как технологии обучения сложным элементам усовершенствовались, мы этих спортсменок начали штамповать. Если раньше мы человека обучали необходимым для побед трюкам к шестнадцати-семнадцати годам, то сейчас - к двенадцати, а то и к десяти. Десятилетние дети в России владеют теми элементами, которые сейчас исполняются в Финале Гран-при. Теми же каскадами "3-3". Тройной аксель в мире делают из взрослых только Туктамышева и Мао (Асада). Среди детей я такого не видел, но убежден: скоро тройной аксель исполнят десятилетки. Куда приведет нас это омоложение? И куда будут деваться те женщины, которых девочки выбивают?
- Каждому герою нужно хотя бы по пятилетке славы?
- Нужна цельность. Скоро мы посмотрим, выбили ли они Липницкую до конца. Вы вот как думаете: выбили, или она вернется?
- Пока она ушла к другому тренеру.
- А (Аделину) Сотникову они уже выбили, или она тоже вернется, с Липницкой?
- А хотят ли они сами вернуться?
- Во-о-о-т. Дело…
- …в мотивации. Но сами Сотникова с Липницкой эту мотивацию не раскрывают. Или сами ее не осознают.
- А пока они осознают, появляется Медведева и ликвидирует их как класс. Потом следующая появится и ликвидирует нынешних лидеров. Было время, когда возрастной лимит заявки на Олимпийские игры ограничивался пятнадцатью годами. Многие помнят, как вышла такая пятнадцатилетняя Тара Липински и обыграла Мишель Кван. Затем лимит был понижен до четырнадцати лет, и в 2005 году 15-летняя Мао Асада, почти как сегодня Медведева, выигрывает Финал Гран-при, обыгрывая (Ирину) Слуцкую, но не едет на Олимпиаду в Турин. Кто определил эту цифру – 15? Или 14? Она основана на чем? В этом возрасте можно замуж выходить? Можно выпивать и закусывать?

Конвейер по производству детей

- У вас нет желания взять, да сделать ставку на талантливую четырнадцатилетнюю девочку, которая через два года победит в Финале Гран-при, а затем на чемпионате мира? Тем более у вас наверняка такие есть.

- В Америке? В Америке таких детей нет. Потому что там нет фабрики по производству детей. В Америке всё возникает спонтанно. В России же существует конвейер по штамповке спортсменов. С четырех лет дети принимаются на каток, начинается селекция. Менее жесткая, чем раньше, но она есть, и после дети начинают тренироваться как профессиональные фигуристы. В Америке такого нет, там приходит любой ребенок любого возраста в любое время и говорит: я хочу учиться кататься, и его пускают. Проходит время, и он, ребенок, думает: может, посерьезнее стоит заняться спортом? И начинает брать уроки у более профессиональных тренеров. А вначале он просто ходит погонять на каток.
- Госпрограммы у вас в Вашингтоне нет?
- Как таковой программы развития профессионального спорта в США действительно нет. У федерации фигурного катания Америки единственная задача – тем людям, которые отстаивают честь страны, нужно предоставить возможность где-то встречаться и соревноваться. Найти судей, привлечь волонтеров… Никакого конвейера.
- Об этом вы рассказывали год назад. Вы когда с Эшли Вагнер выходите на тренировку, у нее нет досады от того, что она такая красивая и понимающая программу, но объективно ей уже трудно исполнить то, что легче Радионовой или Медведевой?
- Проблема есть, потому что все предыдущие годы она жила на льду по принципу "я просто хочу кататься", из нее не готовили резидента, который знает, как себя вести в любых ситуациях.
- "Ты должна, ты обязана"…
- Просто enjoy (наслаждайся).
- Какой в этом плюс?
- Раскованность. Но есть и минусы: возникают моменты, когда надо побороться и воткнуться, а у нее не получается. А если бы ее воспитывали "на производстве" – не просто с умением борьбы, а с ее знанием, то ситуация была бы иной. Мой ученик 16-летний Натан Чен может падать, но он заточен на победу. А почему он такой? Потому что до меня его в Юте, где он родился, воспитывала русский тренер.
- У Эшли до сих пор продолжается "enjoy"?
- Конечно. В Америке народ понимает, что есть еще какие-то другие опции в жизни, поэтому они не парятся. У нас другой менталитет: мы все в этом бизнесе, и надо в нем дойти до предела.

На то он и Плющ

- Вагнер часто плачет?
- Бывает и такое. Она понимает, что ей сложно. Но Мао что, не сложно? При том, что она была намного технически сильнее остальных. Как Плющ (Евгений Плющенко) в свое время. Почему он так долго жил в спорте? Багаж был мощным.

- "Доживет" до 2018 года?
- Когда он сказал, что хочет "дожить" до 2014-го, я в это не верил. А "дожил". Сейчас я не верю, что он будет в 2018 году в Корее, но это я не верю, а он, может быть, верит. На то он и Плющ. А я - совсем другой человек.
- Вы Липницкую "нашей звездой" назвали.
- Она скорее была главным событием. Не знаю, насколько оно было раздутое, а насколько настоящее, до сих пор разговоры о ней не утихают. Хотя она не очень-то конкурирует с этими девчонками молодыми.
- Она вообще большой талант?
- Конечно! Она, как сейчас Медведева, Радионова, прошла такую мясорубку, прежде чем оказаться на своем месте. Очень талантливые. Но кто из них станет звездой? И что, кстати, в вашем понимании звезда?
- Сочетание особой индивидуальности при стабильных победах.
- Согласен, особенно со второй частью вашего определения. Талант нужно доказывать из года в год. Почему Плющ - звезда? Потому что столько лет подряд говорил: "Я, и всё! Не дам никому своего". Слуцкая – это тоже из категории "Моё. Не отдам". А когда ты особая индивидуальность, но та, которая "появилась-ушла", тогда возникает вопрос: а кто из них действительно станет звездой?

Россия опережает США на пятилетку

- Наш министр спорта Виталий Мутко рассказал нам с коллегой о своем желании создать в России такие уголки фигурного катания, как в США, когда есть каток, тренер и таланты. Алексей Урманов в Сочи, к которому ушла Липницкая – подобный проект. Есть одна разница: за океаном этот процесс идет снизу в условиях "где придется", у нас же – сверху, с условиями совсем иными. Верите в такой подход?

- Я хочу пригласить Мутко к нам, в местечко, где тренирую я. А у нас беда. Если он увидит это… Если он сможет назвать это базой… Я тренирую среди любительской публики, среди тысячи человек на льду. Просто у меня мотивация другая. Вернее, у меня мотивация. В Америке она идет от личности. Если я брошу, то никакого местечка не станет. И такое происходило не раз. Все зависит не от места, а от человека.
- В общем, в этот комфортный подход не верите?
- Если вы нашли того человека, который нужен, тогда все будет в порядке.
- Урманов вам понятен как тренер?
- Для меня эти ребята все хорошие, все тренеры имеют шанс что-то сделать. Но: доказывайте на катке.
- А уход Липницкой к Урманову понятен?
- Я не стоял с ним на катке. А вот с Таней Тарасовой стоял. На СЮПе (Стадион юных пионеров), и получал огромное удовольствие. Я был в экспериментальной группе (Алексея) Мишина. В мире вообще-то не так много отличных специалистов в фигурном катании. Если будете считать, вам хватит пальцев одной руки. Ну, может, и двух. Я об умельцах постановки элементов.
- Елизавета Туктамышева при Мишине – сбалансированная фигуристка?
- Технический перекос есть. Да, больше технический, чем presentation (подача).
- У вас нет профессиональных мучений, когда вы ставите программу, но понимаете, что тройной аксель или каскад задвинет постановку далеко?
- Ко мне как к тренеру приходят спортсмены с определенными проблемами, и моя задача - ликвидировать недостатки. Если у фигуристки нет каскада или хорошего акселя, то нужно ими заниматься и пытаться их из нее вытрясти. Не вытрясешь – не будешь ты, как тренер, там, где хочешь быть.
- Марина Зуева говорит, что есть правила, и в них нужно играть.
- Естественно, ведь применительно к этим правилам твой спортсмен может быть не лучшим, и ты будешь проигрывать.
- Закончим девчачьей темой. В США есть девчонки, которые "завтра придут"?
- Очень мало. Россия опережает Америку на пять-шесть лет. В России есть ребята, которые много чего исполняют на льду, в Америке таких нет. Хотя… Америка непредсказуема в том, что там может появиться один, но который так захочет, что сможет уделать всех. Внутри в американцах есть потенциал упираться. Ну какой, скажите, шорт-трек в США? Смех. Но смог же этот парень Аполо Оно раскрыть в себе чисто американскую перспективу. Может это сделать и некий фигурист, или фигуристка. Как это происходит, мне до сих пор непонятно, хотя я там живу шестнадцать лет.

Но в мужском одиночном катании на поверхности сейчас в мире три явные перспективы – (Юдзуру) Ханю, Сома Уно и Цзинь Боян. Я не вижу инструментов борьбы с ними. Это возможно, но очень сложно.
- Патрика Чана списываете?
- Патрик, на мой взгляд, сделал совершенно неправильные выводы из того, что с ним происходило последние годы. Ему нужен технический тренер.
- Мишин.
- Ему нужен Мишин, да. А он работает с хореографом. Хотя Мишин, может, и не согласится, потому что это большая ответственность - у Чана упущено несколько лет. При всем его идеальном катании ему необходимо вернуть технические элементы на место.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 05 янв 2016, 22:38 
Не в сети

Зарегистрирован: 18 авг 2015, 21:39
Сообщения: 55
Рафаель тренировал и Асаду и Баттла в 2008 г, хотя не присутствовал с ними официально на чемпионате мира. И вообще "Арарат" был такой символичной программой. Просто вспомнилось.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 16 апр 2016, 11:30 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
Coach Rafael Arutyunyan on hopes for 2016-17 figure skating season


_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 17 ноя 2016, 12:58 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/940265

Рафаэл Арутюнян: Некоторые тренеры цепляются к спортсмену, как к ракете

Андрей Симоненко

С Рафаэлом Арутюняном мы встретились на парижском этапе «Гран-при» во время тренировки сильнейшей группы фигуристок, где катались россиянки Евгения Медведева и Мария Сотскова. Звезды американского фигурного катания Эшли Вагнер, Адам Риппон, Мэрайя Белл, а еще уникальный Нэйтан Чен с четырьмя разными четверными прыжками – это все ученики Арутюняна, и тем для разговора была масса.

Самая горячая из них – это, конечно, необъявленный переход Чена в группу Марины Зуевой. Сама Зуева в интервью «Советскому спорту» во время турнира в Финляндии сообщила, что Чен приехал к ней, чтобы «улучшить презентационную часть катания, научиться вкладывать душу в исполнение программы». Очень хотелось узнать, как смотрит на эту поездку Арутюнян. Но начали мы с того, что происходило в данный момент на льду.
| +
«Надо убрать мотивацию рисковать неокрепшим телом»
- Рафаэл Владимирович, наверное, смотрите на Медведеву и, наверное, думаете, как ее вам с Эшли Вагнер обыграть?

- Ни в коем случае! Смотрю и для себя что-то, как тренер, отмечаю. И такая постановка вопроса, считаю, некорректна. Просто иногда действительно приходится читать комментарии наподобие «вот, Арутюнян в Америке готовит соперниц русским девочкам». Но я, например, тренировал Машу Сотскову, когда она к нам приезжала на сбор. В тот год она очень сильно подросла, у нее разладились прыжки. У нас в группе она провела практически все лето и потом на контрольных прокатах сборной России показала высокий уровень готовности к сезону, что и подтвердила в итоге результатами. В этом году к нам приезжала Елена Радионова, мой ассистент Надежда Канаева ставила ей программу. Я тоже принимал некоторое участие в постановке и вообще я болею за русских ребят, тем более что в сборной до сих пор катаются мои бывшие ученики — например Сергей Воронов. Не факт, что завтра я еще какую-нибудь русскую фигуристку или фигуриста не буду тренировать. А послезавтра француженку, тренер которой ко мне обратился с просьбой дать совет. Я много раз говорил это и еще раз скажу: надо забыть разделение на «наших» и «не наших», особенно у тренеров моего уровня. Мы работаем со всеми. У меня тренировались чемпион России Саша Абт, чемпионы США Мишель Кван и Саша Коэн, чемпион Канады Джеффри Баттл, чемпионка Японии Мао Асада. Так какой я тренер – русский, американец, канадец, японец?

- Гражданин мира.

- Вот именно. Помогаю всем, кто хочет со мной работать. Попросит кто-нибудь, пущу его на каток, потом смотрю, как он там бегает и прыгает, пока не пойму, что он действительно хочет, чтобы я ему помог.

- Но Эшли же боролась на чемпионате мира за золото – разве нет?

- Да совершенно другие люди там за него боролись. Американская федерация ставила на Грейси Голд, и это не секрет. Просто мы с Эшли так к чемпионату мира подготовились, что попали туда, куда попали. И я любого ученика готовлю как потенциального чемпиона. Пришел ко мне, например, сейчас Михал Бржезина (чешский одиночник – прим.ред.). Он тренировался, на мой взгляд, слабо, мало. Ему тяжело, он давно уже не мальчик. И первое что я ему сказал: у тебя в этом сезоне чемпионат Европы в родном городе Остраве, ты не можешь там плохо кататься. И все встало на свои места. Теперь он хотя бы старается. Что получится – посмотрим, но я постараюсь со своими знаниями и опытом вывести его на тот уровень, чтобы мне хотя бы не было стыдно. Это же моя работа.

- Корейская фигуристка недавно попыталась сделать четверной прыжок. Как считаете, произойдет прорыв в этом направлении?

- Обязательно. Особенно у детей.

- Но тогда деваться некуда – надо сдвигать возраст перехода из юниоров во взрослые?

- Я уже не раз говорил: четверные прыжки в юном возрасте вредны. Кости несформировавшиеся, растут еще. Пойдут травмы. Уже пошли в парном катании – девочки приземляются с такой высоты на четверных выбросах… Но надо не только запретить детям выступать со взрослыми. Еще надо сделать разрыв в призовых деньгах – между юниорскими и взрослыми соревнованиями. После 18 лет пусть участвуют во взрослом «Гран-при» и получают за выигрыш, допустим, 40 тысяч долларов. А в юниорском «Гран-при» за победу не давать больше 200-300 долларов. Чтобы не было мотивации рисковать детским телом. Чтобы была другая мотивация – сохранить свое тело до взрослых соревнований и там уже зарабатывать деньги. Выучил четверной в юном возрасте – молодец, тренируй его периодически, готовь свое тело к взрослым нагрузкам. И после 18 лет, окрепнув, придешь собирать все то, что заслужил. У фигуриста нет копья или теннисной ракетки. У него есть тело, которое надо беречь.

- Эшли изменилась после серебра чемпионата мира в плане отношения к делу?

- У меня произошел с ней серьезный разговор летом. Я ждал-ждал, пока она начнет все снова делать по-человечески, но смотрю – тяжело ей. И это правда тяжело – начинать каждый новый сезон в ее возрасте. Мотивация проходит. Она мечтала стать призером чемпионата мира, стала им – и после этого наступило опустошение. Я ее вызвал на разговор и сказал: если все так и будет продолжаться, можешь закончить со мной работать как с тренером. Зачем кататься, если не выигрывать? В Калифорнии тепло – на пляж надо идти, зачем на лед? Мы же не белые медведи или пингвины. Дал ей неделю на размышление. Привела себя в порядок. А так денег у нее достаточно, если бы она подняла руку и сказала – я свободна, на нее налетел бы миллион «пассажиров». Ведь у нас тренеры разные есть. Одни отвечают за то, что делают. Другие – «пассажиры». Знаете, фигурист как ракета, летит вверх, а они к этой ракете как крючками цепляются. Вот я ей и сказал – найдется масса желающих к тебе прицепиться, чтобы посидеть с тобой в «кисс-энд-крае», который я, если честно, ненавижу.

- Почему ненавидите?

- Потому что не всегда со спортсменом там сидит тот, кто его воспитал. Работу сделал один, а сидит другой. Месяц потренировал и сел. А тот, кто шесть лет тренировал, может сколько угодно рассказывать, что это его заслуга. Но зрительный анализатор сильнее слухового. Люди видят надпись, видят лицо, сидящее в «кисс-энд-крае» - и у них складывается в голове совершенно другая картина. И что, мне им объяснять, что у каждого человека есть свой уровень понимания порядочности? Да и как мне этого человека судить, если для него это нормально? Есть люди, которые по жизни себя тренируют делать нехорошие вещи. И через какое-то время для него эти вещи становятся нормой. Для них нормально брать спортсменов за два года до Олимпийских игр, цепляться за них, как за ракету – и улетать вверх, чтобы прилететь в рай.

«Нэйтан Чен пока недоучка»
- Раз уж мы перешли к самой горячей теме нынешнего сезона, можете ответить на прямой вопрос – Нэйтан Чен от вас ушел? В телетрансляции из Парижа титры сообщили, что его тренер – Марина Зуева.

- Перед этапом в Париже он мне позвонил и сказал: увидимся здесь, поговорим. Я ответил – окей, если ты будешь объявлять о смене тренера, предупреди меня, пожалуйста, заранее. Уже здесь ко мне подошли представители медиацентра и сообщили, что Зуева попросила их поменять фамилию тренера в протоколе. Спросили – кто все-таки его тренер? Я такой человек, что ходить за кем-то и спрашивать – сделал ты официальное объявление или не сделал – не буду. Так что ответил им: спрашивайте у него. В том, что они у него спросили, я сомневаюсь. Он вообще ребенок, ему 17 лет. Приехал сюда с четырьмя четверными, чтобы всех порвать. А в эти игры ему играть вряд ли интересно. Мне кажется, ответственность в таких случаях лежит на нас, взрослых, на нашей порядочности.

- Как вообще получилось, что Чен оказался у Зуевой?

- Он поехал к ней ставить программу. Все ведь ездят ставить программы – кто-то к Лори Никол, кто-то к Джеффри Баттлу, кто-то к Дэвиду Уилсону, кто-то к Шэ-Линн Бурн. Но при этом возвращаются обратно. А вот от некоторых танцевальных тренеров из бывшего СССР – иногда нет. И это, я должен отметить, их профессия. Они в этих делах профессионалы. Моя профессия – когда ракета летит вниз, я ее подхватываю, задираю ей нос наверх и туда пытаюсь толкать. Куда-то доталкиваю. Вот, Эшли Вагнер, Адам Риппон – куда дотолкал их, туда дотолкал. А кто-то к этим ракетам, как я уже сказал, цепляется.

- Мэрайю Белл толкать начали.

- С ней интересная ситуация. До сих пор храню на телефоне переписку - 54 ее сообщения, моих четыре. Только когда она сказала, что все равно едет в Калифорнию на соревнования и уже там хочет со мной встретиться, ответил ей – давай встретимся. Она попросила меня оказать ей помощь в тандеме с ее тренером Кори Эйд. Я ответил: сначала сделай объявление, чтобы твой тренер знала о том, что ты со мной сотрудничаешь. Если она даст согласие – начнем. Опыт работы в таком тандеме у меня был: я работал с Джеффри Баттлом и его тренером, с которым он занимался с семи лет. В итоге Баттл стал чемпионом мира. Мэрайя пошла к тренеру, и она ответила отказом. Но Белл заявила: все равно уйду. Возьмете? И вот я думал-думал и в итоге согласился. Но историю переписки держу – мне спокойнее. Чтобы никто не сказал, что я поступил непорядочно. Вот так я к этому отношусь.

- Вы уверены, что это не сам Чен заявил о желании остаться там?

- Да я знаю, как это делается. Подошел, сказал несколько приятных слов – ты классный спортсмен, я знаю, как тебе помочь. По сути, услуги бэбиситтера предлагают. А я ни с одним спортсменом до того, как начал с ним работать, даже словом не перемолвился. Могу только еще раз повторить: кто-то может такое себе позволить, кто-то нет.

- Как сделать так, чтобы подобных вещей не происходило?

- В других видах спорта есть контракты. У нас их нет. Это мы на словах только все такие серьезные. Да ничего не серьезные – сидим, развлекаемся… В кисс-энд-крае сидим, хлопаем по плечу, головой киваем. Свои люди, конечно, знают, кто работу делал, а кто посидеть вышел. Но зрители-то не в курсе. Вас попрошу вместо себя сесть – они вас тренером считать будут.

- Нэйтан способен стать олимпийским чемпионом?

- Если будет прыгать и ничего не произойдет… Но пока он недоучка. Тому же сальхову и акселю я его не успел обучить. Ему оставалось стабилизировать эти два прыжка и потом расти в плане интеллекта. Ведь компоненты – это еще и интеллект. Он парень неплохой, немножко упрямый, и интеллект у него есть, но мне с ним было всегда непросто. Вот с Адамом и с Эшли мы с моей командой нашли общий язык. Тренируются, растут и не уходят вниз, как основная масса фигуристов их возраста.

- Если Чен одумается и попросится назад - возьмете?

- Смотря как попросится.

PS

Уже после этого интервью Арутюнян сообщил, что Чен подошел к нему после турнира в Париже и попросил вывести его на этап «Гран-при» в Японии.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 18 фев 2017, 00:18 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
http://rsport.ru/interview/20170217/1116455169.html

Рафаэл Арутюнян: ребята прыгают четверные как кузнечики!

В Канныне проходит тестовый предолимпийский Турнир четырех континентов, на который тренер Рафаэл Арутюнян привез своих учеников. Корреспондент агентства "Р-Спорт" Вероника Гибадиева попросила его оценить, как обстоят дела в фигурном катании за год до Игр в Южной Корее, рассказать об олимпийском катке и назвать три главных сюрприза, которые могут удивить его на Играх в Пхенчхане.
| +
Лед пока не очень нравится - то мягкий, то жесткий

- Приехали сюда, прежде всего, потому что это тестовые соревнования, - рассказывает Арутюнян. - В принципе этот турнир очень неудобно стоит для нас по календарю. Летать в Азию, да еще в этот момент сезона, нам неудобно. Приходится долго восстанавливаться.
- Какие первые впечатления от самого катка?
- Лед пока не очень нравится, и не слышал пока, чтобы кто-то был им доволен. Качество меняется - то мягкий, то жесткий. В общем, не очень удобный, не нравится ребятам, все жалуются. Наверное, он новый, наверное, недавно его подготовили. А в остальном все в порядке, в том числе с температурой воздуха на катке - она комфортная.

- Год до Олимпийских игр. Если говорить в целом о раскладе сил в фигурном катании, по-вашему, он какой?
- В женском доминируют русские, я не вижу никого, кто бы мог с ними на Играх соперничать.
- Если сборная России поедет на эти Игры.
- Это вообще как бы кажется мне надуманным. Ничего такого, как мне кажется, не должно быть. Я разговаривал с представителями американской федерации, которые полностью это отрицают и все это не приветствуют. Да, было высказывание президента федерации (Сэма Оксье), но это выборная должность, это на два года. А те, кто занимаются фигурным катанием, они как раз другого мнения.

- У вас в Канныне уже начала выступать Мэрайя Белл. Как оцениваете начало турнира для нее?

- Она первый раз попала на международные соревнования в 20 лет. Это американский стиль такой. Русские попадают в 14 лет, а тут в 20. Она никогда не попадала в команду, вот здесь попала и на этот турнир, и на чемпионат мира. Каталась плохенько, может быть, в лучшем случае попадет в шестерку, в десятку. В команду она отобралась третьим номером.
Ну а мальчик мой (Натан Чен), надеюсь, выступит хорошо (улыбается).

Одно дело - "меня не пускают", другое - "я поеду на Багамы"

- В России все меньше людей верят, что увидят на Олимпийских играх Аделину Сотникову и Юлию Липницкую. Вы как думаете?

- Я всегда придерживался мнения, что очень сложно вернуться и конкурировать с теми, кто постоянно борется за результат. Очень сложно втиснуться, ведь теряешь и чувство борьбы, и темп, соревновательный тонус. Помню после Олимпийских игр мне позвонила Саша Коэн и сказала, что хочет отдохнуть год и потом вернуться. Я ей сразу сказал: "Саша, так нельзя делать". Так и получилось. Это очень сложно. Все время нужно быть в соревновательной обойме.

- Каролине Костнер, похоже, такое под силу.
- У нее другая история - перерыв был вынужденный. Может быть, она сидела злая и тренировалась. Одно дело - быть Липницкой и Сотниковой, другое дело - Каролиной Костнер. Хоть они тогда и победили, но разговоров было много, ведь Каролина им не так чтобы вчистую проиграла. Я так бы не сказал. Она была там же и такая же, если только долечку небольшую проиграла. И если они взяли отгулы, то ее решили выгнать - ситуации психологически настолько разные! Одно дело - "меня не пускают", другое - "я просто поеду на Багамы"! Разные вещи.

Конечно, у нас есть пример Жени Плющенко, но у него был колоссальный запас. Я всегда это говорил и говорю: у Жени был такой запас, что он мог вернуться и через год, и через два. Это я про технический запас, прежде всего, про бэкграунд, про опыт по сравнению со всей остальной компанией, с которой он соревновался.
- Три сюрприза, которым вы по-настоящему сможете удивиться по итогам Олимпиады.

- На мой взгляд, будет большим сюрпризом, если в танцах выиграют Тесса Вирчу и Скотт Мойр. Они были олимпийскими чемпионами, в Сочи не выиграли, брали перерыв, сейчас вот вернулись и лидируют. Смогут ли они еще год все это удерживать? На мой взгляд, это тяжело.
Второй момент, конечно, если не победят русские девочки на Олимпиаде. И третий момент, даже не сюрприз, а одна из главных интриг - кто же победит у мужчин. Очень много претендентов. Посмотрим, что из этого получится. Ребята прыгают четверные как кузнечики! Интересно как они с этим справятся, как смогут это перенести уже в олимпийский сезон, на сами Игры. Вот это по-настоящему интригует.
- Есть ощущение, что в преддверии Олимпиады кто-то все-таки приберегает силы, скрытничает?
- Скорее наоборот: ребята стали показывать программы с четырьмя и пятью четверными прыжками, в этом году как раз и представитель Японии Сома Уно пытался делать четыре четверных. Думаю, Юдзуру (Ханю) будет прыгать, скорее всего, четыре четверных прыжка. Как раз сейчас такой период, когда все начинают пробовать, показывать. Есть наверняка у них какие-то серьезные элементы, которые пока делаются только на тренировках, даже у того же Уно - второй каскад в четыре оборота (тройной аксель - четверной тулуп), то есть он второй четверной прыгает... Это, в общем-то, серьезная заявка. Но, думаю, у всех сейчас есть что-то в загашнике.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 18 фев 2017, 09:12 
Не в сети

Зарегистрирован: 18 авг 2015, 21:39
Сообщения: 55
На кузнечиков смотреть не интересно, увы. Понятно, что технический прогресс всегда двигали очень талантливые люди, молодежь талантливая, а большая часть спортсменов подтягивалась до их определенного уровня. Так было и в 30-ые годы прошлого, так и 10-ые нашего века.
Интервью хорошее, но скажем так сооринтировано на росс. рынок.
Кстати, послушайте Icetalk с РА, подкаст на сайте Icenetwork.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 18 фев 2017, 11:39 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
pandaonskates писал(а):
На кузнечиков смотреть не интересно, увы. Понятно, что технический прогресс всегда двигали очень талантливые люди, молодежь талантливая, а большая часть спортсменов подтягивалась до их определенного уровня. Так было и в 30-ые годы прошлого, так и 10-ые нашего века.

ну, вот именно. Надо просто переждать кузнечиковое время. Наиграются в квады и пойдут в другую сторону.
Я, честно говоря, надеялась, что "фигурный" период продлится дольше. *...* А тут ещё даже Патрик не успел уйти на пенсию, как сменилась парадигма, тудыть её. *...*

pandaonskates писал(а):
Кстати, послушайте Icetalk с РА, подкаст на сайте Icenetwork.

это, которое вместе с Ченом? я тогда оставляю ссылку для архива http://dts.podtrac.com/redirect.mp3/dds ... alk-17.mp3

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 08 мар 2017, 16:35 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
https://www.sports.ru/figure-skating/1049105368.html

Рафаэль Арутюнян: «После каждого турнира меня удивляет, какие завышенные оценки получают россиянки»

Тренер Рафаэль Арутюнян поделился мнением по поводу судейства в женском катании.
Арутюнян удивлен тем, что Каролина Костнер, Кейтлин Осмонд, Эшли Вагнер и другие, получают более низкие оценки за компоненты, чем российские фигуристки.
«Мы почему-то молчим об этом, и я не знаю – почему. По сути, они делают одни и те же элементы, только россиянки выполняют их более стабильно, с чем я согласен, но мы почему-то не обсуждаем разницу в их оценках за компоненты. Разница в оценках удивляет меня после каждого соревнования», – рассказал Арутюнян.

Arutyunyan addresses Chen’s components ‘controversy’
http://www.goldenskate.com/2017/03/arut ... ntroversy/

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 20 окт 2017, 18:54 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
https://rsport.ria.ru/interview/2017102 ... 66382.html

Рафаэл Арутюнян: в России не сумели удержать от ухода ни Липницкую, ни Сотникову

Бывший тренер Мишель Кван и Мао Асады, обладатель американского титула "Тренер года-2015" Рафаэл Арутюнян в интервью специальному корреспонденту агентства "Р-Спорт" Елене Вайцеховской рассказал, почему его ученик Натан Чен не спешит осваивать четверной аксель, проанализировал плюсы и минусы конвейерной подготовки чемпионов, а заодно объяснил, почему тренер никогда не должен идти на поводу у спортсмена.

| +
- Ваш ученик произвел абсолютный фурор год назад, прыгнув в произвольной программе шесть четверных прыжков. Какое количество четверных вы планируете показать в олимпийском сезоне?
- Пока эта цифра варьируется в районе четырех или пяти.
- Надо же, а я уже слышала про семь…
- Такое тоже может произойти. Все зависит от того, как мы сумеем подготовиться к Играм, хватит ли энергии. В прошлом сезоне, например, Натан хорошо откатался на национальном первенстве и на Турнире четырех континентов, выиграл оба этих соревнования, а вот на чемпионат мира энергии не хватило. Поэтому в этом году мы чуть сдвинули подготовку, сделали ее чуть более "поздней". Натан пока еще молодой спортсмен, к тому же в его программах появилось много новых элементов.
- Каких именно?
- Он стал прыгать четверной риттбергер – в прошлом сезоне этот прыжок мы еще не показывали. А в этом Натан выполнил риттбергер на соревнованиях уже дважды.

- То есть цифра 7 действительно реальна?
- Вопрос здесь не в количестве. А в том, что Чен стал первым, кто официально показал на соревнованиях все четверные прыжки. Пусть не вместе, не в одной программе, но это всего лишь дело времени. Я как тренер ставлю перед собой именно такую задачу.
- Согласитесь, олимпийский сезон – не лучшее время во что бы то ни стало реализовывать какие-то рекордные задумки.
- Абсолютно согласен. Поэтому и разговор о количестве четверных прыжков пока вести рано. Сейчас мы пробуем различные варианты и где-то к декабрю должны окончательно определиться.

Об изменении правил стоит хотя бы ради приличия спросить мнение тренеров

- А после Олимпийских игр начнете снова штурмовать эту вершину?
- Что будет после, пока никто не знает. Вроде бы на следующий год планируется в очередной раз изменить правила судейства, произвести переоценку четверных прыжков и так далее.
- Вряд ли четверные будут стоить меньше, чем сейчас.
- Не будут. Но если за падение с четверного прыжка спортсмена начнут более жестко наказывать, всем придется вносить в программы определенные коррективы. Даже сейчас не совсем понятно, что выгоднее: делать два четверных, восемь или пять. Хотя каждый новый четверной прыжок - это уже совсем другое отношение к программе, другое напряжение - все другое.
- Перспектива возможных изменений сильно тормозит полет тренерской мысли?
- Моей – да. Это же именно я не знаю, чем теперь заниматься со своим спортсменом.
- А если бы знали, что никаких ограничений не будет, о чем бы думали сейчас? О четверном акселе?
- Конечно. Любой тренер все время готовит спортсмена к рекорду, это естественно. Сначала один рекорд, потом следующий. Всю жизнь мы так и работали. А сегодня не имеем понятия, что будем делать дальше.
- Насколько активно перспектива грядущих перемен обсуждается в тренерском кругу?
- Мне кажется, тренеры уже устали от всего этого. Да и кто нас слушает? Задайте себе простой вопрос: кто конкретно заведует в фигурном катании созданием правил?
- Если говорить о четверных прыжках, предложение, насколько мне известно, поступило в ISU от президента технического комитета Фабио

- Он когда-нибудь работал тренером?
- Хороший вопрос.
- Об этом я и говорю. Вы хотите изменить правила? Окей, но почему не спросить мнение людей, которые не просто в этом разбираются, а полсотни лет у борта стоят? Кто-нибудь интересовался мнением Татьяны Тарасовой, Алексея Мишина, моим мнением, наконец? Мишин, наверное, уже 55 лет тренерской работой занимается, у Тарасовой тоже на шестой десяток счет пошел, я работаю 41 год. Мы с утра до вечера только и делаем, что думаем о фигурном катании, о том, как его развивать. Ну так посоветуйтесь хотя бы приличия ради.

- Слушайте, а ведь вы сами некоторое время назад говорили, что, будь ваша воля, вы бы ограничили доступ на взрослый уровень прыгающих девочек-малолеток.
- Я ограничивал бы возраст, а не опускал планку сложных прыжков. Можете их прыгать? Ради бога, прыгайте и скачите – в своем возрастном кругу. А когда подрастете, выходите на взрослый уровень и доказывайте, что вы способны так же лихо скакать со всеми навешанными на себя прелестями. Здесь же речь о другом. Нельзя воспитывать спортсмена много лет, прививать ему какие-то навыки и умения, а потом в одночасье объявить, что система ценностей отныне будет иной.

"Я вообще мало кем бываю доволен в плане отношения к тренировкам"

- Год назад, знаю, ваши отношения с Натаном Ченом были не слишком гладкими – он даже временно уезжал тренироваться к другому специалисту. Сейчас разногласия завершены?
- Они никогда не бывают завершены. Где вы видели спортсмена, который мог бы похвастаться тем, что никогда не спорит с тренером? Всегда появляются какие-то шероховатости, ты их сглаживаешь, и тут же возникают новые. Этот процесс никогда не заканчивается – особенно в отношении высококлассных атлетов, вокруг которых всегда крутится сто миллионов советчиков. Сто миллионов людей, готовых использовать любую возможность для того, чтобы "сесть на хвост".
- Это понятно. Я много раз сталкивалась с тем, что тренеры, которые знают себе цену, никогда не цепляются за своих спортсменов, не пытаются их удержать. Но у вас в руках сейчас не просто фигурист, каких много, а некий абсолютно уникальный бриллиант, которого нашли и огранили вы сами. Это как-то меняет ваши тренерские взгляды?

- Вот как раз потому, что сам нашел и огранил, я ни в какой ситуации не стану за него цепляться. Во-первых, потому что действительно знаю цену и себе, и тому, что я сделал, во-вторых, потому что в принципе считаю это неправильным. Как только начинаешь цепляться за спортсмена…
- Становишься слабым?
- Нет. Тобой начинают управлять. И тогда рабочий процесс можно считать законченным. Я, может быть, потому и выжил как тренер, что никогда этого не позволял. Но и не лишал спортсмена права на ошибку. Хочешь уйти? Уходи, делай то, что считаешь правильным. Но если остался, работай так, как положено. Вот это моя позиция.
- В прошлом году вы, знаю, были недовольны тем, как после своего фантастического успеха на чемпионате мира в Бостоне стала относиться к тренировкам Эшли Вагнер.

- Я вообще мало кем бываю доволен в этом отношении. На своем тренерском веку повидал много самых разных спортсменов и могу сказать, что настоящих профессионалов среди них крайне мало.
- Что вы вкладываете в это понятие?
- Знаете, у меня был случай, когда я работал с Мишель Кван, и на одну из тренировок она пришла за 20 минут до начала. Я тогда сказал, что, на мой взгляд, это несколько поздновато. Мишель улыбнулась и ответила, что проснулась в 8 утра и уже провела полноценную разминку в домашнем тренировочном зале. А на каток пришла за 20 минут до начала тренировки, чтобы успеть заново разогреться и в полной готовности выйти на лед. А есть спортсмены, которым кажется совершенно нормальным выйти на лед и только там начинать разминаться. Так они привыкли. Ты начинаешь менять их сознание, их отношение к делу, вроде бы даже добиваешься каких-то успехов, но чуть отвернулся – все возвращается на прежние позиции. В этом и заключается самая большая сложность работы со взрослыми спортсменами.

- С вашей точки зрения, Вагнер способна выйти на еще более высокий уровень, чем это было в 2016-м?
- Если она выйдет на тот же уровень, где находилась два года назад, уже будет хорошо. Сколько вы знаете спортсменов, которые в ее возрасте еще как-то катаются? Разве что Каролина Костнер, которая остается конкурентоспособной благодаря тому, что ей посчастливилось попасть к Мишину. А кто еще? В России не смогли удержать даже Липницкую и Сотникову, а ведь обе они намного моложе Эшли Вагнер. Так что я делаю все, что могу. И поверьте, очень стараюсь.

Делаю "тюнинг"

- Вам в целом нравится то, что сейчас происходит в женском одиночном катании?
- Мне нравится прежде всего то, что происходит в российском женском фигурном катании, где есть не просто большое количество талантливых спортсменок, но фигуристок, которые хорошо подготовлены для того, чтобы стать звездами.
- Если судить по результатам юниорского Гран-при, где из шесть отобравшихся в финал спортсменок пять представляют группу Этери Тутберидзе и Сергея Дудакова, я бы сказала, найден некий алгоритм, позволяющий из хорошего "материала" штамповать высококлассных исполнителей,
- Согласен.

- Но при этом мне иногда начинает казаться, что если спортсмен выделяется из общего ряда своими физическими данными или не обладает достаточной способностью переваривать нагрузки, то, будь он даже в миллион раз талантливей остальных, на этом конвейере просто не выживет.
- Тоже соглашусь. Но парадокс в том, что если конвейер способен выпускать такое большое количество потенциальных чемпионок, то тех, кто не выдержал и сломался, становится как бы и не жалко: к чему кого-то жалеть, если на это место еще человек восемь стоит в очереди?
В Америке все иначе. Встретится тебе такой спортсмен, как Эван Лайсачек или Мишель Кван, которые сами жаждут добиться результата и готовы работать ради этого чуть ли не круглосуточно, значит, тренер в полном шоколаде. А не встретится – все равно работаешь. Потому что других нет.
- А вы завидуете тренерам, у которых этот конвейер есть?

- Нет. Скорее, сожалею, что у меня недостаточно "материала". Ну, нет у меня такой спортсменки, которую я мог бы привезти соревноваться с Женей Медведевой. Медведева ведь чем сильна? Она уже пять лет назад легко прыгала все то, что прыгает сейчас. И сейчас она с этим просто играет – "обвешивает" сложные элементы какими-то более интересными движениями, экспериментирует с программами и так далее.
Я же в большей степени занимаюсь тем, что называется restoration. Реставрацией. Беру старенький "кадиллак" и начинаю вставлять в него другой движок, что-то попутно подкрашиваю - короче, делаю "тюнинг". Ко мне в прошлом году пришла Мэрайя Белл, и кто-то из американских журналистов спросил: мол, как вам работается с молодой спортсменкой? Я даже не сразу понял, говорю: кто молодая? Мэрайя Белл? Ей 22 года. По армянским меркам, даже замуж уже поздно выдавать.

Спортсмены на Олимпиаде начинают дергаться, но должны уметь справляться с этим

- Многие болельщики искренне убеждены в том, что судьба олимпийского золота в одиночном катании – как мужском, так и женском - фактически известна уже сейчас. И называют Юдзуру Ханю и Евгению Медведеву. Вы согласны с такой точкой зрения?
- Они оба, правда, очень талантливы и очень близки к этому. Просто делать прогнозы в отношении Олимпийских игр – бессмысленное занятие. Никогда не угадаешь, как все сложится. Тем более в фигурном катании.

- До сих пор помню свой разговор с вашим коллегой Валентином Николаевым накануне Игр в Солт-Лейк-Сити, где он на удивление точно предсказал: пока Ирина Слуцкая и Мишель Кван будут выяснять между собой отношения, между ними вполне может проскочить Сара Хьюз. Не исключаю, что в нынешнем сезоне, где Медведевой предстоит биться за удержание уже завоеванных позиций, вперед нее так же внезапно может выскочить набирающая ход Алина Загитова.
- Загитова действительно готова к этому. У нее хорошее тело, хорошая подготовка, свежая психика, но стабильности в нашем виде спорта никто не отменял. А такой стабильности, как та, что два или три последних сезона демонстрирует Медведева, нет ни у кого в мире.

Ну и потом, как я уже сказал, вы же сами знаете, что такое Олимпийские игры. Их выиграет тот, у кого выдержат нервы, кто правильно себя подготовит, кто окажется умнее. Очень важно помимо всего прочего иметь мозги.
- Когда вы говорите "кто будет умнее", имеете в виду тренера или спортсмена?
- Прежде всего спортсмена, если, конечно же, речь не идет о таком тренере, как Таня Тарасова с ее профессиональным нюхом и генами. Которая могла перетерпеть всё, что угодно, и найти единственно правильное решение.
- Чем дольше я смотрю на спорт высших достижений со стороны, тем сильнее убеждаюсь в том, что центральная фигура в нем – это, конечно же, тренер. Но когда речь заходит об Олимпийских играх, я бы поставила во главу угла спортсмена.
- Это я и имел в виду. Когда начинаются Олимпийские игры, они сопровождаются таким запредельным психологическим напряжением, что спортсмен начинает дергаться. Что бы ты ему ни говорил в этот момент, как бы ни старался достучаться, он не воспринимает слова, они у него отскакивают от головы. Права на ошибку уже нет – времени мало, а вместо ученика ты на старт не пойдешь. Значит, с тем, что происходит вокруг, он должен уметь справиться сам. Не справился – значит, все, жди следующей Олимпиады. А там ты уже на четыре года старше…

- То, что на Олимпиаде оба ваших спортсмена могут быть задействованы за сборную США в командном турнире, хоть сколько-нибудь вас беспокоит?
- К этому, безусловно, надо специально готовиться.
- Вы готовитесь?
- Пока готовимся к тому, чтобы посмотреть, что будет в декабре. И когда декабрь наступит, будем решать, какие именно коррективы вносить в подготовку. Понятно, что на Олимпиаде каждый спортсмен станет делать акцент прежде всего на свой личный результат, но это не означает, что выступать за команду можно вполсилы. Попробуем спланировать подготовку таким образом, чтобы в Пхенчхане сил хватило на оба выступления. Ну а как получится, посмотрим...

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рафаэль Арутюнян
СообщениеДобавлено: 25 ноя 2017, 21:19 
Не в сети
Министр-Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 янв 2006, 18:48
Сообщения: 46790
Откуда: Южная Некультурная столица
https://rsport.ria.ru/figure_skating/20 ... 16289.html

..."Я разговаривал и со своими ученикам, и со многими другими американскими спортсменами, и все только за то, чтобы российские спортсмены участвовали в Олимпиаде, - сказал Арутюнян. - Потому что иначе потеряется интрига. Люди тренируются для того, чтобы соревноваться. Им неинтересно выполнять определенные упражнения. Спортсмену интересно соревноваться".
"И я говорю не только про фигуристов - это вообще не обсуждается, я говорю про всю сборную, - добавил тренер. - Россия - одна из ведущих спортивных держав. Если ее не будет на Олимпиаде, интрига пропадет".
Арутюнян подчеркнул, что "чистые" спортсмены ни в чем не виноваты. "Если вы раскрываете заговоры, то раскройте его до конца, найдите тех, кто виноват. Но в чем виноваты спортсмены, которые честно готовились к Олимпиаде четыре года?" - резюмировал собеседник агентства.

_________________
Figure skating needs to be aesthetic. © Stéphane Lambiel
Just do what you love. In life and skating. Life should be a blast. Why waist your time doing something you don't enjoy? © Evan Lysacek
Мне мама в свое время доходчиво объяснила, что, когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. © Денис Тен


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 26 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB