http://plushwinner.ru/forum/

Полина Цурская
http://plushwinner.ru/forum/viewtopic.php?f=8&t=1025
Страница 2 из 2

Автор:  Пятачок [ 19 апр 2018, 17:05 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

http://fsrussia.ru/intervyu/3704-polina ... atsya.html

Полина Цурская: «Не надо никогда сдаваться»

16-летняя фигуристка Полина Цурская, победительница юношеских Олимпийских игр, чемпионка и бронзовый призер первенства России среди юниоров, рассказала о своем первом взрослом сезоне и поделилась впечатлениями, чем ей запомнились зимние Игры в Корее, за которыми она следила как зритель.
| +
-- Полина, кажется, что ты уже так давно в фигурном катании, что даже трудно поверить, что прошедший сезон был твоим первым во взрослом спорте. Как он складывался?

-- Начало сезона получилось хорошим. В Японии на своем первом взрослом этапе Гран-при я показала хорошие для себя прокаты. Лучшие за последние 2 года. Это дало мне приток сил, появилась надежда, что стоит побороться за место в команде, что все может получиться.

Несмотря на то, что я поздно начала готовиться к сезону, к старту в Японии подошла в хорошей форме. Ехала туда абсолютно спокойной, не думая о важности соревнований, что это мой первый взрослый Гран-при. Сама обстановка там была «домашней», и с Женей (Медведевой – прим.) и Этери Георгиевной (Тутберидзе – прим.) мы как-то особенно тепло общались. Думаю, что это мне во многом помогло занять третье место.

Следующий этап Гран-при в Америке также сложился неплохо, я стала четвертой. Хотя короткая программа немного подвела, но с произвольной - справилась. В целом, то задание, которое планировалось, занять на этапах серии места с 3-го по 6-е, я выполнила.

Не могу сказать, что сильно расстроилась из-за того, что не попала в финал Гран-при. Долго по этому поводу не горевала. Стала готовиться к чемпионату России. Но, как сказала после Этери Георгиевна, к чемпионату я подошла несколько расслабленной, а нужно было бороться до конца. Если бы я собралась, прокаталась хорошо, то и олимпийский сезон мог сложиться для меня иначе. Но сейчас уже ничего не изменить.

-- Что помешало прокататься чисто на чемпионате страны?

-- Думаю, что основная ошибка была в том, что во время подготовки к соревнованиям я была немного рассеянной, не было 100-процентной концентрации. Это сказалось и на выступлении. Короткую я прокатала хорошо, была третьей, с небольшим отрывом от девочек. А в произвольной… Сама виновата. Но сейчас что говорить. В следующем сезоне буду злее и постараюсь доказать, что способна на большее.

-- Ты была второй запасной на чемпионатах Европы и мира. Теплилась надежда, что сможешь поехать туда, ведь лед скользкий?

-- Если честно, я думала, что вряд ли попаду. После чемпионата России оставалась неделя до Нового года, и всю эту неделю я тренировалась с опущенными руками, без настроения, хотя Этери Георгиевна мне напоминала, что я запасная, что расслабляться нельзя, нужно готовиться, работать, так как в жизни все бывает, возможно, придется кого-то менять. Но, если честно, я в это не верила.

А после Нового года вышла на лед и на первой же тренировке подвернула ногу. Выбыла почти на две недели. Но, как ни странно это звучит, я уже опытная в этом вопросе, так что восстановилась достаточно быстро.

В сложившейся ситуации тренеры меня не гнали. Я тренировалась, но программы не были накатаны в той степени, чтобы с ними стартовать на чемпионате мира. Да и форму столько времени без стартов невозможно держать.

-- То есть первый взрослый сезон для тебя завершился чемпионатом России?

-- Да, сезон получился коротким. Да и начался он у меня позднее из-за того, что лечила спину. Честно говоря, к тому времени я уже порядком устала от травм, болячек. Летом даже хотела бросать спорт. Пропускала тренировки, никого не хотела видеть, ни с кем разговаривать. Настроение было ужасное.

-- Как на это реагировали тренеры и родители?

-- Тренеры сначала уговаривали, объясняли, убеждали. Потом ругались, говорили, что я буду жалеть, если уйду. Но я никого не слушала, была как в каком-то коридоре, на своей волне. Родители, конечно, переживали. Они поначалу не верили моим словам, думали, это капризы, которые скоро пройдут. Но когда все затянулось, то маме с папой, наверное, стало страшно. По ночам я плакала. Мама расстраивалась… Только в сентябре меня удалось привести в нормальное состояние.

-- Каким образом?

-- Когда все способы были испробованы, то меня просто заставили выйти на лед. Сказали: «Хватит капризов, достала своим нытьем, иди и катайся».

Помню, вышла на лед без всякой охоты. Просто потому, что заставили. А через некоторое время почувствовала, что мне нравится скользить. Просто скользить. Хотя раньше было одно на уме – прыжки, дайте мне только на тренировке поскакать, попрыгать. В общем, я поняла, как мне не хватало фигурного катания, тренировок, льда… Постепенно восстановила прыжки, вошла в ритм.

Я очень благодарна тренерам, родителям, нашей Федерации, друзьям, что в тот момент они не бросили меня, дали время, перетерпели и помогли мне выбраться из ямы.

-- А ты действительно могла бросить фигурное катание?

-- Тогда мне казалось, что я могу спокойно уйти. Этого я не боялась. Мама спрашивала: «Ну как так? Потратить на спорт всю жизнь и уйти? Не жалко?» А я про себя думала, что рано или поздно спорт закончится, и надо будет переключаться, искать что-то новое для себя. Почему не сейчас?

-- Чем бы стала заниматься? Учебой?

-- Да. Сейчас я в 10-м классе, на следующий год сдавать ЕГЭ и поступать. И как раз тогда, когда я хотела уйти и думала, что не буду и не хочу связывать свою жизнь с фигурным катанием, то задумалась о Высшей школе экономики. Я и сейчас не отступаю от своего мнения: в будущем тренером быть не хочу, хочу учиться в ВШЭ. Знаю, это будет непросто, сложно совмещать спорт и учебу. Но если такая возможность выпадет, то попробую.

Мне легче дается математика, проще решать уравнения, задачи, чем писать сочинения. Папа у меня предпочитает географию и биологию. Мама – доктор, так что с биологией тоже дружит. Еще они оба очень любят читать. А я читать не люблю. Это не значит, что я вообще не читаю. Читаю, но чтение меня не захватывает. Конечно, это не есть хорошо. Родители считают, что еще не пришло время осознать, как это важно. Но я, если честно, лучше сяду и буду решать уравнения. Правда, в последнее время из гуманитарных предметов мне нравится обществознание…

Скорее всего, после школы буду поступать в физкультурный институт, а потом, когда завершу спортивную карьеру, хочу получить второе высшее образование.

-- Что изменилось в тебе после того, как передумала уходить из спорта?

-- Я сама изменилась. Изменилось мое отношение к тренировкам, пришло понимание того, что если ты сам не сделаешь чего-то сегодня, то и завтра это может не получиться. Надо все делать сейчас, не откладывая на потом, потому что если изо дня в день недорабатывать, думать: не сегодня -- завтра, то это не прокатит. С таким настроем в хорошей форме к старту не подойдешь. Надо работать, бороться с собой на каждой тренировке, на каждом старте.

Знаете, наверное, сложные периоды в жизни человека, происходят не просто так. За то время, что я лечила спину, у меня было время подумать, понять, как дальше жить. Сейчас, выходя на лед, я получаю удовольствие, наслаждение, ловлю кайф от скольжения, прыжков, всего… Я не знаю, что бы я делала, если бы ушла. Вернуться потом мне было бы очень сложно. Я – девочка высокая, и без физических нагрузок могла бы подрасти. Скорее всего, набрала бы вес. И мое возвращение на лед было бы маловероятно.

За этот год я многое переосмыслила. И сейчас я жду, когда начнутся постановки, вкатывание новых программ. Знаю, что будет тяжело, но нужно уметь себя перебарывать. Таких ощущений, когда ты чисто катаешь программу, как было у меня на японском Гран-при, я не испытывала никогда. Я реально гордилась собой, что не бросила, не ушла, а преодолела, справилась.

Раньше, когда я была ребенком, все было проще. Выходила, делала, прыгала, получалось, выигрывала. А сейчас, когда проходишь сложный путь, любая победа, пусть даже над собой, становится дороже. С возрастом, опытом, неудачами, потерями, возвращениями начинаешь ценить вещи, которые раньше попросту не замечал.

-- У тебя уже есть идеи по поводу новых программ?

-- В этом смысле я полностью доверяю тренерам и хочу программы, которые чувствую и понимаю. Мои самые любимые – «Шахматы» и «Игры престолов». Вот это было моё!

В прошлом сезоне мне очень нравилась моя короткая программа, она действительно смотрелась. А произвольная, мой образ в ней, мне были не до конца понятны. И когда во время проката мне становилось тяжело, я просто «сбрасывала» программу, за что тренеры меня отчитывали. Но мне правда было сложно понять, о чем я катаю, поэтому и не показывала все, что могла.

Но это, конечно, не оправдание. В конце сезона я поняла, что просто не выкладывалась.

-- Ты смотрела Олимпийские игры в Корее?

-- Конечно.

-- Что чувствовала?

-- Было обидно. Но кого винить, кроме себя? Я искренне переживала за наших девочек. Но временами мне лезли в голову мысли, что я не то, что отдала, а упустила свое место в олимпийской сборной. А могла бы быть на Олимпиаде и переживать незабываемые эмоции, о которых говорили все спортсмены в интервью.

С другой стороны, я чувствовала, какой это накал страстей, эмоций, напряжения, какая это «адская мясорубка»… Для себя я сделала вывод, что в олимпийский сезон цена любого промаха, ошибки, пропуска старта возрастает в разы. Олимпийские игры – это огромный стресс, даже если ты завоевываешь олимпийские медали. Я видела Алину (Загитова – прим.) и Женю (Медведева – прим.) после их возвращения. Они были выжаты, опустошены. Женя, которая всегда веселая, общительная, всегда готова выслушать с энтузиазмом, дать совет, -- была совершенно другой. И только через месяц Женя стала прежней.

Алине было тяжело. Я видела, как она готовилась к чемпионату мира. Изо дня в день на тренировках боролпсь с собой. Олимпиада – это, конечно, праздник. Но для спортсмена – это и тяжелое испытание.

-- Что тебе запомнилось больше всего во время Олимпиады?

-- Во время Олимпиады я плакала дважды. От радости за Алену Савченко. И второй раз, когда проснулась и увидела результаты девочек. Посмотрела в записи прокат Жени. Он был настолько эмоциональным, что тронул меня до глубины души. И когда Женя выплеснулась вся на льду и заплакала, у меня тоже потекли слезы… Алина – молодец! Но Женя настолько выложилась! Это был ее лучший прокат в жизни! Такие эмоции! Такое катание!

И Алена Савченко. Я смотрела их произвольную программу в прямом эфире. И когда они с Брюно закончили, то я испытала радость и гордость, что у Алены, наконец, все получилось, ведь она так долго к этому шла, так любит фигурное катание и добилась своего! Этим нельзя не восхищаться! Победа Алены многое перевернула во мне. Я поняла, что, несмотря ни на что, надо идти к своей цели.

Конечно, в парном катании возрастной порог выше. Алена Савченко старше Алины Загитовой почти на 20 лет! Но обе в первый раз стали олимпийскими чемпионками. Понятно, что в женском одиночном катании редко кто остается в спорте до такого возраста. У нас в 25 лет уже «ветеран». Но это не отменяет того, о чем я говорила, стремления идти и добиваться цели.

Женское катание меняется. Меняются правила. Я не ставлю задачу выучить четверной прыжок, аксель в три с половиной оборота, прыгать сложные прыжки как Саша Трусова. У каждого свой путь. Но на примере таких фигуристок как Каролина Костнер и Алена Савченко понимаешь, что в жизни никогда не надо сдаваться. И я не сдамся, поборюсь еще.

-- Спасибо, Полина.

Ольга ЕРМОЛИНА

Автор:  Пятачок [ 07 май 2018, 18:09 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

https://news.sportbox.ru/Vidy_sporta/Fi ... spitannica

От Тутберидзе ушла еще одна воспитанница

Как стало известно «Матч ТВ», с Этери Тутберидзе прекратила сотрудничество еще одна спортсменка из ее группы – Полина Цурская.
Спортсменка подтвердила факт расставания с Тутберидзе и уточнила, что данное решение было принято по ее личной инициативе.
Цурская – чемпионка II юношеских Олимпийских игр, победительница финала серии Гран-при среди юниоров 2015 года, а также первенства России среди юниоров 2015 года.

Автор:  Пятачок [ 08 май 2018, 13:29 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

http://tass.ru/sport/5182856

...Цурская завершила работу с тренером Этери Тутберидзе, подтвердив эту информацию ТАСС. Спортсменка занималась под руководством Тутберидзе с 2013 года. "С Этери Георгиевной мы действительно прекратили сотрудничество по моей инициативе. В течение двух дней решится вопрос, где я буду тренироваться, пока я не готова ответить на остальные вопросы", - сказала Цурская.

Автор:  Пятачок [ 13 май 2018, 12:37 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

https://rsport.ria.ru/figure_skating/20 ... 87533.html

..."Да, Полина начала работу в моей группе", - сказала Буянова по телефону.

Автор:  Пятачок [ 14 май 2018, 13:06 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

http://tass.ru/sport/5195920

...Спортсменка подтвердила ТАСС, что теперь тренируется в ЦСКА под руководством Буяновой.

"Здесь совершенно новый подход ко мне, все очень нравится. Тренировочный процесс интересный, и он проходит хорошо. Не хочется заглядывать в прошлое и говорить о причинах таких изменений, все-таки главное - это то, что есть сейчас", - сказала Цурская.

Автор:  Пятачок [ 08 июл 2018, 19:54 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

https://www.sports.ru/figure-skating/1065042135.html

Тарасова и Михайлов поставили программы Цурской

Тренер Татьяна Тарасова и хореограф Никита Михайлов поставили новые программы российской фигуристке Полине Цурской.
Цурская является победительницей финала Гран-при среди юниоров 2015 года, чемпионкой России среди юниоров 2015 года, чемпионкой юношеских Олимпийских игр.
В мае фигуристка прекратила сотрудничество с тренером Этери Тутберидзе и перешла в группу Елены Буяновой в ЦСКА.

| +
Изображение

Автор:  Пятачок [ 28 авг 2018, 12:15 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

https://rsport.ria.ru/interview/2018082 ... 30235.html

Полина Цурская: понимала, что мне срочно нужно что-то изменить

Три года назад Полина Цурская считалась самой перспективной юниоркой страны и даже сумела опередить Евгению Медведеву в финале Кубка России-2015. Через год она выиграла юношеские Олимпийские игры, затем юниорский финал Гран-при. В интервью специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской фигуристка рассказала, как получила тяжелую травму, почему приняла решение перейти к Елене Буяновой, и призналась, что ей было очень непросто ставить программу под руководством Татьяны Тарасовой.

| +
Жертвы ради результата


- В одном из своих комментариев после перехода к Буяновой вы отметили, что столкнулись с совершенно новым для себя подходом к тренировочному процессу. В чем это заключалось, если не секрет?

- Работа стала гораздо более индивидуальной. В прежней группе у нас все шло на каком-то постоянном соревновании, на соперничестве. То есть ты смотришь, что делает на льду кто-то один, и сам тянешься за этим. В ЦСКА тренеры стараются разделить всех спортсменов таким образом, чтобы иметь возможность работать с каждым индивидуально. Отдельно отрабатывать прыжки, скольжение, отдельно - хореографическую часть катания. Работа на соперничестве, честно говоря, мне не слишком нравилась. Мне это не очень подходит.

- Это логично: одно дело, когда одинаковые маленькие девочки выполняют одну и ту же работу, и совсем другое, когда спортсменка сильно выделяется из общего ряда и ростом, и телосложением, как выделялись вы. Одно это должно было создавать вам проблемы.

- И создавало. Еще у меня были травмы. Тренеры старались уделять моему состоянию определенное внимание, где-то снижали нагрузку, где-то разрешали работать на свое усмотрение, но, когда постоянно находишься в группе, невольно хочется не отставать от остальных. Умом вроде и понимаешь, что стоит остановиться, но не всегда это получается. Поэтому иногда я сама бывала виновата в том, что травмы продолжают усугубляться. Выходишь после травмы на лед, видишь, что все работают, все в хорошей форме, все прыгают – и сама начинаешь торопиться, загоняться. В результате у меня никогда не получалось восстанавливаться до конца, и все это накапливалось, превращалось в снежный ком.

- А как случилась травма, из-за которой вы не смогли выступить на юниорском первенстве мира в 2016-м?

- Я подходила к тому старту в хорошей форме, выиграла оба этапа и Финал Гран-при, юношеское первенство России, была четвертой на взрослом чемпионате, но буквально за пять дней до поездки на первенство мира очень неудачно подвернула ногу в зале на разминке – надорвала связки. Нога отекла так сильно, что пару дней я вообще не могла кататься. Тренеры тогда очень сильно сомневались, стоит ли мне вообще ехать в Дебрецен, и вместе с руководством катка поставили передо мной вопрос. Мол, если я готова кататься, то едем выступать. Если нет – снимаемся. Но, когда ты готовился к старту, был в хорошей форме, до этого весь сезон держался на первых-вторых местах, отказаться от выступления очень тяжело. И я сказала, что буду терпеть. На тренировках перед короткой отпрыгала все, как обычно, но было два не очень хороших приземления, после которых я поняла, что почти не могу ходить. Вот и пришлось сняться.



Спина – это навсегда



- Решение уйти от тренера в конце весны принимали вы сами или родители?

- Я. Понимала, что мне срочно нужно что-то изменить. Возможно, не только поменять тренера, но и себя, свое отношение к тренировкам, подход к работе в целом. И получалось, как ни крути, что нужно уходить из группы. Родители очень долго сомневались, долго пытались меня удержать от этого шага, переубедить. Я продолжала ходить на тренировки, но как-то вечером вернулась домой и твердо сказала: "Всё".

- Вас не смущало даже то, что придется мотаться на тренировки через всю Москву?

- Это не имеет большого значения, если есть результат. Многие спортсмены не живут возле катка в двух минутах ходьбы, не имеют идеальных условий. Но ради результата все так или иначе чем-то жертвуют.

- Травмированная спина по-прежнему создает вам проблемы?

- Спина - это такая вещь, что, если начинает болеть, это уже навсегда, и за этим нужно просто следить. Это не перелом, который сросся – и всё, больше не беспокоит. Приходится подбирать упражнения, закачивать мышцы, регулярно делать массаж. Когда у меня было обострение, врачи составили для меня список упражнений, которые нужно делать каждый день. И вот, уже на протяжении долгого времени, я следую этим инструкциям. Уже привыкла, что на тренировку нужно прийти минут за 20-30 раньше, чтобы хватило времени на то, чтобы провести разминку, сделать подкачку, растяжку. Перед вторым льдом я тоже минут 10 занимаюсь специальной работой. После тренировок стараюсь хорошо растянуть спину, чтобы мышцы пришли в прежнее состояние. В перерывах могу сходить на массаж, иногда - к мануальному терапевту. К тому же у меня мама – врач, она тоже постоянно следит за тем, чтобы не случалось обострений.

- Насколько гладко шел процесс постановки программ?

- Скорее, всё было наоборот, очень непросто. Я перешла к новому тренеру в самом конце сезона, когда уже было плотно расписано, кому из фигуристов когда ставят программы, и в этом графике не было ни одного свободного окна. Елена Германовна к тому же какое-то время размышляла, брать меня в группу или нет. Она знала, что у меня травма, и очень боялась, что я просто не смогу работать в полную силу, справляться с нагрузками. Так что разговоров о постановке программ поначалу не было вообще. Потом мы решили, что поставим их на сборе в Курмайоре, но получилось так, что Татьяна Анатольевна Тарасова и Никита Михайлов, с которыми я планировала заниматься постановочной работой, в Италию приехать не смогли по каким-то личным причинам. Поэтому там мы нарабатывали функционалку: я катала макеты старых программ, собирала прыжки, отрабатывала технику, чтобы хоть как-то в физическом плане войти в сезон.

- Непростая ситуация.

- Ну да, иногда я сильно переживала, что все уже вовсю накатывают новые программы, а я никак к ним не подступлюсь. Еще я очень волновалась перед тем, как идти на постановку к Татьяне Анатольевне. Все-таки сама Тарасова! До этого я никогда с ней не работала, не знала, как это все будет. А оказалось, что все очень просто. Никита показывал. Татьяна Анатольевна корректировала, говорила, что и как она хочет увидеть.

Тяжело было привыкнуть к другому. В прежней группе нам сразу ставили заходы вместе с прыжками. Этот процесс занимал полтора часа утром и столько же вечером, и в несколько дней все укладывались. Здесь постановка шла на отдельном льду, без прыжков, и занимала по 4-5 часов в день. Первые три дня у меня до такой степени болели все мышцы, что я приходила на каток, как на костылях. Утешала себя тем, что пусть больно, но зато хорошо прокачиваются все мышцы.

- Знаю, что у Буяновой всегда очень много работают над скольжением.

- Это да. Но мне на самом деле всегда нравилось скольжение. Я очень люблю кататься. Мне кажется, что сейчас у меня есть прогресс именно в скольжении, в подаче программ. Посмотрим, как это все получится на прокатах.



15 сантиметров за сезон



- О чем вы думаете, когда видите, как маленькие девочки прыгают четверные прыжки? Что вот она, спортивная смерть моя пришла?

- Почему же? Со всеми всегда можно бороться. Ключевое в вашей фразе заключается не в том, что прыжки четверные, а в том, что девочки маленькие. Которые очень быстро подрастут, повзрослеют. Вот тогда и будем смотреть на результаты.

- А для вас период собственного роста был тяжелым?

- Я всегда была высокой относительно своего возраста,. Когда впервые пришла с родителями на просмотр к Этери Георгиевне (Тутберидзе), она посмотрела на меня, на маму, на папу и даже спросила: вы уверены, что справитесь? Вот мы как-то и справлялись все это время. Но у меня не было такого, чтобы за один сезон я выросла на 15 сантиметров. Росла хоть и быстро, но достаточно равномерно. Поэтому не было никаких страхов насчет того, что я вдруг перестану справляться с собственным телом. Сейчас уже второй сезон мой рост не меняется. Голодать, чтобы держать себя в форме, мне тоже не приходится.

- За питанием тоже следит мама?

- Раньше следила. Сейчас доверила этот процесс мне.

- Мама приходит на ваши тренировки?

- В ЦСКА это не слишком принято. Раньше приходила, тем более что мы живем совсем рядом с моим бывшим катком. Но, поскольку она работает, ездить со мной на тренировки в ЦСКА ей для начала не очень удобно. Разве что на соревнования.

- Знаю, что есть фигуристы, которые не любят, чтобы близкие приходили смотреть на их выступления – испытывают от этого дополнительный стресс.

- Я уже привыкла, хотя иногда пытаюсь поворчать на этот счет. Но не всерьез. Знаю, что мама очень любит смотреть фигурное катание, даже когда меня нет на льду - ей это интересно. И это не должно меня отвлекать. Моя задача - выходить и делать свою работу. Не важно, кто в этот момент сидит на трибуне.

Автор:  Пятачок [ 31 май 2019, 13:13 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

https://rsport.ria.ru/20190531/1555132530.html

Полина Цурская: заканчивая карьеру, я не лишаю себя возможности кататься

Появление Полины Цурской в фигурном катании было ярким как вспышка: золото юниорского финала Гран-при, победа на юношеских Олимпийских играх-2016. А вот уход получился будничным. О том, что стоит за этим решением, фигуристка рассказала в интервью Елене Вайцеховской.
| +
- Я приняла решение завершить карьеру. 1 июня ухожу в отпуск, сразу после него официально увольняюсь и… всё. Наверное, стоит сказать о том, что к такому решению я шла довольно давно…
- Погодите. Мы с вами встречались и беседовали меньше года назад после того, как вы перешли в группу Елены Буяновой, и мне совершенно не показалось, что вы устали от фигурного катания.
- Дело не в том, что устала. Просто по мере того, как приближались ЕГЭ, и мне нужно было готовиться к экзаменам, я начала очень отчетливо понимать, что передо мной не то чтобы стоит выбор - продолжать кататься или нет, но нужно определиться: либо оставить всё как есть - поступать в институт физкультуры и учиться на тренера, либо прощаться с фигурным катанием и получать хорошее образование в абсолютно иной сфере. Пытаться совмещать такое образование со спортом бессмысленно, идти учиться заочно для меня тоже не вариант. Так что всё взвесив, я поняла, что делать выбор все-таки придется.
- И сделали его не в пользу фигурного катания?
- Я говорю же, что всё взвесила. Для того, чтобы продолжать кататься и тренироваться в полную силу, мне не всегда позволяет здоровье. Тем более, что наш вид спорта сейчас реально выходит на другой уровень, нужно осваивать четверные прыжки, чтобы бороться с теми, кто уже их выполняет. Об этом в своих интервью говорят абсолютно все. Не факт, конечно же, что освоить четверные у всех получится, но, уверена, что многие будут пытаться. Ну а я слишком хорошо знаю свой организм и понимаю, что, наверное, уже не стоит рисковать.

- Всё это вы обговаривали сами с собой, принимая решение, или же имелась некая референтная группа, чье мнение в итоге и стало определяющим?
- В основном это было мое самостоятельное решение. Я еще после чемпионата России начала заикаться дома о том, что пора заканчивать карьеру, но родители даже не хотели об этом слышать. Друзья тоже отговаривали.
- На чемпионате России вы не попали в десятку. Неудача, надо полагать, и заставила задуматься об уходе из спорта?
- Я тогда расстроилась, но не из-за занятого места, а из-за того, что не получился прокат. Была очень хорошо готова, подготовительный период тоже прошел хорошо, но по каким-то причинам у меня постоянно случались срывы. Не скажу даже, что чемпионат России стал каким-то переломным в этом отношении. После него продолжала тренироваться, работать, мы вели с тренерами разговоры по поводу следующего сезона, новых программ, но в связи с тем, что ЕГЭ я сдавала досрочно, мне нужно было взять двухнедельный перерыв, чтобы как следует подготовиться к экзаменам.
- Не говорите только, что вы с головой погрузились в учебу, и вам это неожиданно понравилось больше, чем тренировки.
- На самом деле всё именно так и произошло. Я каждый день по многу часов сидела над учебниками, занималась с репетиторами, проходила какие-то тесты и очень быстро начала понимать, что всё это реально меня захватывает и затягивает. Пока тренируешься, нет возможности учиться совсем уж серьезно: с тренировки приходишь уставшая, с загруженной головой, хочется подольше отдохнуть, расслабиться. А здесь даже моя мама периодически пыталась отвлечь меня от учебников: мое рвение наверстать учебу реально ее пугало.

- А вы не чувствовали себя предательницей в этот момент? Столько людей на протяжении многих лет вкладывали в вас свои силы, причем делали это исключительно ради спортивного результата, а вовсе не ради того, чтобы девочка поступила на какой-нибудь физико-математический факультет.
- Нет, не на физико-математический. На международную экономику. В этом отношении я уже сделала свой выбор. А тогда было тяжело и даже немного страшно. Перед экзаменами мама стала уговаривать меня на неделю поехать вместе с ней в отпуск. Я не хотела никуда уезжать, не хотела отрываться от учебы – мы даже на какое-то время поссорились из-за этого. Но потом, когда последний экзамен был сдан, мы все-таки улетели на несколько дней в Париж, причем своим тренерам я даже не сообщила об этом. В принципе, в тот момент они уже и сами, наверное, понимали, к чему всё идет: когда мы обсуждали с Буяновой и Тарасовой дальнейшие планы, я честно сказала им, что очень хочу учиться. Елена Германовна тогда сильно удивилась. Это ведь не слишком свойственно спортсменам – думать об образовании, а не о результате. Просто тогда мне казалось, что я сумею всё успешно совмещать.
- Вы когда-нибудь чувствовали собственную ущербность от того, что не читаете книг, которые читают сверстники, не ходите в театры, на выставки, не всегда, возможно, способны поддержать разговор на какие-то не связанные со спортом темы?
- Нет. Причина, как мне кажется, в том, что современные школьники как бы отрицают образование. Каждый день ходить в школу и читать учебники им надоедает, вокруг множество всевозможных соблазнов, хочется всё попробовать.
- Откуда вы всё это знаете, если толком не учились?
- Ну, в школу-то я ходила, причем в самую обычную – сдавала все тесты, писала контрольные, выполняла наравне со всеми домашние задания. Никогда в принципе особо не афишировала, что профессионально занимаюсь спортом, но, помню, однажды пришла в школу и заметила, что все как-то очень странно на меня смотрят. Выяснилось, что кто-то увидел в программе новостей сюжет с моим выступлением на каком-то турнире, и это мгновенно разошлось по всей школе. После этого мне, собственно, и начали задавать какие-то вопросы о том, что представляет собой моя жизнь. Многие реально не понимали: как вообще можно жить, когда каждый день расписан по минутам? Ну да, ездить по разным странам, конечно же, интересно. Но жертвовать ради этого нормальной жизнью готовы, как выяснилось, далеко не все.
Потом я перешла из обычной школы в "Самбо-70", но и там были все возможности для того, чтобы получать полноценное образование. Вообще когда я каталась у Этери Георгиевны (Тутберидзе), она всегда поощряла походы своих спортсменов и в театр, и на балет. Говорила, что фигуристу нужно наполнять свой внутренний мир, нужно читать книги и вообще быть разносторонним человеком, чтобы оставаться интересным на льду. Понятно, что все спортсмены разные, но вот, например, Аня Щербакова хоть и не учится в "Самбо-70", но ее родители, которые в свое время сами заканчивали МГУ, очень следят за тем, чтобы с учебой не возникало проблем. Я знаю об этом, поскольку мы давно дружим и даже пару раз ездили вместе отдыхать.

- Сейчас женское одиночное катание в России находится на небывалом подъеме. Насколько часто вас посещали мысли о том, что в нем нужно быть только первой?
- Такого, чтобы чувствовать себя плохой или никчемной от того, что проиграла, у меня точно не было. Сама, разумеется, подсознательно всё время ощущаешь ответственность за результат. Понимаешь, что за тобой стоят тренеры, которые точно так же отвечают за результат перед федерацией, перед страной. Есть ответственность и перед родителями, которые вкладывают в тебя всё, что могут, переживают за тебя. Об этом, разумеется, никто не говорит вслух.
- Но в голове эти мысли сидят?
- Конечно. Это ведь еще и ответственность перед собой. Ты пашешь, преодолеваешь себя, очень многого себя лишаешь, но ради чего? Ради того, чтобы выйти и проиграть? Зачем всё это, если нет высокого результата? Мне кажется, что так вообще устроена жизнь, в любой профессии, если относиться к ней серьезно.
Голый, но в коньках
- Почему свой выбор в плане дальнейшей профессии вы сделали в пользу международной экономики, а не хореографии, как Маша Сотскова, которая год назад поступила в ГИТИС?
- Мы с Машей вообще очень разные и по отношению к жизни, и по своему темпераменту. Наверное, потому так хорошо дружим, хоть это и странно для большого спорта – противоположность характеров сильно нас сближает. Маша – очень творческая личность, я же всегда была "математиком". В школе с трудом заставляла себя читать книги, которых требовала программа. Сейчас читаю довольно много, но числа и формулы меня всегда привлекали больше. Вот и подумала, что международная экономика – это как раз то, что нужно. Думаю, мне будет очень интересно учиться.
- Слышала, что учиться вы хотели бы не в Москве, а в Европе. Получается, что передумали?
- Нет. Планирую уже со следующего года попытаться продолжить обучение за границей. В этом году я просто не успела с этим: для того, чтобы учиться в европейском университете, нужно было заранее подавать документы, оформлять всяческие формальности. Я же задумалась о серьезной учебе не слишком давно. Поэтому сейчас и приняла решение начать учиться в Москве. Год – достаточный срок, чтобы понять, насколько мне интересен выбранный профиль, насколько глубоко я сумею погрузиться в процесс. Но диплом мне хотелось бы получить именно международный, а не российский. Плюс – это возможность в совершенстве выучить иностранный язык.

- В своей будущей жизни вы планируете совсем отказаться от фигурного катания?
- Заканчивая карьеру, я не лишаю себя возможности выступать в каких-то шоу. Просто не знаю, хочу ли я этого. Это тоже сложная для меня тема, поскольку вижу, что мои родители хоть и приняли мое решение, но не смирились с ним. Они реально не понимают, как можно взять и добровольно отказаться от всего, что составляло твою жизнь на протяжении многих лет? Это нормально. Многие фигуристы, когда начинают задумываться о завершении карьеры, любят повторять, что вообще не представляют своей жизни безо льда, без фигурного катания. Мне же кажется важным думать о том, что фигурное катание – это не вся жизнь, что рано или поздно может наступить момент, когда ты окажешься голым на улице с мыслью, что не умеешь абсолютно ничего, кроме как кататься. Я этого не хочу. Хотя был период, когда мне казалось, что спорт – это всё, что у меня есть, смысл всей моей жизни.
- В Москву в свое время вы переезжали сразу всей семьей?
- Нет, родители сначала отправили меня с няней, которая много лет жила с нами, воспитывала меня с детства и стала очень близким человеком. Потом приехал папа, и только потом, где-то через год, – мама. Ей потребовалось время, чтобы закончить в Омске все дела, связанные с бизнесом.
- Мама Юли Липницкой рассказывала, что сама выбрала для дочери наставника и ехала в Москву целенаправленно к Тутберидзе. А вы?
- Мне было 11 лет, и я собиралась вообще заканчивать с тренировками из-за того, что случился конфликт с тренером. Тогда, собственно, я впервые и сказала, что не хочу кататься, а хочу учиться. Но дальше последовала цепочка случайных совпадений. Фигурное катание по Сибири и Дальнему Востоку тогда курировал Александр Ильич Коган (генеральный директор ФФККР), он и предложил моей маме отправить меня в Москву. И предложил группу Тутберидзе, у которой тогда уже каталась Липницкая. Я вовсе не была фанаткой фигурного катания, но не захотела расстраивать родителей. И мы поехали в Москву. На тот момент я вообще не знала, что помимо чемпионатов Европы, мира и Олимпийских игр бывают какие-то соревнования, и уж тем более не ассоциировала со всем этим себя.
- Откуда у людей, которые никогда профессионально не занимались спортом, столь жгучее желание видеть своего ребенка великой фигуристкой?
- До сих пор этого не понимаю, если честно. Мама до сих пор сильно переживает. Как бы то ни было, фигурное катание изменило всю жизнь нашей семьи. Мне кажется порой, что мама поначалу так спокойно отреагировала на мое желание закончить карьеру и заняться учебой, потому что в глубине души была уверена, что я долго не выдержу и сама побегу на каток. А эксперимент провалился – я увлеклась учебой всерьез и не жалею об этом.
Кровавые мозоли и платья на память
- Перспективу выступления в шоу вы рассматриваете?
- Не уверена. Когда решила, что буду заканчивать карьеру, был вариант с долгосрочным шоу в Европе, но, когда я решила посоветоваться по этому поводу с Татьяной Анатольевной Тарасовой, она объяснила, что это не самая легкая жизнь. Шоу – это постоянные многочасовые переезды, автобусы, иногда по два-три выступления в день, и так – на протяжении нескольких месяцев. А у меня спина. И как бы ни был велик энтузиазм, нужно сто раз подумать, прежде чем давать согласие. Когда я всё это взвесила, то поняла, что шоу не слишком меня привлекает. Если я реально начну скучать без коньков, скорее, начну тренировать, как немножко тренирую детей сейчас, занимаясь с ними подкатками. Времени-то свободного появилось довольно много.
- Тренируете, потому что нравится, или это всего лишь форма заработка?
- Сначала начала заниматься подкатками, потому что сейчас это единственно доступный для меня способ заработать какие-то деньги. Но очень быстро мне понравилось тренировать, несмотря на то, что я всегда понимала, что никогда не стану тренером, не смогу посвятить этому всю свою жизнь. Да, мне интересно, но не более того.

- Смотреть соревнования вы будете?
- Весь последний год я смотрела только выступления тех спортсменок, за которых реально переживаю. Таких немало. Маша Сотскова, Женя Медведева, Анечка Щербакова, Алена Косторная – в основном это те, с кем я когда-то общалась и дружила. Очень рада за Алину Загитову, что она сумела собраться и выиграть чемпионат мира, но сами ее прокаты не смотрела. Точно так же я не слишком любила пересматривать свои прокаты. Разве что сразу после выступлений, чтобы увидеть ошибки.
На самом деле, не могу сказать, что считаю фигурное катание каким-то потерянным временем в своей жизни. Очень благодарна всем тем, кто на протяжении этого короткого отрезка моей жизни был со мной рядом. Это колоссальный опыт, умение организовывать себя, свою жизнь. Не будь в моей жизни спорта, я бы, наверное, не стала бы настолько ответственным и собранным человеком. Не научилась бы концентрироваться на главном, ведь спорт учит, прежде всего, понимать, чего ты хочешь и как этого достичь. Сейчас, уверена, мне это поможет с планами и целями на будущее и с четким пониманием, как достичь всего того, чего я хочу. Каждый человек, который был в моей жизни, начиная с самых первых тренеров, мне что-то дал, чему-то научил. Базу, благодаря которой я состоялась как фигуристка, заложили еще в Омске, потом ее еще больше развила Этери Георгиевна и вся ее команда - они вывели меня как фигуристку на по-настоящему высокий уровень. Елена Германовна не побоялась меня взять и поддержала в не самый простой период моей карьеры, хотя могла спокойно отказаться брать настолько проблемную спортсменку. Благодаря ей я узнала и выучила много нового, приобрела совершенно иное отношение к жизни. Татьяна Анатольевна – это не просто выдающийся тренер, но, прежде всего, человек с огромной душой, которому я по-прежнему могу позвонить в любую минуту, спросить совета или попросить о помощи. Если рассматривать мою карьеру с этих позиций, мне однозначно повезло. Именно все эти люди сделали меня таким человеком, какой я есть.
- Наверное, сейчас должно быть большое облегчение от того, что не нужно ехать на сборы, раскатывать ботинки…
- С ботинками у меня почти никогда не было проблем. Только раз мы зачем-то с Морисом Квителашвили решили перейти с одних ботинок на другие. Это было ужасно. Жесткие, тяжелые, прыгать невозможно вообще. За две недели мы стерли ноги в кровь до такой степени, что не могли ходить. Катались как инвалиды. И через месяц после начала эксперимента снова вернулись на Edea.
- А что вы делаете с платьями для выступлений?
- Висят дома. Никаких планов на них у меня пока нет и вряд ли появятся. Так что сохраню наряды, как память о бурной молодости.

Автор:  Пятачок [ 03 июн 2019, 22:50 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

Она была талантливее Загитовой и Медведевой, но хрустальная ваза разбилась
https://rsport.ria.ru/20190603/1555200886.html

Автор:  Пятачок [ 26 июн 2019, 15:34 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

https://www.sports.ru/figure-skating/1075652961.html

Полина Цурская: «Я не очень красиво ушла от Тутберидзе: не поблагодарила, не подарила цветы. Но мне было неловко и страшно»

| +
Российская фигуристка Полина Цурская рассказала, как покидала группу Этери Тутберидзе.

«Мое решение никак не связано с Женей Медведевой, хотя было много высказываний, что она меня потянула за собой. Но это решение зрело у меня и у моей семьи. Я теряла веру в себя. В группе очень много сильных девочек, которые учат новые прыжки, прогрессируют – они маленькие, верткие, прыгучие.

Этери Георгиевна – тот человек, у которого есть система, есть четкое понимание, как и когда работать. Если она видит, что ты можешь – даже если ты всем своим видом показываешь, что «не сегодня, не могу, не хочу» – она будет тебя заставлять.

Я начала ей отвечать, может, где-то не слушаться. Конечно, Этери Георгиевне это не нравится – она начинает ругаться, чтобы поставить тебя на место, чтобы тебе объяснить, что ты не прав. В тот переходный период это вызывало очень большую обиду: «Да как так, как вы смеете такое говорить?» Хотя в более юном возрасте ты думал: «Почему мне такое говорят? Нужно сделать лучше, чтобы не было причин придраться».

Этот человек мне действительно стал родным – я все время проводила на катке, общалась с Этери Георгиевной. Она воспитывала во мне характер, понимание жизни, за это я ей безумно благодарна. Когда я от нее уходила – год назад – это было, наверное, не очень красиво: я не подошла, не поблагодарила, не подарила цветы. Мы здоровались на соревнованиях, но ничего более. Я поздравила ее с днем рождения, и на этом наше общение ограничивалось.

Тогда я так поступила, потому что мне было неудобно перед ней – она пять лет вкладывала в меня душу, отдавала всю себя, а я вот от нее ухожу. Мне было неловко, страшно идти к ней», – сказала Цурская в эфире телеканала «Дождь».

Автор:  Пятачок [ 12 июл 2019, 15:41 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

https://www.sovsport.ru/figure/articles/2:910333

Полина Цурская: Я все-таки пришла к Этери Георгиевне с цветами (эксклюзив)
Фигуристка сборной России, завершившая карьеру в 17 лет, дала эксклюзивное интервью «Советскому спорту».

Полина Цурская большую часть своей карьеры провела в группе Этери Тутберидзе. Год назад она перешла из «Хрустального» в ЦСКА, а этой весной и вовсе завершила кататься. Между тем, ей всего 17 лет. Мы удивились, что она закончила так рано, и поговорили с Полиной. Услышали много интересного: про тренеров, родителей, дружбу, травмы и про мировую экономику.
| +
– В конце мая вы объявили, что завершили карьеру, – не пожалели за это время о своем решении?
– Ни капли. Я не катаюсь уже три месяца, просто объявила об этом чуть позже. Теперь у меня другая жизнь.

– Что это за жизнь?
– Сначала я не могла найти себе места. Да, первая неделя была в удовольствие: я думала – вот оно, счастье. Но потом поняла, что не могу без движения. Решила подкатывать детей – пока это единственный вариант для заработка и для того, чтобы просто не сидеть дома. Школу закончила, ЕГЭ сдала заранее, а в институт только с первого сентября. Поэтому начала искать детей для работы.

– Как?
– Разместила объявления на авито, на юле. А когда начала заниматься на катке, меня увидели другие родители и тоже попросили заниматься с их детьми.

– На каком катке можно увидеть тренера Полину Цурскую?
– Куда попросят, туда я еду.

– Сколько стоит у вас подкатка?
– Если человек ко мне обратится, я назову цену, а так не хотелось бы. Расценки у меня средние.

– У ваших тренеров было намного дороже?
– Я никогда ни с кем не подкатывалась, ни разу в жизни.

– Надо же, сейчас родители оставляют на допзанятиях целые состояния.
– Сейчас да, это распространено, все дети ходят на подкатки. Но раньше такого не было. В Омске, где я начинала, хватало льда и без этого. Потом я пришла к Этери Георгиевне. У нее вообще не существует такого понятия – подкатываться с другим тренером. Все работают с ней в отведенное время. Успел сделать всю работу – молодец, не успел – твои проблемы. Но в «Хрустальном» так построен процесс, что всем хватает и времени, и нагрузки.

– Вы жили на катке?
– Нет, я жила в пяти минутах ходьбы, а занятия, если вы об этом, начинались не так рано – в 10 или чуть позже. Я даже успевала забежать в школу, а потом шла на тренировку. Бывало, опаздывала, но Этери Георгиевна разрешала задержаться из-за учебы.

В течение дня – разминка, лед, перерыв, разминка, лед, заминка. В половине восьмого вечера шли домой. Правда, во время дневного перерыва я всегда ходила домой спать.

– Как вы оказались у Тутберидзе, начав карьеру в Омске?
– Когда мне было 11 лет, случился конфликт с моим тренером и я думала, что теперь буду в Омске просто учиться. Но мои родители связались с Александром Ильичем Коганом (ныне гендиректор федерации фигурного катания на коньках). Он посоветовал обратиться к Этери Георгиевне. Мне рассказали, что это за тренер и кого она воспитала.

– Шесть лет назад Этери Георгиевна еще не была так знаменита.
– Уже тогда ее ученики многого добивались: Полина Шелепень, Юля Липницкая. Да и Женя Медведева начинала процветать. И я, хоть и настроилась бросить спорт, побоялась в тот момент сказать «нет» родителям: все-таки ради меня они решились на переезд и большие перемены в жизни.

«Нельзя сказать, что у нас не было детства»

– Вы помните первую встречу с Этери Георгиевной?
– Мы стояли около раздевалки, машина залила лед, и тут приходит Этери Георгиевна. Мама объяснила, кто мы, тренер обвела меня взглядом с ног до головы и сказала: «Девочка высокая. Вы уверены, что вы хотите и что вы сможете?» Мы сказали «да», и она позвала нас на лед.

На первой тренировке я, конечно, показала свой максимум, но, мне кажется, Этери Георгиевне понравилось еще и то, что я слышала все замечания и тут же исправляла ошибки. В общем, после первой тренировки мне сказали, что меня берут.

– И началось золотое время?
– Да, было круто, особенно в юниорское время, когда все были помладше. Нельзя сказать, что у нас не было детства. В перерывах мы все вместе могли повеселиться и пострадать какой-нибудь ерундой.

– С кем вам больше всего нравилось страдать ерундой?
– С Женей Медведевой и Анечкой Щербаковой, на тот момент еще очень маленьким милым ребенком. Она была мне по пояс. Женя была, наоборот, старше. Она очень интересная, открытая и всегда шла на контакт.

– На Олимпиаде вы болели за Женю или Алину?
– За сборную России!

– А точнее?
– За Женю. В прямом эфире я не видела соревнования. На утро я проснулась, со страхом взяла телефон посмотреть результаты. Я очень расстроилась из-за Жени, но в то же время я порадовалась за Алину, потому что тогда мы катались на одном льду, и я видела, как она работала и как шла к этой победе. За Женю я порадовалась тоже – когда посмотрела ее прокат и увидела, с какими эмоциями она докатала программу.

– Почему у Алины и Жени получилось победить на самых топовых турнирах, а многие, в том числе и вы, до желаемых вершин не доходят. Ведь у вас один каток, одни условия, один тренер, вы одинаково пашете.
– Наверное, все-таки не все одинаково пашут. Кто-то сделает себе поблажку, кто-то схалтурит чуть-чуть. Потом эти чуть-чуть соединяются и дают о себе знать.

– Слышали про недавний скандал из-за программы Загитовой, когда Даниила Глейхенгауза обвинили в плагиате при постановке танца под песню Билли Айлиш.
– Это скандал на пустом месте. В творчестве такое часто бывает – подсмотрел движение и использовал его в своей постановке. Мы же не говорим о том, что программа была украдена с начала до конца. Там ведь танец на полу! Если фигуристам понравилось, почему они не могут взять оттуда несколько движений? Конечно, если бы кто-то сейчас целиком перекатал «Зиму» Ягудина – это было бы неправильно. Но с пола на лед… Мне кажется, это наоборот, классно. Ведь они могли пересмотреть тысячи танцев под эту музыку, а взяли именно твой – нужно гордиться! Я не вижу в этом проблемы.

«У меня было слишком много дерзости»

– Опишите Этери Георгиевну.
– Требовательная, целеустремленная, искренняя.

– Почему вы ушли от нее?
– Пошли травмы. Психологически стало тяжело. Этери Георгиевна пыталась привести меня в чувство. Возможно, она это делала не слишком мягко, и я воспринимала все в штыки. Все-таки у меня был переходный возраст, и я считала, что сама все знаю и умею. Возможно, я ленилась, она заставляла, мне это опять же не нравилось, я отвечала ей.

– Что значит «отвечала»?
– Словами!

– Такое возможно?
– Да, в тот момент, видимо, у меня было слишком много смелости и дерзости. Мне пытались поставить голову на место, но она не поставилась, и я решила уйти.

– Сейчас жалеете об этом?
– Нет.

– Как отреагировали на это решение ваши родители, которые переехали в Москву ради вашей карьеры и, в частности, ради работы с Тутберидзе?
– Они пытались говорить со мной, но поняли: наступил такой момент, когда я сама могу принять решение. Тем более я была в состоянии такой потерянности и такого непонимания, что они осознали – их вмешательство бесполезно.

– Как вы объявили о своем уходе Этери Георгиевне?
– Главное, о чем я жалею, – уйдя, я не поблагодарила ее. Нужно было прийти к ней с цветами, поблагодарить за все.

– Но ведь никогда не поздно.
– Так я это все-таки сделала! В тот же день, когда объявила, что ухожу совсем. Да я давно хотела пойти к ней, но не могла застать ее. И конечно, я немного боялась и мне было очень неловко. А в тот день я лежала дома, переписывалась с друзьями. И вдруг Диана (дочь Тутберидзе) мне пишет: «Полин, Этери Георгиевна на катке». Я резко вскакиваю и начинаю собираться. Меня спрашивают: «Ты куда?». «Сейчас приду». И побежала за цветами.

– Этери Георгиевна удивилась, увидев вас с цветами?
– Улыбнулась, мы хорошо поговорили. Да, я не знала, какой реакции ждать от нее: может, она обижена, может, не хотела меня видеть. Но все прошло хорошо.

– Уйдя от Тутберидзе, с ее дочкой вы сохранили дружеские отношения?
– С Дианой мы всегда были хорошими подругами и много общались, пока она не ушла в танцы. Часто вместе гуляли, я могла остаться у нее ночевать.

– А Этери Георгиевна кормила вас ужином?
– В основном мы сами. Она приходила намного позже. Потом, когда Диана ушла в другу группу, виделись мы гораздо реже, но, если встречались на соревнованиях, общались по-прежнему тепло. Буквально в апреле списались снова, поняли, что скучаем друг без друга, встретились, погуляли.

– Не припоминаю большого скандала после вашего ухода от Тутберидзе, хотя это всегда событие.
– Не было никакого большого скандала. Это происходило на фоне ухода Жени, и все обсуждали его.

– Это ее уход вас вдохновил?
– Ну нет!

– Вы сказали про теплые отношения с Дианой и Женей. То есть дружба между фигуристками возможна?
– Еще как возможна. Моя лучшая подруга – Маша Сотскова. Мы дружим с Юношеских олимпийских игр. Да, наверное, наша крепкая и искренняя дружба с Машей – редкий случай для нашего вида. Но и такое бывает. Причем мы подружились в тот наш юниорский сезон, когда обе были главными претендентками на золото – весь год шли первая-вторая. Конечно, на льду мы боролись, но на отношениях это никак не сказывалось.

«Видела, как Сашка Трусова первый раз в жизни прыгнула четверной»

– Школу Тутберидзе часто называют бессердечным конвейером, который штампует юных чемпионок, но те быстро исчезают, сломавшись либо физически, либо психологически. Как вы сами относитесь к таким разговорам? Не считаете себя жертвой этого конвейера?
– Нет. Ну вот моя первая травма. Это не от нагрузок, не от усталости – просто так сложилось. Это даже не на льду произошло. Обычный прыжок в зале – и на выезде я подворачиваю ногу. Разрыв связок. Я сломалась не от того, что скакала четверные, и не от того, что провела пять часов на льду, а на шестом это произошло. Это случайность, которая может случиться с каждым. И почему все говорят в этом смысле только о фигурном катании? Возьмите прыжки с трамплина. Разве там не огромная нагрузка на колени, на спину, на все остальное? Тем не менее это никто так не обсуждает и не осуждает.

– То есть вы, человек, который находился внутри вулкана, не признаете эти нападки?
– Конечно, любой профессиональный спорт сказывается на здоровье. Своих детей я никогда не отдам в большой спорт. Но в то же время дети, которые тренируются, сами этого хотят. Родителей никто не заставляет приводить их туда. Все понимают, и ради чего они это делают и осознают риски. Но это их выбор. И если бы никто не рисковал – фигурное катание остановилось бы в своем развитии. Все было бы, как 30 лет назад. А кому это интересно?

– Воспитываясь на фабрике звезд, исполняющих четверные, вы сами пробовали подступиться к этим прыжкам?
– Нет, но я пробовала тройной аксель. Но в основном на удочке.

– В чьем исполнении вы впервые увидели четверной вживую?
– Это была Сашка Трусова.

– Как все отреагировали?
– Конечно, все были в восторге. Аплодировали ей, подъезжали, поздравляли.

– А Этери Георгиевна?
– И она тоже аплодировала. Такое не каждый день происходит. Это было как полет в космос. Девочка! В таком юном возрасте!

«Я не хочу кататься»

– Когда вы поменяли тренера, вам стало легче?
– Но не физически. Я что-то изменила, и камень с души упал. А в общем: такой же лед, такой же зал, так же нужно выкладываться. Но я перешла в межсезонье, в это время нет таких больших нагрузок, никто не катает программы целиком. Тренировки интересные: новые шаги, заходы. Но в сезоне началось все то же самое.

– Татьяна Анатольевна много занималась вами?
– Да, она мне поставила обе программы, старалась приехать перед стартами. Если Елена Германовна уезжала, Татьяна Анатольевна обычно присутствовала на тренировках. Если ничего не получается, развал какой-то, она всегда помогала. Елена Германовна всегда могла позвонить ей: «Приезжайте, собирайте спортсмена!»

– И как она «собирала»?
– Ну как, не чехлом же! Словами. Она великолепный психолог. Всегда спасала.

– И в итоге единственный сезон в ЦСКА стал последним для вас.
– Это не потому что я ушла в ЦСКА и там у меня ничего не получилось. Просто я закончила школу и выбрала учебу. Еще с лета я начала об этом задумываться, так как училась всегда неплохо. Четко понимала: тренером быть не хочу и в РГУФК не пойду. А вот юриспруденция и экономика – это да.

– Как возник этот интерес?
– Меня с детства привлекали серьезные темы и предметы – адвокаты, прокуроры, расследования, математика и обществознание. В общем, я подала документы на «мировую экономику».

– То есть, параллельно катая сезон, вы смогли подготовиться к ЕГЭ и сдать их так, что это позволило пройти на такой серьезный факультет?
– Осенью я сказала родителям, что мне нужен репетитор по истории. Позанимавшись два месяца, объявила им, что всё, хватит, больше не могу. Я переключилась на обществознание – это было гораздо интереснее и давалось легче. А математика – вообще моя любовь. В итоге сдала нужные ЕГЭ и прошла на мировую экономику. Официальный приказ о зачислении будет 11 июля.

Но я не зарекаюсь, возможно, я отучусь полгода на экономике и переведусь в РГУФК. Да, я хотела полностью отрубить себя от фигурного катания и больше этого не касаться. Всё, стена! Но пока понимаю, что это единственный опыт, который у меня есть.

– Кем себя видите в будущем?
– Раньше я видела себя хорошим экономистом, а сейчас понимаю, что все может повернуться настолько неожиданно. Когда я размещала объявления о том, чтобы тренировать детей, думала, потренирую немного и все. Но потихоньку меня затянуло. Поступили предложения съездить туда, сюда. Весь август я буду ездить по сборам. Этого у меня не было в планах абсолютно, думала, максимум, покатаюсь в шоу. Но теперь – никаких шоу.

– Почему?
– Я не хочу кататься.

Автор:  Пятачок [ 14 авг 2019, 21:56 ]
Заголовок сообщения:  Re: Полина Цурская

Работа тренером, четверные, уход из спорта - экс-ученица Тутберидзе Цурская в ФИГУРКЕ



«Буду следить за Сотсковой, Медведевой, Щербаковой и Косторной». Цурская об уходе из спорта и планах
https://sport24.ru/news/other/2019-08-1 ... -instagram

Страница 2 из 2 Часовой пояс: UTC + 3 часа
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
http://www.phpbb.com/